Бал правит… президент
Фото: Getty Images
Бал правит… президент

Впервые за многие годы успех правительственной коалиции будет зависеть не столько от ее участников, сколько от внешнего фактора, а именно, от Барака Обамы

Теоретически  вновь созданная коалиция может быть достаточно устойчива. В экономической сфере фракции, входящие в состав правительства, придерживаются сходного подхода. Суть его в том, чтобы найти некую «золотую середину» между стремлением сохранить динамичную и устойчивую экономику, не допустить роста безработицы и инфляции и улучшить положение среднего класса – станового хребта любой развитой экономики. Новому правительству придется найти формулу, как провести бюджетные сокращения и в то же время не позволить бедным стать еще беднее. Поскольку в коалицию не входит «Авода» с ее экономическим популизмом, и ультраортодоксальные партии, традиционно считающие бюджет своей вотчиной, эта не простая, но вполне посильная задача.

Правительству, без сомнения, придется осуществить реформу по всеобщему призыву  на армейскую или альтернативную службу. Данное требование, впервые озвученное НДИ еще в 2011 году, сегодня разделяют все участники коалиции, и более того, всячески демонстрируют свою принципиальность в данном вопросе. Это не простая задача, поскольку, несмотря на грозные заявления, потребует согласования программы призыва со всеми вовлеченными в конфликт сторонами: и духовными лидерами «харедим», и армейским руководством. Пренебрежение к мнению ультраортодоксальных раввинов приведет к бойкоту последними любых решений, и дело можно будет считать похороненным: полиция не сможет (и не будет) охотиться за тысячами ешиботников, а судам придется отложить в сторону все остальные проблемы, и посвятить себя исключительно дезертирам в лапсердаках. Формула может быть найдена только на путях переговоров, а для этого требуется терпение, готовность к уступкам и, по крайней мере, миролюбие. Летом 2012 года Давид Ротем (НДИ), адвокат и религиозный сионист, был близок к выработке такой формулы, но вступление в коалицию «Кадимы» и передача ей полномочий по решению проблемы сорвала уже наметившиеся достижения. Одновременно авторам реформы придется прислушаться к мнению военных, которые вряд ли испытывают чрезмерную радость по поводу массового наплыва людей, совершенно не готовых – ни физически, ни морально – к военной службе, зато предъявляющие крайне трудновыполнимые галахические требования. Тем не менее, и эта проблема, при наличии желания и взвешенного подхода, может быть решена. Вопрос об альтернативной службе должен получить решение и в арабском секторе, - прежде всего, чтобы преодолеть увеличивающийся раскол между еврейским большинством и арабским меньшинством. Как? Это уже другой вопрос. Бывший министр обороны и иностранных дел Моше Аренс полагает, например, что следует применить опыт бедуинов, которые частично вовлекаются в военную службу. В арабском секторе есть группы, готовые к большей интеграции в обществе посредством призыва, например, христиане, отдельные кланы, дружественные деревни и т.д.

Третья стратегическая задача, которая стоит перед правительством, - проведение реформы политической системы. Как и в случае с призывом ультраортодоксов, это трудная, но разрешимая задача. Тем более, что большинство израильтян (а партии, входящие в правительство, отражают их мнение) не скрывают разочарования в нынешней избирательной системе с ее лоскутными коалициями; премьером, связанным по рукам и ногам обязательствами перед мелкими партиями и министрами – не профессионалами. Как ее провести? Либерман предлагал ввести, например, «норвежский закон» (министр не может занимать депутатское место) и президентскую систему правления. Лапид ставит под сомнение целесообразность президентской республики. Но, так или иначе, точки соприкосновения у партнеров по коалиции существуют.

В области безопасности, по отношению к оборонным проблемам (Ирану, «Хизбалле», ХАМАСу, опасности дестабилизации на северной границе и политике «Мусульманских братьев») у ведущих коалиционных партнеров также нет серьезных противоречий.

