Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+31+26

Мнения

А
А

У Израиля может появиться мощный стратегический союзник

Соперничество Индии с Китаем приобрело новое измерение, из которого Израиль может извлечь геополитические выгоды.

01.08.2020
Источник: Детали
Фото: Getty Images / Mikhail Svetlov

Обсуждению новой роли Индии на Ближнем Востоке посвящена статья в "ХаАрец" Мохамеда Зеешана, бывшего советника по Ближнему Востоку индийской делегации в ООН.

Конкретным поводом для статьи послужило недавнее решение Ирана в одиночку продолжать проект железнодорожной линии протяженностью 628 км, идущей от порта Чехбехар до Захедана, после того, как Тегеран заявил о задержках в финансировании с индийской стороны. Предполагалось, что железнодорожная линия станет частью масштабных инфраструктурных усилий, открывающих новую эру отношений между Индией, Ираном и Афганистаном.

Как отмечает эксперт, это произошло в то же время, когда, с одной стороны, разразился конфликт Индии с Китаем, а с другой - Иран подписал соглашение о стратегическом партнерстве с Пекином на сумму 400 млрд долларов. Аналитики в Нью-Дели сразу начали задумываться, имеет ли Пекин какое-либо отношение к этому решению Ирана.

Как пишет Зеешан, Нью-Дели изо всех сил пытался удержать свое влияние в Южной Азии в течение многих лет, несмотря на асимметричную конкуренцию с "бездонными карманами Пекина". Он приводит в пример крупные инфраструктурные проекты со Шри-Ланкой и Мальдивами, которые были перехвачены у Индии Китаем.

Однако, помимо финансовых причин, полагает эксперт, не менее важной является и политическая причина. В отличие от Пекина, Нью-Дели не предоставляет политической поддержки странам, в которых он конкурирует с Китаем за влияние.

За несколько дней до подписания соглашения с Ираном Китай раскритиковал США за "незаконные односторонние санкции". Индия никогда не выступала с такими заявлениями. Уклончивая дипломатия Нью-Дели является серьезным препятствием для потенциальных союзников Индии.

Мохаммед Зеешан критикует традиционную политику неприсоединения, которой Дели продолжает придерживаться. Индия продолжает пытаться плясать "на всех свадьбах", но нигде это не выглядит так противоречиво, как на Ближнем Востоке, где Индия все еще старается балансировать свои отношения с Ираном, Израилем и США.

Привычный подход Нью-Дели исходит из того что политика неприсоединения увеличивает шансы Индии на получение выгоды от многочисленных союзников. Но, пытаясь дружить с теми, кто враждует между собой в разных частях света, Индия вынуждена хранить молчание по вопросам, которые для них важны.

Отсюда вытекает два следствия. Первое - Индия добровольно ограничивает свое влияние. Второе, что более важно - оно вынуждает потенциальных союзников страховать политические риски, потому что они не знают, когда можно рассчитывать на поддержку Индии. Стратегическая неопределенность Индии рассматривается, как признак ненадежности и опасности.

Как полагает индийский аналитик, Дели стоит перед неизбежным выбором из-за геополитического соперничества между США и Китаем. Увеличение военного присутствия Китая в Индийском океане и Южно-Китайском море представляет угрозу для Индии и для США, равно как и роль китайских компаний в создании критически важной инфраструктуры.

На взгляд Зеевшана, "стратегия Индии сейчас должна заключаться в создании альянсов со странами, с которыми у нее общие политические и стратегические интересы". Это означает, что Индия должна отказаться от позиции неприсоединения и начать активно создавать устойчивые альянсы посредством политической поддержки своих союзников.

Одним из важных регионов является Ближний Восток. В идеальном мире Индия хотела бы поддерживать экономические связи со всеми странами региона. Импорт нефти из Ирана помогает диверсифицировать энергетическую зависимость Индии от арабских стран Персидского залива; связи с Персидским заливом помогают поддерживать интересы индийской диаспоры в этих странах; партнерские отношения с Израилем на протяжении многих лет помогали оборудовать и модернизировать сектор оборонных технологий Индии.

Но в настоящее время проявляется гораздо более реалистичная и жесткая геополитическая и геоэкономическая картина. Индийские и американские интересы сходятся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а, с другой стороны глубокие политические и экономические связи Китая с Ираном и все более тесные связи с Пакистаном становятся угрозой интересам Нью-Дели.

Как полагает индийский политолог, в этих условиях Индия может сделать ставку на более глубокий стратегический союз с Израилем. Оттепель в отношениях Израиля со странами Персидского залива - во главе с ОАЭ и Саудовской Аравией - является еще одним оправданием позиции Индии. Несмотря на разногласия по палестинскому вопросу, Нью-Дели и Иерусалим могут легко найти общий язык в сфере безопасности и сотрудничества.

С нашей точки зрения, если Индия действительно начнет играть более активную роль в мировой политике, это будет означать серьезное изменение баланса сил. Классик современной геополитики Збигнев Бжезинский относил Индию, наряду с США, Китаем, Россией, Францией и Германией, к геостратегическим игрокам, а Турцию и Иран - к геостратегическим центрам силы.

Но Турция и Иран в последнее время претендуют на роль самостоятельных геостратегических игроков, а влияние Индии, Франции и Германии ослабевает. В то же время союз между Россией, Китаем и Ираном, в котором Бжезинский видел одну из главных опасностей, серьезно укрепился, в том числе за счет сотрудничества в Сирии.

Если Индия сделает решительные шаги в сторону стратегического союза с США, Европой и Израилем, соотношение мировых сил может измениться в благоприятную для Израиля сторону.

Читайте также