"Дружба" и ее цена
Фото: Getty Images
"Дружба" и ее цена

Несмотря на риторику американского президента, Израилю придется, без сомнения, столкнуться с давлением Белого дома, противостоять которому сможет только стабильное и дееспособное правительство 

По мере приближения визита Барака Обамы политическое напряжение нарастает. С одной стороны, хорошо известно, какие именно темы будут главными на переговорах, с другой, как это любят говорить американцы, "дьявол скрывается в деталях", а детали остаются не известными. В частности, такая "деталь", как порядок приоритетов – для США и для Израиля.

По словам Биньямина Нетаниягу, в Иерусалиме будут обсуждаться  три главные вопроса: иранская ядерная программа, влияние ситуации в Сирии на региональную безопасность, и палестино-израильское урегулирование.  Это – именно тот порядок, который представил Нетаниягу, но он, возможно, отнюдь не совпадает с пожеланиями Обамы. Есть все основания полагать, что глава Белого дома сосредоточит внимание, прежде всего, на переговорах с палестинцами, а потом уже – на иранской угрозе и гражданской войне в Сирии. Более того, что он потребует от своего "стратегического союзника" демонстрации готовности к миру, с одной стороны, и пассивности по отношению к Ирана, с другой.

Не исключено, Обама попытается организовать показательную встречу в верхах – с участием Нетаниягу, Абу-Мазена и даже короля Абдаллы. Вряд ли это удастся, но такая попытка вполне реальна. Тот факт, что Нетаниягу ввел в коалицию партию "а-Тнуа" во главе с Ципи Ливни – явное свидетельство, что в резиденции премьер-министра пытаются подготовиться к такому сценарию и снизить степень давления на Израиль.

Главный вопрос, привезет ли с собой Обама некую новую инициативу, чтобы оживить давно уже находящийся в состоянии комы мирный процесс? Пресс-секретарь Белого дома Джей Карни заявил, что таких инициатив не предполагается. Сам президент заявил, что верит в возможности мирного урегулирования до завершения его каденции, т.е., в течение четырех лет. Здесь нет ничего принципиально нового: каждый президент США тешит себя иллюзией, что станет "великим миротворцем" (а Обаме надо еще и оправдать заочно присвоенную ему Нобелевскую премию), и всячески оттягивает решение иранского вопроса (как и северокорейского), чтобы не вляпаться в болото, из которого потом не выбраться.

Но во всем этом следует учитывать один принципиальный нюанс – а именно, специфику  точек зрения из Иерусалима и из Вашингтона. Нынешняя администрация считает, что главный источник ближневосточный смуты – неурегулированный конфликт с палестинцами. Согласно этому подходу, израильское присутствие на Западном берегу, а особенно поселенческая деятельность, - кость в горле арабского мира, причина нервозности арабов и их недовольства Западом. Стоит урегулировать этот вопрос, все решится само собой: Иран лишиться козырной карты в своей пропаганде, радикальные исламисты потеряют влияние, арабские массы перестанут воспринимать Америку как своего врага. Эта точка зрения побудила Обаму развернуть беспрецедентное давление на Израиль в первой каденции прекратить строительство в поселениях и Восточном Иерусалиме (вплоть до угроз отказать в поддержке в ООН). Он сам подтолкнул Аббаса к тому, чтобы превратить строительство в поселениях в главное условие переговоров – в самом деле, не мог же палестинский лидер оказаться более сговорчивым, чем президент США? Как мы помним, это требование привело к десятимесячному мораторию на строительство в Иудее и Самарии, которое окончилось ничем – Махмуд Аббас так и не сел за стол переговоров.

Вернется ли Обама к этому требованию на этот раз? Вряд ли. Он достаточно умен, чтобы не наступать на одни и те же грабли. Вряд ли он забыл свое унижение, когда потребовав с трибуны ООН продлить мораторий на строительство в поселениях, столкнулся с обструкцией Нетаниягу и в результате потерял доверие и уважение со стороны арабов. Президент, неспособный заставить ближайшего союзника выполнять свои требования, имеет, мягко говоря, бледный вид.

Но это не значит, что его принципиальный подход изменился. Для этого бы потребовалось кардинальное изменение взглядов президент, а леопард своих пятен не меняет. Мы знаем, что президент более чем доброжелательно относится к "Мусульманским братьям"; что его кумиром был Эдвард Саид, а Рашид Халиди, активист ООП и организатор "Флотилии мира" в 2008 году, – один из друзей Обамы. Его новые назначения также не дают оснований для оптимизма. Новый госсекретарь Джон Керри придерживается намного более левых взглядов, чем Хилари Клинтон, выступал за создание палестинского государства в границах 1967 года, и за переговоры с Ираном. Точно также как новый глава Пентагона Чак Хейгель отказывался поддержать резолюции с осуждением ХАМАСа, а его отношение к Израилю граничит с банальным антисемитизмом. Их назначение было с восторгом воспринято в Тегеране.

