Я предпочту советы пророка
Фото: Getty Images
Я предпочту советы пророка

Президент Израиля Шимон Перес: Роль России на Ближнем Востоке колоссальна

Президент Израиля Шимон Перес дал эксклюзивное интервью ИТАР-ТАСС и "Российской газете".
 
Господин президент, мы встречаемся накануне вашего визита в Российскую Федерацию. Как вы оцениваете состояние российско-израильских отношений?
 
Шимон Перес: Эти отношения можно охарактеризовать как очень хорошие по всем направлениям. Наш товарооборот с Российской Федерацией достиг 3 миллиардов долларов и имеет устойчивую тенденцию к росту. Недавно мы подписали соглашение о совместных исследованиях в космосе, хотим расширить наше сотрудничество в научной сфере, и, конечно же, есть желание еще больше укрепить глубокие культурные связи между Израилем и Россией. Многое из русской литературы, русской духовности наполняет нашу культурную атмосферу. Кроме того, не только миллионы русскоговорящих граждан живут в Израиле, но и миллион граждан в странах бывшего СССР говорят на иврите. Между нашими странами и народами есть духовное, душевное притяжение, поэтому наши особые взаимоотношения находятся в отличном состоянии, и дай Бог, чтобы так было и дальше.
 
Ваш предстоящий визит в Россию будет насыщен целым рядом очень важных встреч и событий. Что лично вы ждете от этого визита?
 
Шимон Перес: Россия сегодня весьма вовлечена в те события, которые происходят на Ближнем Востоке. Россия играет здесь одну из главных ролей. Израиль же можно сравнить с островом, находящимся в огромном океане. И именно океан в огромнейшей мере влияет на остров, а отнюдь, не остров - на океан. Нам нужен спокойный, умиротворенный океан. И в этом процессе роль России - колоссальна. Кроме того, существует потребность развивать научную составляющую наших двусторонних отношений. Российская сторона выразила заинтересованность в газе, найденном у берегов Израиля. Так что можно говорить об обширной повестке дня, но главнейшее в этой повестке - проблема мира.
 
Хотел бы коснуться того, что вы уже упомянули: роли русской культуры, русской литературы в современном Израиле. А вот что означает для вас русская культура, русская литература? Все-таки, ваши корни из белорусского местечка Вишнево, части некогда огромной Российской империи.
 
Шимон Перес: В свое время я спросил у Солженицына: в чем суть связей евреев с русскими? Он ответил, что это - два народа, проживших много лет рядом друг с другом, но так и не узнавших друг друга, толком не познакомившихся друг с другом. "Однако, - сказал он мне тогда, - есть одна особая вещь - это отношение к интеллигенции". Я спросил: а что, по вашему, "интеллигенция"? В чем разница между интеллигентом и интеллектуалом? И ответ на этот вопрос я нашел в самой России. Интеллектуал - это отношение к словам, к Слову, а интеллигент - это отношение к людям, к Человеку. Интеллигентность - это писание о людях, а интеллектуальность - это писание о величинах, об идеях. Как человек, проживший немалую жизнь, я пришел к выводу, что хороший человек не менее важен, чем хорошая идея. Поэтому у меня есть свое отношение к тому, что называется "Великой Россией". То, что нас объединяет и связывает, для меня, это "Великая душа". В центре русской культуры всегда присутствует душа человека. И это не какая-то "абстрактная" душа, это душа, насыщенная идеями, размышлениями. И еще она мелодична. Она извлекает из себя мелодию. Когда я был молодым, я думал, что русские присвоили себе все наши песни, я тогда еще не знал, что это мы взяли себе все ваши песни. Но пели мы их здесь, на нашей земле, с огромным воодушевлением.
 
Вскоре, уже после вашего возвращения из России, в Израиль прибудет с визитом Патриарх Кирилл. В Израиле находится много памятников православия, и это будет очень важный визит. А что делается властями Израиля для сохранения памятников православия?
 
Шимон Перес: Мы вернули России Сергиево подворье в Иерусалиме, ведь это место весьма значимо для православных. Мы тщательно охраняем все места, связанные с православием, и, можно сказать, что у нас очень хорошие отношения с Православной Церковью. Я встречался с Патриархом Кириллом во время своего предыдущего визита в Россию. К тому же, президент Путин лично интересовался судьбой Сергиева подворья. Мы пообещали и вернули его. Я очень надеюсь, что и в этой сфере наши отношения будут очень и очень хорошими.
 
Недавно исполнилось 5 лет с того дня, как вы вступили в должность президента Израиля. Ваша канцелярия подготовила к этой дате специальный отчет в цифрах. Надо сказать, что эти цифры впечатляют! Вы посетили 157 городов, провели 1205 дипломатических встреч, нанесли 50 государственных визитов! Более того - что мне, как журналисту, очень важно - вы провели 1099 встреч с журналистами. По-моему наша встреча с вами - юбилейная: 1100-я ваша встреча с журналистами. Откуда вы черпаете энергию для такой широкой деятельности?
 
Шимон Перес: Я не знаю, откуда люди берут энергию, чтобы проводить дни в праздности и лени. Я нахожу, что работать - намного интереснее, чем лениться. Господь Бог дал каждому из нас триста пятьдесят миллионов минут для жизни. И человеку надо решать, что делать со всеми этими минутами. Можно их потратить впустую. Но я думаю, самодисциплина в том и состоит, чтобы не тратить время попусту. Ведь усталость - это тоже явление психологическое. Я не устаю. У меня нет психологической усталости, потому что нет конца моей любознательности, моему любопытству. Я не успеваю удовлетворить свою любознательность - а вот, смотришь, и день закончился. Поэтому я уверен, что человек должен работать, размышлять, творить. Помимо всего вами перечисленного за время моего президентства я еще написал две книги: одна уже вышла в свет, скоро выйдет и вторая книга. Для меня это - удовольствие, наслаждение. Вместо того, чтобы пойти на берег моря, окунуться в воду, я предпочитаю читать книги и погружаться в мудрость.
 
Позволю себе сделать предположение, что на вашу энергетику и на ваше, слава богу, крепкое здоровье влияют те самые белорусские корни из местечка Вишнево, откуда вы родом.
 
Шимон Перес: Когда я родился, я весил пять килограммов. Я едва не погубил свою мать. Но врачи, меня осматривавшие, сказали, что я не нуждаюсь в прививках. Я - человек, который никогда не получал никаких прививок. Выясняется, что можно прожить и без них. Без прививок и "иммунитета".
 
Я слышал о том, что ваш дед, который потом трагически погиб в годы фашизма, провожая вас, одиннадцатилетнего мальчика, в Эрец Исраэль напутствовал вас особыми словами. Помните ли вы те слова, сказанные любимым дедом в момент расставания, когда вы навсегда уезжали из своего родного местечка?
 
Шимон Перес: Он сказал мне: "Сынок, будь евреем во все дни твоей жизни".
 
Вы, насколько я могу судить, выполнили завет своего деда. Могли ли вы себе представить, что вам предстоит быть одним из строителей государства Израиль?
 
Шимон Перес: У меня даже мечты такой не было. У меня была мечта быть земледельцем, быть кибуцником. Я был пастухом, я мечтал, что, может быть, стану когда-нибудь поэтом или архитектором. Я никогда не мечтал о том, что стану политиком или даже главой правительства. Я не знаю, хороша ли тяга человека к тому, чтобы властвовать над другими людьми. Полагаю, что стремление сделать жизнь людей лучше - предпочтительней. И с тех пор, как я стал отдавать себе отчет в своих действиях, я предпочитаю делать добро, вносить свой вклад в общее дело, быть полезным людям, помогать им, но не властвовать над ними.
 
