Мир в Худайбие
Фото: Getty Images
Мир в Худайбие

Израиль вынужден вести переговоры под давлением Обамы и Керри, но при этом ни на минуту не забывать о реальности: Абу-Мазен такой же партнер, как браконьер - друг животных

Во время визита в Каир в понедельник и встречи с временным президентом этой страны Адли Мансуром, Абу-Мазен не скрывал своих устремлений. "Ни один израильский поселенец или военнослужащий не останется на исконной палестинской земле", - заверил он.

Речь идет о чисто расовой политике. Он мог бы сказать, что евреи, остающиеся в палестинском государстве, должны стать его гражданами. Или что израильские военнослужащие могут находиться в определенных районах только в рамках совместных договоренностей. Однако Аббас заявил, что вся территория будущего государства Фаластын будет "очищена от евреев". Ни больше, ни меньше. "Юденрайн". Это не мешает нашим комментаторам и политикам говорить о присутствии израильского контингента в Иорданской долине, станциях слежения в Иудее, Самарии и прочих фантазиях.

Что касается Аббаса, то это далеко не первое его заявление подобного рода. В декабре 2010 года он заявил: "Я не допущу, чтобы даже один израильтянин жил среди нас на палестинской земле".

В июле 2010 года: "Я готов на участие третьей стороны, которая бы следила за реализацией соглашения с Израилем, например, НАТО. Но я никогда не соглашусь, чтобы в состав контингента НАТО входили евреи, или чтобы хотя бы один израильтянин оставался на палестинской земле".

На заседании министров иностранных дел Арабской Лиги в Дохе (Катар): "В момент, когда будет создано независимое палестинское государство со столицей в Иерусалиме, мы не позволим, чтобы здесь остался хотя бы один израильтянин".

Он вообще до сих пор ни разу не произнес слово "еврейское государство". Он говорит о двух государствах: одно исключительно для арабов, полностью свободное от евреев, и другое - абстрактное, "для всех". Арабов, суданцев, бедуинов, эритрейцев, мусульман, христиан, ну и возможно, евреев.

Впрочем, и это государство (если уметь слышать, что говорят наши "партнеры"), не просуществует долго. Поскольку плавно (или не очень - в зависимости от обстоятельств) вольется в состав Палестинского образования. Как в свое время германские княжества в состав Пруссии.

Пока Аббас вел переговоры с Джоном Керри, который, как и его босс, считает, что внешняя политика супердержавы сводится к созданию палестинского государства, его приближенные высказали свое отношение к будущему миру. Причем делали это в присутствии своего шефа. Так, министр по делам религии ПА Махмуд аль-Хабаш заявил, что любой договор с Израилем будет равноценен договору в Худайбие, подписанного пророком Мухаммедом с племенем Курейш. Повторив тем самым обещание Ясера Арафата в 1994 году. 

Другой его сподвижник, активист ООП Мухаммед Зазе заявил в Карачи на Конференции солидарности с палестинским народом, что Израиль - государство, не имеющее права на существование. По его словам, ФАТХ никогда не признавал законность Израиля, и не следует заблуждаться, принимая соглашения в Осло за признание этого "незаконного образования". "Вся Палестина целиком и эль-Кудс (Иерусалим) принадлежат арабам и мусульманам. Это наша священная земля", - провозгласил он.

Так говорят наши "партнеры", и не понятно, почему им не следует верить. Как и Арафат, Абу-Мазен и его приближенные придерживаются политики "двойных стандартов". Они, как попки, повторяют заученные фразы на английском (точнее, те места, которые считают для себя удобными), а на арабском - то, что думают. А мысли у них, как и 20 лет назад, все те же: не как создать свое успешное и процветающее государство, а как уничтожить соседнее.