Трудно сказать, верит ли Обама в то, что до этого не удалось ни одному из его  предшественников - достижения мирного урегулирования в ближайшие годы. В любом случае, он будет стремиться (оставим за скобками риторику о "вечной дружбе") показать арабскому миру, что может – мытьем или катанием – заставить израильское руководство идти на уступки. В первую очередь, он хочет убедить в своей способности влиять на Израиль "Мусульманских братьев" в Египте и исламистскую Партию справедливости и развития в Турции. Именно эти режимы доминируют на Ближнем Востоке и рассматриваются Белым домом, как потенциальные союзники и партнеры. Это объясняет, почему Вашингтон так настойчиво обхаживает Эрдогана и Мухаммеда Мурси. Притом, что первый фактически превратился в диктатора (в турецких тюрьмах без суда и следствия, по липовым обвинениям, сидят десятки генералов и журналистов, и никто ими, в отличие от Ходорковского, на Западе не интересуется), а второй последовательно (хотя и не без трудностей) создает теократию наподобие иранской, вводит законы шариата и бросает коптов на растерзание салафитам. Египетские и турецкие исламисты – главные партнеры и советчики Белого дома в отношении Сирии. О том, что охрану сливок они поручают кошке, в Белом доме предпочитают не думать.

Какие "пожелания" можно в этом контексте ожидать от Обамы? Вероятнее всего, конкретные шаги "доброй воли", вне зависимости от того, приведут они к продвижению переговорного процесса или нет (почти наверняка – нет). Это – освобождение десятков и даже сотен палестинских заключенных, в том числе и такие знаковых фигур, как Марвана Баргути и Ахмада Саадата (во всяком случае, так утверждают в ПА); прекращение строительства в зоне Е1 между Иерусалимом и Маале-Адумим и перевод средств ПА на регулярной основе. Это должно компенсироваться обещаниями "стратегического сотрудничества" и "нерушимого союза".

Что касается Ирана, то Обама будет требовать, чтобы  Израиль "сидел тихо" и не пытался  действовать на свой страх и риск. За это он будет обещать, что США  не смирятся с "ядерным Ираном" (не разъясняя, впрочем, как именно), а также доказывать, что санкции способны возыметь желаемый эффект.

Как я уж сказал, у Израиля совершено иная точки зрения и, соответственно, иные приоритеты. В Иерусалиме считают, что главная угроза региону – не палестинский конфликт, а исламский фундаментализм, в шиитской или суннитской версии. Поэтому Нетаниягу будет убеждать Обаму ужесточить политику в отношении Ирана, давая понять, что время неумолимо истекает. Израильские лидеры будут доказывать опасность прихода к власти экстремистов в Дамаске и, вероятно, вспомнят о сравнении евреев с "потомками обезьян и свиней", сделанном Мухаммедом Мурси. Здесь будут всячески выражать готовность к переговорам с палестинцами, стремясь в то же время свести к минимуму опасные и непопулярные "шаги доброй воли". Президенту напомнят, без сомнения, о разнузданном палестинском подстрекательстве, союзе Абу-Мазена с ХАМАСом и отказе признавать еврейское государство; о провале в Аннаполисе и фиаско посредника Обамы на Ближнем Востоке Джорджа Митчелла. Очевидно, что переговоры не уменьшат и враждебность к США в регионе, коренящуюся к ненависти к американским ценностям и самой идее свободы. Наконец, если попытки соглашения провалятся, это еще больше дестабилизирует ситуацию на Ближнем Востоке и подорвет американские интересы.

Иными словами, призовут Обаму рассматривать и  оценивать происходящее в регионе  события во взаимосвязи. Как сказал глава Комиссии по иностранным делам  и обороне Авигдор Либерман, "Палестинская  тема не может быть изолированной. Мы живем в эпоху глобализации, когда события в одних странах влияют на другие. Региональные темы очень тесно взаимосвязаны. Мы можем посмотреть, что происходит в нашем регионе. Вчера убили лидера оппозиции в Тунисе. Несколько взрывов на этой неделе и сотни убитых в Ираке. Сотни убитых в Сирии. Напряженная обстановка в Египте. Волнения в Иордании. Наивно полагать, что в этом бушующем океане можно договориться о каком-либо урегулировании с палестинцами".

Именно эту идею, во всей ее полноте, израильские лидеры попытаются донести до высокого гостя.

При этом очевидно, что Нетаниягу сможет отстаивать позиции страны куда успешнее, если будет располагать к этому времени крепким, жизнеспособным и устойчивым правительством. Он справедливо заявил, что ни одна страна не захочет иметь дело с Израилем разрозненным и политическим дезориентированным. К сожалению, эту очевидную истину не вполне понимают лидеры партий, которым вскружил голову неожиданный и случайный успех на выборах. Их несвоевременный и неуместный торг грозит политическим ослаблением страны и ее неспособностью успешно отстаивать базисные национальные приоритеты.

counter
Comments system Cackle