Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивחם מהרגיל
+35+26

Мнения

А
А

Как вычислить преступника по сигналам его мозга? Технология уже есть

В конце января в новостные ленты попала интригующая история: полиция Дубая смогла раскрыть убийство, "покопавшись" в мозге подозреваемого.

Антон Солдатов
10.03.2021 Обновлено: 10.03.2021
Источник:ТАСС
Фото: ShutterStock

Технология, которая позволяет это сделать, уже применяется в Индии, Сингапуре, а кое-где и в США. Но у юристов и ученых к ней много вопросов

Подозреваемому надевают на голову шлем с электродами и в течение 40 минут демонстрируют на экране картинки: пистолет; лицо охранника; кадры с камер наблюдения; предметы, которые стоят в помещении. Человек может быть абсолютно бесстрастным на вид, но электрический сигнал, испускаемый его мозгом, выдаст, что объект на экране ему знаком. На этой идее основан набирающий популярность метод экспертизы, который называют brain fingerprinting (дословно "дактилоскопия мозга"). В название заложена аналогия с отпечатками пальцев. На предметах, которых касается преступник, остаются его уникальные отпечатки - так же и в его мозгу остаются уникальные отпечатки того, что он видел. По крайней мере, в это верят разработчики.

В поисках сыворотки правды

4,1% всех смертных приговоров в США в период с 1973 по 2004 год были вынесены невиновным людям. Согласно исследованию 2020 года, из 2400 осужденных 93 были оправданы уже после того, как суд приговорил их к казни. Авторы работы приходят к пугающему выводу: в половине случаев виноваты сами правоохранители. Они давят на свидетелей и обвиняемых, нарушают процедуры допроса и подделывают улики. Кому-то хочется побыстрее закрыть трудное дело, кто-то поддается предрассудкам и слишком доверяет "чуйке". Вспомним того же Жеглова, который не считал зазорным подбросить профессиональному карманнику кошелек. Ведь "вор должен сидеть в тюрьме".

В расследовании преступлений всегда есть две опасные крайности. Преступник может избежать наказания, если следствие собрало недостаточно доказательств его вины. Но если следователь уверен, что подозреваемый виновен, а доказательств нет, - он может сам преступить закон, чтобы закрыть дело. К чему это может привести, нам хорошо известно из истории: миллионы людей в годы Большого террора получали неправосудные приговоры, основанные на доносах и признательных показаниях, полученных под давлением.

Сегодня существует много вариантов экспертизы, которая позволяет свести к минимуму человеческий фактор. Например, анализ следов ДНК на месте преступления. Но их не всегда удается найти. Когда-то криминалисты возлагали надежды на полиграф. Он регистрирует сложную картину реакций тела, таких как изменение электропроводимости кожи, давления, сердцебиения. В теории, если человек лжет, тело выдаст его. На практике пока не удалось найти доказательств того, что есть уникальная для обмана картина физиологических реакций. Искренний человек может показаться лжецом, если сильно нервничает, а плутоватый - может быть спокоен как танк, выдавая продуманную легенду.

Мозг не соврет

В 1960-х годах исследователи Роберт Чепмэн и Генри Брэгдон изучали пациентов с неврологическими нарушениями и сделали открытие. Они обнаружили, что мозг по-разному реагирует на значимые и незначимые зрительные стимулы (образы). И самое главное, эту реакцию можно отследить с помощью датчиков ЭЭГ. Если образ значимый (например, знакомое лицо), примерно через 300 миллисекунд после его демонстрации на ленте возникает отклонение - "сигнал". На основе этого открытия сегодня разработаны и успешно применяются, например, интерфейсы для "мысленных" команд компьютеру.

Через много лет другие ученые - нейробиологи Лоуренс Фаруэлл и его учитель Эммануэль Дончин из Университета Иллинойса - предположили, что эту технологию можно приспособить для нужд полиции и спецслужб. Ведь если мозг человека автоматически "отчитывается" о том, что ему знакомо, при определенных условиях этот отчет можно оформить как доказательство: человек был в определенном месте - или не был; видел орудие убийства - или нет; встречался с жертвой - или не встречался. Дончин отнесся к этой идее скорее как к любопытной гипотезе, а вот Фаруэлл загорелся мыслью совершить революцию. Он основал компанию Brain Fingerprinting Laboratories и запатентовал первый метод "дактилоскопии мозга".

Фаруэлл утверждал, что этот метод намного надежнее полиграфа или аналогичных приборов, потому что не полагается на реакции, которые могут иметь неоднозначное толкование. "Дактилоскопия мозга не имеет ничего общего с эмоциями, ее результат не зависит от того, потеет человек или нет, - утверждал он. - Она просто научно определяет, хранится ли информация в мозге". Кроме того, добавлял он, вмешательство человека здесь минимально. Он просто надевает шапочку с электродами и показывает картинки. А устройство выдает одну из двух реакций: информация есть или информации нет.

