Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель Авив
+31+24

Мнения

А
А

Взрыв, разруха, коррупция, протесты. Ливанцы требуют перемен - что им мешает?

История заката Ливана написана взрывами в Бейруте. Началось все 15 лет назад, когда в результате покушения в столице погиб Рафик Харири.

Ксения Гогитидзе
20.08.2020
Фото: Getty Images / Marwan Tahtah

Бейрут лежит в руинах после взрыва в порту, прогремевшего на весь мир. Три тонны селитры разрушили полстолицы, а заодно обнажили значительно более масштабную катастрофу ближневосточной страны, которая за последние 15 лет превратилась из обеспеченного и развитого соседа Сирии и Израиля в банкрота, изможденного распрями, протестами и коррупцией.

Люди требуют перемен, смены власти и наказания виновных. "Они знали", - гласит плакат в руках протестующих. Они - это правительство и группировка "Хизбалла", которая фактически правит страной более десятилетия. За это время половина населения оказалась за чертой бедности, а страна влезла в долги на 90 млрд долларов и обанкротилась.

Вдобавок ко всему семимиллионный Ливан сначала накрыла миллионная волна беженцев из соседней Сирии, а потом - эпидемия коронавируса. Экономика вошла в глубокое пике, а недовольство и протесты лишь нарастали.

К лету ситуация оказалась взрывоопасной и в итоге взорвалась - но не она, а селитра в порту Бейрута.

"Ливан был охвачен кризисами: экономическим, финансовым, политическим, кризисом здравоохранения. А тут еще и взрыв", - описывает ситуацию Тамара Алрифай из Ближневосточного агентства ООН.

Силы взрыва, убившего 170 человек, достаточно, чтобы отправить Ливан на свалку истории, опасаются ливанцы. Кого они винят в закате "ближневосточной Швейцарии" и на что надеются - разбиралась Русская служба Би-би-си.


От взрыва до взрыва

История заката Ливана написана взрывами в Бейруте. Началось все 15 лет назад, когда в результате покушения в столице погиб ведущий на тот момент политик страны Рафик Харири.

Как и сейчас, траур тогда быстро сменился злостью. В 2005 году шокированные убийством ливанцы вышли на улицы с требованием перемен. Они их добились, и сирийские военные, находившиеся в стране 29 лет, ушли из Ливана.

Через три года Бейрут захватила проиранская шиитская группировка "Хизбалла", а год спустя, в 2009-м, она вошла в парламент, и с тех пор лишь усиливала влияние на происходящее в Ливане.

За эти годы ливанцы свыклись с перманентным экономическим кризисом и вездесущей коррупцией. Но в октябре прошлого года терпение лопнуло, люди вышли на улицы с требованием перемен.

Они строили баррикады, стояли со свечами, пели гимны, пытаясь мирной демонстрацией протеста показать, что им надоело. Под натиском протестующих одно правительство сменило другое. Взрыв селитры в порту снес и его. А проблемы остались.

"Ливану необходимо начать с чистого листа - нужен новый политический и социальный контракт, не основанный на этноконфессиональности", - говорит Ханин Гаддар из Вашингтонского института.

"Нужна подотчетность власти, что невозможно без судебной реформы. Чтобы пережить эту трагедию, Ливану нужна правда, а для этого нужно привлечь виновных к ответственности", - считает эксперт.

Взрывом убило 170 человек, ранило более 6000. Для многих ливанцев гриб пыли над причалом стал сигналом всему миру: "Страна погрязла в коррупции, помогите!".


Воруют все

"Когда землетрясение или еще какой природный катаклизм, винить некого. Но тут другое, - описывает настроения ливанцев владелица бейрутского ресторана Алин Камакиан. - Тут виной всему - коррупция, беззастенчивая коррупция, безответственность людей, которые хотели заработать на населении. Хватит это терпеть".

Ее ресторан разрушен, и сейчас она, как и многие, пытается восстановить дело жизни. Взрывной волной полностью уничтожило порт и несколько расположенных рядом кварталов.

Эксперт Вашингтонского института Ханин Гаддар согласна с Алин Камакиан. Не стоит забывать, что произошла трагедия, которую можно было предотвратить, а значит, самое главное - призвать виновных к ответу, говорит она.

Однако жители не верят в подотчетность власти. Коррупция проникла во все сферы жизни, рассказывают они.

"Невозможно открыть ресторан, если ты не знаешь кого-то, кто знает кого-то, кто знает кого-то. Или придется платить. Везде взятки", - говорит Алин Камакиан.

"Я установила в ресторане генератор, я покупаю воду и вдобавок к этому плачу за воду и свет государству, но получаю максимум 2-3 часа электричества".

Ее слова подтверждает предпринимательница и активистка Нур Нашеф.

"Они последние 30 лет обещают нам свет 24 часа в сутки. Но так ничего и не сделали".

Камакиан надеется восстановить свой ресторан. А вот владельцы бейрутского кафе Coop d'état rooftop поняли, что не хотят снова оказаться в плену мелкого взяточничества - от полиции и местных муниципалитетов до банкиров.

"Одна мысль о том, что мы начнем что-то строить, а они у нас - отбирать и ничего не отдавать взамен, приводит нас в уныние", - делятся они грустью в соцсетях.


То кризис, то вирус, то взрыв

Ливанцы помогают друг другу сами, не надеясь на государство. Они готовят еду для нуждающихся, расчищают улицы от обломков, создают фонды взаимопомощи.

В любом случае рассчитывать на государство не стоит: экономика лежит в руинах, казна пуста.

В марте Ливан не смог выплатить платеж по евробондам в 1,2 млрд долларов и объявил дефолт. Общий долг превышает 170% годового размера ливанской экономики.

Ливан обратился за финансовой помощью к международным кредиторам, включая МВФ, но те отказались давать денег без реформ, и переговоры зашли в тупик.

Пандемия коронавируса добавила масла в огонь кризиса.

У властей не было денег на помощь потерявшим работу, люди больше боялись умереть от голода, чем от болезни. Выросло число самоубийств: по данным НКО Embrace, в этом году на горячую линию помощи поступало 400-500 звонков в месяц против 200 в прошлом.

Средний класс ушел в небытие, бедные стали нищими, люди все больше зависят от помощи родственников, живущих за границей.

"У Венесуэлы есть нефть. У нас - диаспора", - говорит ливанский экономист Рой Бадаро.

Еще до эпидемии Всемирный банк прогнозировал, что в 2020 году половина ливанцев окажется за чертой бедности, а МВФ предупреждал, что экономика Ливана упадет в этом году на 12% - это самый серьезный спад в регионе, где в среднем ожидается падение на 4,7%.

И они еще не знали про селитру в порту. В отличие от властей, которые были в курсе.


Опять трибунал?

Теперь к многочисленным лозунгам массовых протестов в Ливане прибавился еще один - провести международное расследование причин злосчастного взрыва. Люди не доверяют властям и боятся, что они скроют правду.

По той же причине они просят не доверять чиновникам помощь на восстановление Ливана - разворуют. Давать только Красному кресту и другим гуманитарным организациям.

Еще до взрыва традиционные спонсоры Ливана - страны Персидского залива - ранее всегда охотно приходившие на помощь, сократили поддержку, опасаясь, что деньги окажутся у "Хизбаллы", в чьих руках сосредоточена реальная власть в стране.

Президент Ливана - союзник "Хизбаллы", группировка контролирует теневую экономику, обладает собственной армией и ракетным арсеналом. С оглядкой на Иран она фактически определяет внешнюю политику страны..

Осторожность доноров не навредит "Хизбалле", полагают эксперты, поскольку глубокий кризис и, как следствие, дестабилизация Ливана только усилят ее позиции. Ситуация напоминает "уловку-22": деньги доноров на поддержку статус-кво играют на руку "Хизбалле", а отказ от поддержки Ливана льет воду на ту же мельницу.

Частично ответственность за это несет и международное сообщество, пишет директор Ближневосточной программы британского Королевского института международных отношений Лина Хатиб.

Ливан привык к тому, что на помощь придут или европейцы с французами во главе или богатые спонсоры из стран Персидского залива. Помощь оказывалась без оглядки на ситуацию в стране и не обязывала ливанские власти проводить реформы.

Спасти положение сейчас может только нежелание международных доноров давать деньги просто так. Это не поменяет прогнившую политическую систему, но по крайней мере заставит ее пойти хотя бы на базовые реформы, считает Лина Хатиб.

Колумнист ливанской газеты An Nahar Салех Машнук выражается менее дипломатично. Мир должен понять, что имеет дело с государством, контролируемым мафией, которую поддерживают боевики, пишет он.

Именно шиитская группировка "Хизбалла" последние годы правит балом в стране, подтверждает Ханин Гаддар из Вашингтонского института.

Один из ее членов на этой неделе был признан виновным в гибели бывшего премьер-министра страны Рафика Харири в результате мощного взрыва в Бейруте в 2005 году.

Специальный трибунал, расследовавший убийство, пришел к выводу, что хотя у "Хизбаллы" и Сирии могли быть мотивы убить бывшего и потенциально будущего премьера, но прямых доказательств их причастности нет.

Решение трибунала в Гааге поставит крест на надеждах многих ливанцев привлечь к ответственности заказчиков громкого убийства. Многие замечают, правда, что в полномочия трибунала не входило привлечение к ответственности государств или партий.


Что дальше?

После взрыва 4 августа ушло в отставку очередное ливанское правительство. Активисты требуют новых выборов и участия в них новых политических сил. Для этого нужна избирательная реформа с отказом от распределения государственных постов по конфессиональному признаку.

Кроме того, против новых выборов выступит "Хизбалла", давшая понять в прошлом году, что ее союзник президент Мишель Аун останется на своем посту до завершения мандата. А именно ухода Ауна добиваются активисты.

Поддержать статус-кво будут готовы как Иран, уже заявивший о том, что Ливан способен сам решить свои проблемы, так и Россия.

Французский президент Эммануэль Макрон, приехавший в Бейрут сразу после взрыва, сказал, что к 1 сентябрю хотел бы видеть в Ливане новое правительство. Такая скорость кажется ливанцам недостижимой.

Как замечает Моханад Хадж Али из Бейрутского центра Карнеги, еще ни разу в ливанской истории правительства не формировались быстро.

"Мешают внутренние противоречия между различными политическими силами и вмешательство внешних игроков, а вердикт по делу об убийстве Харири только усложнит политическую ситуацию", - говорит он.

Кроме того, Франция дала понять, что считает приемлемым очередное правительство национального единства. Это не устроит протестующих, с октября прошлого года требующих слома старой системы и полной перезагрузки.

"Вся система должна поменяться. Иначе все останется на своих местах. Новое правительство ничего не изменит", - говорит один из бейрутских активистов.

Ливан или пойдет по пути дальнейшей дезинтеграции, или попытается стабилизировать политическую и экономическую ситуацию, не нарушая статус-кво, дает свой прогноз специалист Института Ближнего Востока в Вашингтоне Ранда Слим.

По ее словам, первый сценарий будет реализован, если противоборствующие лагеря в Ливане не смогут договориться, а центральное правительство останется слабым.

"Утечка мозгов продолжится, а Бейрут так и останется в руинах", - говорит она.

Второй вариант - ливанские политические партии, не меняя сегодняшних правил игры, договариваются между собой, политическая элита идет на уступки, проводит реформы, необходимые для получения международной помощи, и объявляет новые выборы.

Оппозиция играет вдолгую, добиваясь большего участия новых сил в политической жизни страны. Но во-первых, напряженность вокруг решения трибунала об убийстве Харири и давление на "Хизбаллу" могут осложнить достижение компромисса, а во-вторых у оппозиции нет единого лидера.

"Нужны перемены, а не очередное правительство национального единства, которое просто пойдет по проторенной дороге, с теми же ошибками и с той же коррупцией", - считает Ханин Гаддар.

По ее словам, лучшим вариантом было бы создать переходное правительство с независимым кандидатом во главе, которое бы настояло на реформах и новых выборах. Но, оговаривается Гаддар, политическая элита без боя не уйдет и будет готова применить силу для усмирения недовольных.

Несмотря на активность людей на улицах, оппозиция разобщена, и активисты нуждаются в международной поддержке, как это было 15 лет назад после громкого политического убийства. Ситуация быстрее поменялась бы под внешним давлением, как и 15 лет назад.

Тогда американские власти послали четкий сигнал правительству Ливана, и оно согласилось уйти под напором протестующих. Сирийские войска, находившиеся в стране 29 лет, ушли. В Ливане прошли новые выборы.

США сейчас заняты другим - Дональд Трамп переизбирается на второй срок. А остальной мир борется с коронавирусом.

"Потенциал для перемен есть, но найдет ли он отражение в дипломатических инициативах? - сомневается Ханин Гаддар. - И надо помнить, что "Хизбалла" не готова на компромиссы и не сдастся без боя".

BBC News - Русская служба

Читайте также