Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авивחם מהרגיל
+29+19

Мнения

А
А

Насколько длинна "рука Тегерана"?

Для сегодняшнего Ирана террористические атаки - не единственная возможность ответа на ликвидацию "отца ядерной программы".

12.01.2021
Источник:Новости недели
Фото: Reuters

Со дня ликвидации под Тегераном ученого-физика Мохсена Фахризаде, на протяжении многих лет возглавлявшего ядерную программу Ирана и курировавшего, как считают на Западе, ее секретную часть по созданию атомных бомб и боезарядов для баллистических ракет, прошло три недели. Однако волны инцидента до сих пор расходятся по средствам массовой информации, а политики и ответственные сотрудники служб безопасности продолжают гадать, как может отреагировать Исламская республика на столь беспрецедентный по смелости и исполнению акт

В Тегеране уже установили, что убийство высокопоставленного ядерщика произошло с помощью дистанционного спутникового управления и технологии, приписываемой НАТО, и хотя Израиль отверг всякую связь с происшедшим, "Мосад" и ШАБАК не отрицают возможности ответной реакции иранских властей. Например, организации терактов против израильтян в арабских странах, с которыми Израиль заключил недавно соглашения, и куда ринулся поток наших туристов. Или против наших иностранных представительств, как это случилось в Буэнос-Айресе, где в терактах 1992 и 1994 годов у зданий израильского посольства и еврейского культурного центра погибли 107 человек и сотни были ранены. Как показали расследования, те теракты были организованы иранскими спецслужбами в ответ на убийство тогдашнего лидера "Хизбаллы" Аббаса Мусауи.

Для сегодняшнего Ирана террористические атаки - не единственная возможность ответа на ликвидацию "отца ядерной программы". В нашем регионе у него имеется немало союзников, готовых исполнить волю "старшего брата". Иранский режим вкладывает немало времени и средств в развитие военного потенциала сектора Газы и, в частности, террористической группировки "Исламский джихад". В открытых по всему Ближнему Востоку тренировочных лагерях террористов обучают различным военным навыкам - от ведения боевых действий в городских условиях до запуска высокоточных ракет и их производства.

ХАМАС и "Исламский джихад" прилагают все усилия для того, чтобы заполучить оружие, способное как можно более мощно ударить по Израилю. И они, и их покровитель Иран помнят, как до Тель-Авива долетали ракеты, запущенные режимом Саддама Хусейна с запада Ирака во время войны в Персидском заливе 1990-1991 годов. И если раньше сценарий иранской атаки из Газы казался надуманным, то за последний год Иран продемонстрировал способность выполнять подобные действия с помощью военизированных группировок в различных странах. Например, в сентябре прошлого года подконтрольные Исламской республике йеменские хути атаковали с помощью беспилотников и крылатых ракет нефтеперерабатывающие предприятия Саудовской Аравии, нанеся им серьезный ущерб. Этот удар был нанесен в качестве мести за участие королевства в войне против мятежников в Йемене. В марте уходящего года саудовцы сумели сбить направленные на них баллистические ракеты, но ясно, что иранцы способны осуществлять точечные атаки, управляемые с дальней дистанции, и, вполне вероятно, могут атаковать Израиль крылатыми ракетами с территории Западного Ирака, где "Корпус стражей исламской революции" (КСИР) управляет многочисленными шиитскими боевиками. Вопрос заключается в том, готовы ли террористы провести такую операцию.

Иранское влияние в регионе сегодня довольно велико, хотя и не достигло пока тех масштабов, к которым стремится Тегеран. 25 лет назад единственным союзником КСИР была "Хизбалла". Сейчас иранские отпечатки пальцев можно найти почти всюду: Йемен, Ирак, Сирия, Ливан и даже Бахрейн. В шиитские группировки входят не только иракцы и иранцы, но и наемники из Афганистана и Пакистана, которые были направлены в Сирию на борьбу с "Исламским государством" и сохранили высокую мотивацию для противостояния извечному врагу - Израилю.

Отсутствие реакции Саудовской Аравии, США и Запада в целом на атаку по саудовским нефтяным объектам может пробудить у Ирана желание повторить опыт. Возможности сектора Газы для таких действий ограничены, другой вопрос - способен ли "Исламский джихад" пойти на конфронтацию, тем самым втянув весь сектор в войну с Израилем, особенно в условиях коронавируса и связанного с ним экономического коллапса. Следовательно, наиболее вероятный для Ирана вариант атаковать нас - из Западного Ирака, однако неясно, способны ли размещенные там шиитские группировки на столь решительные действия. Так или иначе, наши службы безопасности не оставляют без внимания любой вариант развития событий.

То же касается и ядерной программы Ирана. Убийство "отца иранской атомной бомбы" и загадочный взрыв на объекте по обогащению урана в Натанзе (также приписываемый Израилю) не повлияли на реализацию амбициозного ядерного проекта. Недавно "New York Times" сообщила, что в Натанзе ведутся масштабные работы, которые, по всей видимости, направлены на перемещение объекта под землю. Как видно, решение администрации Трампа выйти из "ядерной сделки" с Ираном не только не замедлило, но, напротив, ускорило продвижение проекта. Иранцы сознательно и практически открыто игнорируют ограничения, наложенные на них по упомянутому соглашению, чтобы доказать, что не поддаются давлению США. Таким образом, прорыв к обладанию ядерным оружием значительно сократился во времени именно благодаря демаршу Трампа. Если в период подписания соглашения администрацией Барака Обамы срок создания Ираном атомной бомбы составлял около года, то сегодня он составляет около шести месяцев.

Вместе с тем следует отметить, что Тегеран пока старается не пересекать определенные границы. Он продолжает обогащать уран в количествах, превышающих допустимые, и уже получил достаточно сырья для производства двух ядерных бомб. По данным израильской разведки, Тегеран обладает почти двумя тоннами обогащенного урана на уровне 4,5 процента, но этот тип обогащения считается подходящим для гражданских целей и широко используется в действующих энергетических реакторах по всему миру и в исследовательских целях.

Другая "рука Тегерана" протянута к Сирии. Пока нет никаких признаков чрезмерного успеха иранской программы урегулирования сирийского конфликта, но на этом фронте есть как плохие, так и хорошие новости. Плохая состоит в том, что Исламская республика не намерена полностью прекращать свое присутствие в Сирии. На прошлой неделе президент Ирана Хасан Рухани встретился в Тегеране с сирийским министром иностранных дел Фейсалом аль-Макдадом и заявил, что его страна продолжит оказывать поддержку режиму Асада и народу Сирии в противостоянии сионистам. Как известно, в августе 2020 года силы ЦАХАЛа ликвидировали четырех боевиков, которые пытались установить ночью взрывное устройство у пограничного заграждения в южном секторе границы с Сирией на Голанских высотах. Так что шиитские террористы не упускают возможности лишний раз атаковать израильские цели. А хорошая новость состоит в том, что в последнее время иранское присутствие в Сирии все-таки ослабло, что нельзя не связать с ударами, периодически наносимыми израильскими ВВС по размещенным там иранским военным объектам.

Остается вопрос, насколько велика будет роль "Хизбаллы" в предполагаемой мести Ирана за убийство ученого-ядерщика Фахризаде. Эта организация была и остается самой значительной угрозой для Израиля. На днях Институт национальной безопасности при Тель-Авивском университете опубликовал всестороннее исследование, посвященное следующей предполагаемой военной кампании на севере страны. Документ включает в себя довольно реалистичный сценарий израильского ответа на сотни ракет в день, включая высокоточные, которые могут быть запущены не только из Ливана, но и из Западного Ирака и, возможно, даже из Сирии. Понятно, что это будет совершенно другое развитие событий, чем мы наблюдали до сих пор, и угроза нападения вовсе не исключена. Пока что "Хизбалла" была осторожна и остерегалась любой эскалации на границе Израиля и Ливана. Она не торопится даже отомстить за убийство одного из своих боевиков в результате нападения, традиционно приписываемого Израилю, - возможно, и потому, что понимает последствия мести. Всего несколько лет назад "Хизбалла" не позволила бы ливанскому правительству вести диалог с Израилем. Но сегодня за переговорами обеих стран о морской границе стоят миллиарды долларов, в которых Ливан, переживающий банкротство в сложной политической ситуации, остро нуждается. Сочетание глобальной эпидемии, национальной катастрофы в результате взрыва в Бейрутском порту, политического тупика и эскалации враждебности между приверженцами различных религий привело к тому, что переговоры с "сионистским врагом" оказались событием, от которого не следует отказываться. И то, что Ливан стремится к данному соглашению даже больше, чем Израиль, говорит опять-таки в нашу пользу. В этой обстановке "Хизбалла" вряд ли осмелится выполнять даже самые строгие указания Тегерана.

Источник - "Маарив"

Перевод Якова Зубарева

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке