Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+29+21

Мнения

А
А

"Железные занавесы" разрубают цивилизацию

Мир скатывается во времена феодализма, когда выражение "граница на замке" имело не только фигуральный, но и буквальный смысл.

Сергей Дузь
25.12.2012
Источник:Голос России
Zahav.ru mnenia.zahav.ru

"Железные занавесы" разрубают цивилизациюГреция завершила строительство стены безопасности на участке границы с Турцией. Иран мечтает отгородиться забором от соседнего Пакистана. Израиль и Палестина уже давно разделены многометровым "бетонным занавесом"

У экспертов складывается ощущение, что мир понемногу скатывается во времена феодализма, когда выражение "граница на замке" имело не только фигуральный, но и буквальный смысл.

Сооружение на турецко-греческой границе представляет собой металлический забор с колючей проволокой высотой до четырех метров, который невозможно преодолеть без применения механических средств. На него потрачено 3 миллиона евро, более 6 тысяч кубометров бетона, 800 тонн стали и 370 километров колючей проволоки различных видов.

Греческие власти считают, что теперь путь незаконных мигрантов в страну будет значительно затруднен: либо через забор, либо вплавь по реке. Третий, наиболее опасный, путь лежит через проливы, отделяющие побережье Турции от ряда греческих островов. Там постоянно терпят крушение различные суда с мигрантами, многих из которых спасти попросту не успевают.

Греков можно понять. Именно на Грецию приходится более 80 процентов нелегальной иммиграции в Европейский союз. Границу с Турцией ежедневно переходят две-три сотни нелегалов. В самой Греции тем временем растут ультраправые настроения. Власти вынуждены реагировать. Стена безопасности – часть, так сказать, "встречного плана". Кроме того, греческое правительство ужесточает законодательство. В частности, отменено действие закона, позволявшего получать гражданство родившимся в Греции детям легальных мигрантов.

Между тем сами греческие власти не очень-то верят в эффективность стены, придавая ей исключительно символическое значение. Правда, экспертам не вполне понятно, зачем тратить миллионы евро на символику в то время, когда сама Греция дышит на ладан. Непонятно это и Брюсселю. Недаром комиссар внутренних дел ЕС Сесилия Мальмстрем заявила, что Еврокомиссия не будет финансировать проект, и классифицировала инициативу как строго греческую, которая не является приоритетом для Евросоюза.

Впрочем, здесь европейцы немного лукавят. Поскольку в стене на турецкой границе заинтересованы Франция и Германия. Они якобы даже настаивали на расширении проекта. Поскольку сегодня он слишком короток, говорит политолог Станислав Тарасов:

"Во-первых, длина этого забора всего 10 километров. В то время как сухопутная граница между Турцией и Грецией превышает 200 километров. Первоначально под давлением Франции и Германии забор между двумя странами должен был достигать 130 километров. Уже в то время многие эксперты полагали, что проект не будет способствовать решению проблемы нелегальной эмиграции. Он только осложнит взаимоотношения между двумя странами. И к тому же утверждения о том, что на Турцию приходится чуть ли не 80 процентов всей нелегальной эмиграции в ЕС на самом деле не выдерживает критики. Если же говорить о новом факторе, т.е. миграции из Сирии через Турцию, то забор длиной 10 километров вряд ли станет для нее серьезным препятствием. И тем не менее забор между Турцией и Грецией построен и объявлен символическим. В печати появились сравнения этого забора с тем, что был построен древними римлянами против набегов варваров. Этот ход особенно вызывает раздражение у Турции, поскольку буквально на днях утвержден новый план расширения ЕС. И в нем Турции посвящен отдельный параграф. Впервые за пять лет использована формулировка "страна-кандидат на вступление в ЕС". Но тем не менее, несмотря на изменения в формулировках в отношении статуса Турции, ЕС продолжает выставлять ряд своих условий: принятие новой конституции, улучшение ситуации с правами человека, смена позиции по Кипру, вопрос армянского геноцида и т.д. Если бы Брюссель действительно хотел принять Турцию в ЕС, то мог бы в качестве поощрения начать выполнение "дорожной карты", например по вопросу виз для турецких граждан, или возобновить хотя бы приглашение Турции на саммиты ЕС. А сейчас Турции откровенно дают понять, что не намерены идти на сближение. И это, естественно, вызывает определенную реакцию со стороны Турции. Греческий забор на границе с Турцией не увеличит число турецких еврооптимистов".

Что касается турок, то они поначалу возмутились инициативой соседей, а потом махнули рукой. По мнению Анкары, тем самым ЕС еще раз показал, что не ищет путей сближения. Впрочем, Турция не меньше Греции страдает от неуправляемой миграции из проблемных стран Магриба и Ближнего Востока. Эта миграция вызвана не только военными конфликтами, но и засухой и опустыниванием африканских стран, сельское население которых приезжает на сезонные работы именно в Турцию и не торопится возвращаться на родину.

Короче говоря, "стена безопасности" между Турцией и Грецией не остановила миграцию в кризисный ЕС. Поскольку ситуация в других местах еще хуже. В той же Турции находится около 800 тысяч сирийских беженцев. На протяжении ближайших трех-четырех лет эксперты ожидают миллионную миграцию в Европу. Четыре метра "колючки" и речка, летом пересыхающая до ручейка, такой напор вряд ли остановят.