Главная угроза правительству лежит в плоскости  дипломатии, а говоря точнее, мирного  процесса. Пока это – не более, чем  трещины, и даже не особенно обозначенные. Но эти трещины способны превратится  в пропасть, если таково будет желание  Вашингтона.

В том, что касается переговоров с палестинцами, стороны находятся на позициях весьма далеких, порой даже полярных. «Ликуд-НДИ» выступает за переговоры, но без каких-либо предварительных условий со стороны Абу-Мазена (хотя и в самом блоке существуют расхождения – так, Либерман неоднократно ставил под сомнение искренность намерений лидера ПА и его надежность, как партнера). Яир Лапид обозначил «мирный процесс», как одну из трех стратегических задач своей партии, и готов пойти намного дальше «Ликуда-НДИ» в уступках. О «голубкох мира» Ципи Ливни и Амире Пересе вообще говорить нет смысла – они ничем не отличаются в своих воззрениях от МЕРЕЦа. Наконец, Нафтали Беннет и «Еврейский дом» в принципе против переговоров с Абу-Мазеном и его окружением. Таким образом, коалиция воплощает в себе целый спектр мнений – от крайне левого до крайне правого, причем полного единства нет и в самой ее сердцевине.

Такая ситуация не грозит расколом в ситуации застоя, отказа палестинцев возвращаться за стол переговоров, произраильской позиции  США и относительного безразличия Белого дома к хроническому конфликту, как это было в период правления Джорджа Буша-младшего. Однако ситуация радикально меняется в момент, если Америка ставит во главу угла подписание мирного соглашения между сторонами, и более того, считает, что проблема решается путем массированного прессинга Израиля. В этой ситуации, все противоречия внутри партнеров по коалиции выходят на поверхность, и раскол становится неминуем.

На сегодняшний  день мы не можем сказать, какова будет позиция Барака Обамы, и сформировалась ли у него вообще внешнеполитическая концепция. Вся информация на этот счет – не более, чем бесчисленные спекуляции, и предположения, основанные на его предыдущей каденции. Мы не знаем цели визита Обама в Израиль. Мы не знаем, занимает ли израильско-палестинский конфликт сколько-нибудь значительное место в стратегии Вашингтона, и если да, то намерен ли он, как это было в первые годы его правления, воплотить свои идеи за счет Израиля. Осознал ли, что его прежние усилия провалились из-за неуступчивости и строптивости Аббаса. Переосмыслил ли он свой провальный подход о поддержке «народных демократий» на Ближнем Востоке, который привел к хаосу и подъему исламского фундаментализма. Наконец, мы не знаем, насколько оправданны сообщения, что президент и его команда в новой каденции сфокусируют все внимание на Дальнем Востоке, где назревают новые конфликты.

Пока это – блуждание в тумане. То, что мы знаем, впрочем, не дает оснований для чрезмерного оптимизма. Это, прежде всего, администрация президента, где доминируют сторонники умиротворения госсекретарь Джон Керри, глава Пентагона Чак Хайгель и глава ЦРУ Джон Бреннан, а также его ближайшее окружение: советники президента - Ли Гамильтон, Саманта Паэур и Сьюзан Райс. Все они видят именно в Израиле противника мирных договоренностей с палестинцами по принципу «территории в обмен на мир», и считают, что необходимо вынудить Нетаниягу идти на далеко идущие уступки.

В случае неблагоприятного сценария Израилю придется столкнуться с мощным давлением, которого он не испытывал со стороны США уже долгие годы, и при таком сценарии коалиция становится нежизнеспособной. Беннет наверняка останется за ее пределами, и не исключено, что за ним последует и НДИ. «Ликуд», правда, получит возможность вступить в коалицию с ультраортодоксами, но очень мало шансов на то, что Лапид уживется с Арье Дери, Эли Ишаем и  «Яадут а-Тора». Новые выборы станут неизбежными…

counter
Comments system Cackle