Мне приходилось писать, что в 2011 году в ПА было опубликовано пособие для политиков и дипломатов под названием "Терминология политики, культуры и СМИ". В нем содержится указание, что следует говорить: "израильское колониальное образование" (вместо "Израиль"), "министр войны (вместо министра обороны Израиля), "бойцы национального сопротивления" (вместо террористов), "Хирам аш-Шариф" (вместо "Храмовая гора"), "Стена аль-Барака" (вместо Стена плача). Последнее, кстати, вполне логично, учитывая, что в палестинских учебниках, школьных пособиях и исторических исследованиях "доказывается", что еврейских храмов никогда не было, а все это - фантазии "сионистов". Как нет и еврейского народа (наши ученые, как Шломо Занд, впрочем, очень им способствуют).

Что делать с этим "сбродом" со всего мира? Желающие слышать опять-таки услышат. Полтора года назад муфтий Иерусалима шейх Мухаммад Хусейн заявил, что убийство всех евреев является главной и святой целью мусульман, без чего невозможно воскрешение мертвых. Муфтий - не проповедник ХАМАСа и не некая независимая фигура, он - главное духовное лицо ПА.

Любое национальное сопротивление имеет полное право чтить своих героев. Вопрос, кого оно считает героем? Если это мужественные бойцы, осуществлявшие дерзкие вылазки против военных объектов противника, ими можно гордиться. Ведь гордимся мы своими бойцами ЭЦЕЛя, как русские или сербы - партизанами, сражавшимися против нацистов. Другое дело, если эти герои - банальные убийцы, сознательно убивавшие детей и женщин. Как, например, Амна Муна, которая заманила израильского подростка в январе 2001 года в расставленную западню, или фанатики, осуществившие теракт в "Сбарро" в Иерусалиме. Абу-Мазен наградил Муну, освобожденную в рамках обмена Гилада Шалита, и хотел наградить организаторов теракта в "Сбарро". От последнего он под давлением США в последний момент отказался.

Это - наши "партнеры". И надо отдавать себе отчет в этом, даже в ситуации, когда не остается ничего другого, кроме как вести переговоры и делать хорошую мину при плохой игре. Вся политика Обамы, его политические назначения и превращение госсекретаря Джона Керри из министра иностранных дел супердержавы в спецпосланника по Ближнему Востоку (то, что последний согласился на такую роль наилучшим образом характеризует его) - свидетельство его устремлений. В "новом Ближнем Востоке" Обамы Израилю или нет места вообще, или же он - послушное марионеточное образование. Медиа-магнат Руперт Мердок заявил накануне выборов в США, что "победа Обамы станет кошмаром для Израиля". Судя по всему, он не ошибался. Президент США сделал ставку на "Мусульманских братьев" уже в 2009 году, когда приезжал в Египет, и его подход не претерпел изменений. Мубарак стал первой жертвой президента, теперь он оказывает давление на египетских военных, наказывая их замораживанием поставок боевых самолетов. Дошла очередь и до Израиля.

Израиль вынужден играть по правилам, навязываемым ему "друзьями" - Белым домом и Брюсселем.

Но в этой игре нужно отчетливо понимать, где проходит граница дозволенного и не заигрываться. Абу-Мазен не был и никогда не станет подлинным партнером. Либерман и Беннет заявляют об этом прямо. В правом лагере "Ликуда" понимают, но вынуждены считаться с Нетаниягу, который, увы, не слишком успешно противостоит давлению. Извинения перед Эрдоганом - последний и наиболее яркий пример его неустойчивости. Что еще хуже, он сталкивается с давлением изнутри, со стороны своих партнеров: Ципи Ливни и "Еш атид", которые твердят "о мире, как стратегической опции".

Таким образом, понимание реалий, сколь бы они не были очевидны любому объективному наблюдателю, в самом правительстве (не говоря уже о СМИ) размыто и деформировано. Как и прежде, Израиль расколот в отношении переговоров, и значительная часть его, по меткому выражению Либермана, страдает "палестинским альцгеймером" - утратой памяти и способности извлекать уроки из допущенных ошибок.

На протяжении двух последних десятилетий израильское общество было жертвой экспериментов Рабина, Переса, Барака и Шарона. Продолжение этих опытов на живом теле общества, как и отказ трезво воспринимать реальность, могут окончательно подорвать его иммунитет и волю к жизни.

counter
Comments system Cackle