На границе Ирана и Пакистана ситуация несколько иная. Во главу угла местные нелегалы ставят не инстинкт самосохранения, а холодный коммерческий расчет. Через Иран проходят два ключевых маршрута поставки наркотиков — из Афганистана в Европу, а также в страны Старого Света из государств Персидского залива. Большая часть наркотиков поступает в Иран из Афганистана, однако афганский опий часто прибывает и из Пакистана. Борьба с наркотрафиком обходится Исламабаду в миллиард долларов в год. Для укрепления границы иранская сторона, в частности, роет вдоль нее рвы, сооружает барьеры и протягивает колючую проволоку.

А недавно соседи договорились заменить "колючку" на стенку. Говорит эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов:

"Между двумя странами есть политические разногласия. В пограничье действуют различные террористические организации. И часть из них, находящихся на территории Пакистана, враждебно относится к Ирану. Они организуют экстремистскую деятельность на территории сопредельного государства. Здесь не идет речи о проникновении нелегальных мигрантов. Другое дело, граница между Ираном и Пакистаном. Она очень большой протяженности. Иногда пролегает по достаточно сложному рельефу местности. И там даже с технической точки зрения достаточно сложно создать эффективную систему отслеживания".

"Бетонный занавес" между Ираном и Пакистаном должен, по идее, в разы поднять эффективность режима охраны границы. Насколько расчеты совпадут с реалиями, сложно судить. По крайней мере "стена безопасности" между Израилем и Палестиной не стала панацеей от инфильтрации экстремизма и терроризма. Хотя официальный Тель-Авив и утверждает, что в районах, ограниченных сооружением, более чем наполовину снизилось количество террористических актов и попыток проникновения на израильскую территорию.

"Стена безопасности" между Израилем и Палестиной на протяжении 700 километров представляет собой металлический забор с колючей проволокой и датчиками движения. В систему охраны также входят песчаная полоса для наблюдения за следами, асфальтированная патрульная дорожка и дополнительная колючая проволока на израильской стороне. К забору нельзя подходить ближе, чем на 70 метров с обеих сторон. И только на 25-километровом отрезке вблизи Иерусалима возведена собственно 8-метровая железобетонная стена.

Ее обычно называют самой яркой демонстрацией неэффективности любых попыток физически отгородиться от чужих, построить безопасный мир исключительно для себя. Поскольку теракты на территории Израиля продолжаются, а ракеты "Кассам" свободно летят через стену в сторону израильских городов. Стена даже дестабилизирует регион. Ибо палестинское население воспринимает ее как символ свого национального унижения. Масла в огонь добавляют международные правозащитные организации, указывающие, что разделительный барьер лишает тысячи арабов средств к существованию, доступа к источникам воды, к учреждениям здравоохранения и образования.

Можно привести другие примеры масштабных, но так и не выполнивших свое предназначение "стен безопасности". Самый известный – так называемый "железный занавес" во времена холодной войны, олицетворением которого являлась Берлинская стена, возведенная властями ГДР вокруг Западного Берлина в августе 1961 года. Она полностью окружила территорию трех западных (американского, британского и французского) секторов старой германской столицы и прервала свободное сообщение между двумя частями города.

Высота стены достигала 6 метров. Всякий, кто пытался нелегально перейти через границу, мог записать себя в покойники. Пограничникам ГДР предписывалось открывать огонь на поражение. Берлинская стена, конечно, заметно усложнила бегство восточных немцев на Запад, но в исторической перспективе была обречена. Что и показали события двадцатилетней давности.

Еще один вариант "железного занавеса" находится на американо-мексиканской границе. В 2006 году Конгресс США одобрил возведение там стены длиной порядка тысячи километров, предназначенной сдержать наплыв трудовых мигрантов из Мексики. Сегодня заборы-ограждения существуют в населенных местах. Что побуждает мигрантов преодолевать границу на пустынных участках и гибнуть в больших количествах от зноя, холода, голода или змей. И все равно ежегодно на территорию США через эту границу незаконно проникают тысячи и тысячи мигрантов. Забавно, но этот пример демонстрирует, в общем-то, двойные стандарты США. Ведь еще совсем недавно Америка обвиняла СССР в том, что тот препятствует свободе трансграничных передвижений (в том числе и при помощи одиозной Берлинской стены).

"Железный занавес" (какой бы вид в каждом конкретном случае он ни приобретал) остается грубым, архаичным инструментом, использование которого никогда не приводило к желаемым результатам. Ведь стремление огородиться является спонтанной и нерациональной реакцией на новые вызовы. Это следствие экономических ошибок, политики неоколониализма, перекосов общественной морали. Разумным было бы направлять основные усилия на решение системных проблем.

Конечно, все это требует расходов, на несколько порядков превышающих бюджеты нынешних "защитных" проектов. Но реалии таковы, что эти бюджеты сегодня зарываются в песок безо всякой надежды на результат. Необходимо изменить стратегию. Только таким образом мы сможем передать будущим поколениям относительно спокойный, социально, политически и экономически сбалансированный мир в фигуральном и буквальном смысле этого слова.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.