Дозированное безумие
Фото: Getty Images
Дозированное безумие

Как и все арабские диктаторы, Асад безумен лишь до той степени, пока ему позволяют быть безумным

Предпраздничная суета прошла в тени суеты куда менее приятной – очередей, толчеи и суматохи, доходящей до драк, истерик и обмороков у пунктов выдачи противогазов. Все это напоминает массовый психоз. Трудно понять логику людей, которых на протяжении года и даже больше уговаривали забрать комплекты и которые эти уговоры до последней секунды игнорировали. Впрочем, оставим в стороне особенности национального характера – это странное сочетание паники и легкомысленности. Важнее другое: насколько велика опасность, что эти противогазы придется использовать. Другими словами, нам следует попытаться оценить ситуацию, и ответить на два ключевых вопроса. Во-первых, каковы шансы того, что Израиль подвергнется ракетному обстрелу со стороны Сирии и «Хизбаллы»? Во-вторых, какова вероятность того, что те или другие применят химическое оружие? Насколько грозной является эта опасность и каковы могут быть последствия неконвенциональной атаки?

С одной стороны, опыт первой войны в Персидском заливе показал, что Израилю следует готовиться к самому неожиданному развитию событий – любое вмешательство Запада во внутри арабские разборки, согласно этой точке зрения, заканчиваются провокациями против нашей страны. С другой, ситуация сегодня совершенно иная, нежели та, что была более 20 лет назад. Тогда, в 1991 году, Саддам Хусейн обстреливал Израиль, чтобы расколоть шаткую коалицию, в которую входили западные страны во главе с США и арабские государства. Сегодня такой коалиции не существует. Более того, в отличие от Саддама Хусейна, который воспринимался арабским миром, как новый Саладин, противостоящий «империалистам» и «сионистам», Башар Асад изолирован и даже ненавистен арабским миром. Его единственный союзник – Иран, который для арабов сегодня куда больший враг, нежели «сионисты». То же можно сказать и о «Хизбалле», именуемой арабскими лидерами и проповедниками не иначе, как «Партия Дьявола». Если еще во время второй ливанской кампании и операции «Литой свинец» Мубарак, Саудовская Аравия и княжества Персидского залива не скрывали желания, чтобы Израиль раздавил «Хизбаллу» и ХАМАС, то теперь такое желание стало еще большим.

Асад, как и Насралла, не могут рассчитывать на экзальтированные толпы своих поклонников в Каире, Аммане, Алжире или Эр-Риаде. В лучшем случае, до них в арабских столицах нет дела, и население этих государств занято собственными проблемами. В худшем, их разгром вызовет плохо скрываемое злорадство.

Далее, Америка сегодня выступает фактически в одиночку. У нее практически нет союзников. Даже всегда лояльные англичане поджали хвост, когда дело дошло до драки, и они ничем не обязаны арабам, как Буш-старший и Джордж Бейкер в 1991 году. Обстреливая Израиль, Асад не в силах вбить клин в коалицию по той причине, что ее просто не существует.

Нет сомнения, что, как и большинство арабских деспотов, Асад достаточно безумен, чтобы устроить геноцид собственному населению ради сохранения власти. Однако совсем не безумен, чтобы ставить на карту все, что он имеет ради ракетных обстрелов Израиля. Другими словами, его безумие, как и безумие Саддама, Каддафи и им подобным, «строго дозировано». Американские бомбардировки не представляют собой смертельной угрозы его режиму – он в состоянии их пережить, поскольку удары будут ограниченными по времени, мощности и не будут сопровождаться наземным вторжением. Атака на Израиль может повлечь ответную реакцию столь массированную, что его режим будет попросту сметен с лица земли.

«Хизбалла» находится не в лучшем положении. Ее ракетный арсенал, действительно, составляет от 60 до 100 тысяч ракет, и представляет собой грозную силу. Однако время, когда эта шиитская группировка могла позиционировать себя авангардом борьбы с «сионистами», прошло. Сегодня она уже вынуждена вести войну на истощение с сирийскими вооруженными группировками, многие из которых (особенно, суннитские исламисты из «Джабхат аль-Нусра» и «Халифат Леванта») не уступают ей по организованности, дерзости, мотивации и фанатизму. Открывать второй фронт против сильного противника, коим является Израиль, - также безумие, тем более что и среди «просвещенных европейцев» эта организация потеряла после событий в Сирии ореол «борцов сопротивления».

Вопрос второй является продолжением первого. Может ли Асад применить против Израиля химическое оружие? Шансов на это еще меньше, чем в случае с ракетными обстрелами. У химического оружия, при всем страхе и отвращении, который оно внушает, два серьезных недостатка. Недостаток первый – оно попросту не эффективно в боевых условиях или в ситуации использования против достаточно сильного и подготовленного противника. Одно дело истреблять собственное беспомощное гражданское население – т.е., использовать отравляющие газы в неограниченных количествах неограниченное время на ограниченной территории против беззащитных людей. Именно так происходило во время Катастрофы, при подавлении Тамбовского восстания командармом товарищем Тухачевским, массовым уничтожении курдов Саддамом и йеменских повстанцев войсками Нассера в 60-х годах. Совсем другое, обстреливать армейские позиции и гражданские объекты другой страны ракетами и артиллерийскими снарядами с химическими зарядами. Чтобы нанести ущерб противнику, нужно точно рассчитать силу и направление ветра, учесть погодные условия и ландшафт, наличие укрытий, средства противохимической защиты у населения и т.п. В противном случае, атака окажется безрезультатной, а то и приведет к эффекту, прямо противоположному желаемому, когда ветер понесет ядовитое облако назад, как это бывало во время первой мировой войны. Более того, как показал опыт тех лет, потери от газовых атак не превышали потерь от обычных артобстрелов, а подготовка к бою химического оружия куда сложнее, чем доставка, хранение и использование артиллерийских и минометных снарядов.

«Недостаток» второй связан с тем имиджем, которые обрело в глазах Запада химическое оружие. Его использование воспринимается массовым сознанием, как нечто дьявольское, выходящие за пределы добра и зла даже в условиях военного времени. Страна, ставшая объектом химической атаки, автоматически получит карт-бланш на самые жесткие действия, и разговоры о «пропорциональном ответном ударе» теряют всякую легитимность. Правозащитники и пацифисты, на чье сочувствие и понимание рассчитывают террористы, будут в этом случае обезоружены.

Это объясняет, почему до сих пор ни одна террористическая группировка – от «аль-Каиды» до «Хизбаллы» - не применила ядовитые газы. Дело не в том, что их трудно приобрести. Напротив, это, в отличие от ядерных технологий и материалов, как раз не составляет проблемы. После распада Советского Союза и Югославии, крушения режимов Саддама Хусейна и Каддафи в руки террористов, без сомнения, попали (или могли попасть) тонны ядовитых газов. Почему они в таком случае не попытались прибегнуть к ним? Потому что знают, что эффект будет ограниченным даже по сравнению с обычным терактом, как в Бостоне, а реакция несопоставимо мощнее.

Нет сомнения, что мы живем в регионе, где страсти накалены также, как сама земля под раскаленным солнцем, но, как справедливо сказал Авигдор Либерман, у израильтян нет причин для паники и истерик по поводу возможной военной операции США против Сирии.

Израиль остается сильным государством, обладающим сдерживающей мощью, и это единственный фактор, обеспечивающий безопасность его населения. В противном случае Асад, Насралла, Хания и «джихадисты» всех мастей давно бы прибегли к неконвенциональному оружию.

counter
Comments system Cackle