Визионер против скептиков

В 2001 году террористы атаковали башни Всемирного торгового центра. Фаруэлл решил, что наступил его звездный час. Благодаря его PR-активности про технологию написал журнал Time. "Фаруэлл уверен, что может определить, знакомо ли подопытному что бы то ни было - от телефонного номера до условного пароля "Аль-Каиды", - утверждали журналисты. В следующие несколько лет он вел переговоры с такими федеральными ведомствами, как Центральное разведывательное управление и Служба президентской охраны.

При этом Фаруэлл отказывался дать независимым экспертам доступ к своей работе для ее оценки, а научным статьям предпочитал эффектные демонстрации. В 2004 году он провел открытые испытания в эфире телеканала ABC, выбрав в качестве подопытного заключенного-смертника по имени Джимми Рэй Слотер. Фаруэлл заявил, что мозг Слотера не показал всплесков активности, соответствующих узнаванию орудий и места преступления. Однако апелляционный суд отказал Слотеру в новых слушаниях, и он был казнен в 2005 году.

Но Фаруэлл не сдавался. Он провел эксперимент, в котором сотрудникам ФБР и добровольцам из контрольной группы предъявляли на экране слова, которые могли знать только люди из спецслужб. Результаты впечатляли: в 100% случаев машина верно указывала, кто из участников знал слова, а кто нет. Кроме того, ему удалось добиться положительных судебных решений - правда, косвенным путем. Один из подозреваемых в убийстве 15-летней давности, Дж. Грайндер, согласился пройти тест на "мозгоанализаторе". Тест показал реакцию на фотографии места преступления. Потрясенный Грайндер во всем сознался. Другого осужденного за убийство, который уже отбывал срок, Фаруэлл вызволил на свободу. Снова помогла удача: когда машина дала отрицательный результат, главный свидетель по делу признался во лжи.

Но специалисты продолжали критиковать Фаруэлла. Больше всего возражений вызывали его рассуждения о том, что информацию якобы можно "достать" из мозга в нетронутом виде. Нейробиологи возражали, что мозг - не библиотека и не магнитофон, а память - не слепок реальности, а ее подобие, пропущенное через фильтры интерпретаций. Воспоминания об одном и том же событии у разных людей может отличаться. Как оператор машины и следователь узнают, на что среагирует конкретный подозреваемый? В пылу страсти или ярости человек часто не замечает детали и может пройти проверку.

Технология уже здесь

Американские юристы к методу Фаруэлла тоже отнеслись прохладно. Рецензенты отмечали, что внедрение экспертизы с помощью "дактилоскопии мозга" противоречит Конституции США. В частности, речь идет о Пятой поправке, которая дает гражданину право не свидетельствовать против себя, и Четвертой поправке, которая запрещает необоснованные обыски (а под ними при желании можно понимать и вторжение на территорию разума). Судьи сочли, что метод не соответствует требованиям для экспертных заключений, которые может принимать суд.

Но отвергнутого на родине Фаруэлла приняли в других странах. Например, полиция Индии использует "дактилоскопию мозга" с 2003 года. Одна из причин связана с тем, что отделения перегружены работой. По словам директора компании Brainwave Science (также основанной Фаруэллом, ее оборудование использует полиция Дубая) Кришны Ика, метод помогает следственным органам в сложных случаях. Сейчас "дактилоскопия мозга" официально не принимается в качестве доказательства в судах, но Кришна Ика считает, что это вопрос времени.

"Возможно, потребуется внести поправки в существующие законы, чтобы согласие подозреваемого и разрешение суда также были обязательными для применения экспертизы", - считает Ика. По крайней мере, география проекта расширяется. В 2013 году технологию приобрела полиция Сингапура. В 2019-м ее внедрением занялась полиция Дубая. В 2014 году оборудование и программу закупила полиция американского штата Флорида.

В 2017 году Новозеландский фонд права запустил независимое тестирование технологии. В итоговом отчете авторы сравнили ее с ДНК-анализом: оба метода дают очень точный результат, но при условии, что ошибку не допустили сами люди. В случае с анализом ДНК - правильно взяли образец, не загрязнили его и не перепутали. В случае с "дактилоскопией мозга" - верно определили те образы, вещи или надписи, которые должен знать именно преступник.

"Мы на распутье, - пишут авторы. - Как общество, мы должны задаться вопросом: хотим ли мы внедрения этих технологий в нашей правовой системе? Мы должны признать, что новые технологии не только нарождаются - они уже здесь. Давайте начнем говорить о том, чего мы хотим и не хотим. Нам нужно открыто обсуждать будущее нашей правовой системы".

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке