Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
N/A+15

Мнения

А
А

С Байденом: назад в будущее?

Пожалуй, нигде провал Трампа не восприняли так болезненно, как в Израиле. Затянувшаяся неопределенность была еще хуже.

11.11.2020
Источник:MIGnews.com
Фото: Reuters

Нетаниягу не зря медлил с поздравлениями новому президенту - он знал, что в случае ошибки друг Дональд его не простит. По поводу нашей предстоящей жизни при Байдене есть разные мнения, но ясно одно - такого единодушия и близости, как в последнюю каденцию, между Израилем и США уже не будет.

Пессимисты предрекают возвращение к холодным отношениям времен Обамы. Оптимисты возражают: Джо Байден - более умеренный и сдержанный политик, чем Обама и Берни Сандерс, он склонен к компромиссам и всегда называл себя другом Израиля. Но это лишь догадки, ведь до сих пор все, в том числе Биби, которого с избранным президентом связывает давняя дружба, знали Байдена-сенатора, а не Байдена-президента. Если вспомнить Обаму, то и от его правления вначале не ожидали тех проблем, в которые оно вылилось для Израиля.

Нет, Байден не вернет посольство в Тель-Авив, но он снова откроет консульский отдел в Восточном Иерусалиме. Он не будет противодействовать дальнейшему сближению Израиля с арабскими странами, но сделает ключом к нему палестинское урегулирование. Он возобновит гуманитарную помощь автономии, восстановит разорванную Трампом ядерную сделку с Ираном и будет последовательно продвигать идею двух государств для двух народов, которой он всегда придерживался. Все это не помешает ему считать себя другом и сторонником Израиля. О нежных чувствах к еврейскому государству вполне искренне говорили в свое время его однопартийцы Картер и Клинтон, навязавшие нам кровавые соглашения Кемп-Дэвид и Осло. Одним словом, мы возвращаемся в те времена, когда и дружеское расположение, и недовольство заокеанского союзника несли одинаковую опасность.

С другой стороны, мы пережили их всех, пережили даже Обаму, и с Божьей помощью переживем новую американскую власть. Тяжелее всего признать, что успех Израиля в последние годы - не тенденция, а временное и исключительное явление.

Самое плохое, что ждет нас при правлении Байдена, - усиление иранской угрозы. Возобновление сделки и отмена существующих санкций позволит Тегерану не только ускорить ядерную программу, но и продолжить распространение своего влияния в регионе, сделать новые шаги по созданию "шиитского полумесяца".

Приведет ли это к более крепкой консолидации арабских стран с Израилем перед лицом общего врага? На этот вопрос ответа пока нет. Но наши новые союзники, в том числе и потенциальные, явно будут вести себя более сдержанно. Ведь антииранский альянс опирался прежде всего на помощь Вашингтона, и уже во вторую очередь - на обмен разведданными с Израилем. Байден же вряд ли предложит арабскому миру "золотой дождь".

Есть еще один важный момент: Джо Байден всегда был непримиримым противником политики Владимира Путина. Если Иерусалиму придется снова искать сотрудничества с Москвой по Сирии (что вполне вероятно, поскольку новая администрация Белого дома намерена держаться в стороне от военных конфликтов), отношения Израиля и США станут еще прохладнее. С учетом репутации российского правительства на Западе, еврейское государство снова окажется среди изгоев мирового сообщества. Миф о блестящих достижениях нашей дипломатии, которыми так гордится премьер-министр, лопнет, как мыльный пузырь.

Впрочем, как раз Биби избрание Байдена может принести большие дивиденды. В времена Обамы он заслужил народную поддержку тем, что не уступал требованиям Белого дома, а реверансы США перед Ираном заставили израильское общество ощутимо сдвинуться вправо. Эта тенденция, скорее всего, проявится и сейчас. Во всяком случае, левый лагерь зря радуется победе демократов; на самом деле, она означает, что Ганц и Лапид потеряли свой и без того зыбкий шанс занять место Нетаниягу. Реальным соперником премьера остается Беннет: если администрация США будет давить на Израиль в духе Обамы, общественное мнение может сделать выбор в пользу более правого политика.

Пока у Биби есть уникальная возможность проявить инициативу и выполнить все намеченные планы до 20 января - за оставшееся время правления Трампа. Объявить об аннексии Иудеи и Самарии. Разбомбить в Иране предприятия по обогащению урана, все, до чего удастся добраться. Добиться от Штатов ускоренных поставок новейших вооружений - в частности, очень важных для наших задач глубинных бомб. Одним словом, максимально подготовиться к заморозкам в отношениях с Вашингтоном. Помимо реальной пользы для страны, такой подход принесет ему голоса избирателей всего правого лагеря и однозначную победу на ближайших выборах.

Пойдет ли Нетаниягу на такие шаги? Хватит ли у него смелости? Или он понадеется на возможность договориться со старым другом Байденом? С другой стороны, нельзя предсказать, насколько адекватно поведет себя Трамп, ошеломленный поражением и (если верить слухам) предстоящим разводом. Останется ли он нашим другом до конца каденции? Готов ли он выполнять обещания, данные в расчете на переизбрание?

Очень многое будет зависеть от новых назначений в Белом доме, но уже сейчас ясно, что Израилю не приходится ждать ничего хорошего от нового вице-президента Камалы Харрис. В отношении аннексии территорий и принципа двух государств она настроена более категорично, чем ее патрон, а учитывая возраст и здоровье Байдена, у нее есть все шансы занять его место еще до истечения каденции. В лице Харрис нас может ждать новый Обама, еще более энергичный и пассионарный. Да, Камала бывала в Израиле и хорошо относится к иудаизму и евреям, но не стоит обманываться: ее друзья - именно те евреи, которые голосуют за демократов, поддерживают бойкот Израиля и осуждают сионизм. Таким образом, в наших интересах желать осторожному дипломату Джо Байдену крепкого здоровья и долгого правления и надеяться, что эпидемия "короны", экономический кризис и другие внутренние проблемы еще долго не позволят Белому дому всерьез заниматься Ближним Востоком.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.