Почему Израиль недоволен результатами выборов в Иране
Фото: Getty Images
Почему Израиль недоволен результатами выборов в Иране

В субботу, с большим сожалением, Израиль простился с важнейшим достоянием своей пропагандистской машины, иранским президентом Махмудом Ахмадинеджадом.

Ценность этого человека для нашей страны трудно переоценить. Ахмадинеджад исправно работал на нас в течение восьми лет.  Несмотря на то, что у него фактически не было никакого влияния на формирование иранского ядерного проекта (в этом он признался недавно), его несколько шутовской образ и дикие публичные заявления очень помогали Израилю в разъяснительной работе: «Какая опасность грозит миру, если фанатичный режим аятолл обзаведется собственной атомной бомбой».
 
Его преемник, Хасан Рухани, неожиданно одержавший победу на выборах (избрание Ахмадинеджада в 2005 году также рассматривалось в качестве сюрприза), - это совсем иная история.  Его избрание является хорошей новостью для иранского народа. Остается узнать, насколько это хорошая новость для Израиля. Премьер-министра Биньямин Нетаниягу наверняка не испытывает по этому поводу никаких положительных эмоций. Нетаниягу считал иранские выборы мошенничеством: восемь, ничем существенно не отличающихся друг от друга, претендентов, получивших право участвовать в гонке с высшего соизволения  верховного лидера Ирана, аятоллы Али Хаменеи.
 
Если Рухани, в качестве «нового лица» Исламской Республики, более умеренного, обращенного к Западу, решит, что необходимо избавить свою страну от международных санкций (и при этом будет воздерживаться от столь любимой темы своего предшественника, как отрицание Холокоста) – Нетаниягу будет крайне сложно этому противостоять. Нетаниягу будет крайне сложно убедить мировое сообщество в необходимости реализации его плана атаковать ядерные объекты Тегерана. Вопрос также заключается в том, как растолкует Хаменеи, единственный человек в стране, который контролирует ядерный проект, результаты голосования иранцев, которые хотят избавиться от санкций и улучшить свое экономическое положение. Или речь по-прежнему идет о стандартной иранской тактике – затягивать время до бесконечности. На сей раз используя в этих целях нового президента, имеющего более умеренный имидж.
 
У Рухани, между тем, имеется довольно обширный опыт в ядерной сфере: он вел переговоры с международным сообществом по этой теме в начале прошлого десятилетия. В ходе теледебатов со своими соперниками, две недели назад,  на Рухани обрушился с жестокой критикой консерватор Саид Джалили (который сегодня отвечает за переговорный процесс). Объектом критики стала история, произошедшая в 2004 году, когда Рухани пошел на уступки Западу и согласился заморозить программу, опасаясь развития событий в регионе. Как известно, незадолго до этого американские войска вторглись в Ирак.
 
Победу Рухани в первом же туре не мог предсказать никто – ни в самом Иране, ни за его пределами. Это вновь  демонстрирует неспособность представителей академии, СМИ, разведки заранее предвидеть ход событий в странах ближневосточного региона. В ходе прошлых выборов, в 2009 году, в связи с многочисленными фактами фальсификации результатов, по Ирану прокатилась волна протеста, которая была жестоко подавлена режимом в считанные недели. По-видимому, на этот раз разрыв между консервативным кандидатом и Рухани был столь огромен, что власть была вынуждена отказаться от фальсификации результатов выборов.
 
Амос Харэль, «Гаарец»

counter
Comments system Cackle