В Израиле, как и в России, свято чтут праздник 9 мая, День Победы над фашизмом. Я сам был свидетелем того, как бережно относятся в Израиле к этому празднику. Вы лично, господин президент, были в Москве, празднуя 65-летие Победы над фашизмом. Этот праздник прошел через вашу жизнь. Я знаю, что ваш отец был в концлагере, что, вообще-то говоря, этот праздник - еще и ваш личный праздник.
 
Шимон Перес: Мой отец не был в концлагере. Он попал в плен и был в лагере для военнопленных. Дважды он бежал, и во второй раз, когда он был пойман, его повели на расстрел. Это было тогда, когда Советская армия вошла в Берлин, и расстрельный взвод с ружьями наизготовку услышал крики русских солдат: "Бросить оружие!" И отец остался жив.
 
У всех у нас есть слабости и ошибки, но стоит только представить великий народ, русский народ, огромную страну - Россию, это земля христианская. А с другой стороны - Израиль, маленькое, далекое от России место, мы - евреи. Около тысячи лет русский народ давал приют еврейскому народу, гонимому и преследуемому. Евреи бежали из многих мест, но очень многие из них оказались в России - и те, кто бежал с востока, и те, кто бежал из южных мест. Я не говорю, что русские всегда испытывали восторг по этому поводу, но они сделали вещи вполне человечные, создали "черту оседлости", что позволило евреям жить общинной жизнью, своеобразной автономией. Позволили евреям создать школы, издавать газеты, создавать партии. Конечно, можно развернуть беспощадную критику по поводу некоторых идей относительно евреев, которые высказывались в России. Нельзя утверждать, что не было хулиганов всякого рода, но ведь в любой стране есть хулиганы. Но тысячу лет народ, столь отличающийся, страждущий находит приют в России. В исторической перспективе я испытываю чувство глубокой благодарности к России, будучи евреем и потомком тех, кто жил в российской империи.
 
Я знаю и о той высокой цене, которая заплачена за Победу. В войне сражались все народы стран-союзниц, но самую страшную, невообразимую цену заплатил русский народ. 30 миллионов убитых, огромное число раненых, без рук, без ног, вдовы, сироты, разрушенные города. Это ужасно, это страшно! Я говорю об этом, потому что наш еврейский народ пережил невероятные вещи. Подлые нацисты уничтожили 6 миллионов сынов и дочерей нашего народа, безвинных людей, среди них - полтора миллиона детей. Загоняли нас в газовые камеры. Все это не оставляет меня ни на минуту, не дает мне покоя. Я чувствую глубоко в своем сердце искреннюю благодарность русскому народу.
 
Можно критиковать Россию, можно, разумеется, критиковать и нас. Не об этом речь. Я говорю о благодарности русскому народу в аспекте историческом. Приговор истории вынесен. Тысяча лет - это история, это не пять и не десять лет. Между нами создалась странная близость. Вопреки расстоянию, и религиозному, и демографическому. Эта близость заключается в самом отношении к человеку, к тому, что вы русские называете интеллигентностью. И это - важнейшее обстоятельство.
 
Я хотел бы вспомнить человека, который в вашей жизни, а самое главное - в жизни государства Израиль, сыграл огромную роль. Это премьер-министр Бен-Гурион, с которым долгое время была связана ваша жизнь, который провозгласил создание государства Израиль. На ваш взгляд, какова его роль в становлении государства?
 
Шимон Перес: Без него, пожалуй, не было бы у нас государства. Очень часто он оставался в одиночестве, один шел наперекор всему. Он был человеком необычайного мужества, человек Правды. Когда я с ним работал, я выучил два правила, которые были условием для человека, который хотел работать с Бен-Гурионом.
 
Правило первое: не обманывай! Если ты хоть раз обманул, то это последний раз, когда ты работаешь с Бен-Гурионом. Правило второе: всегда дерзай! Не бойся! Даже если потерпишь неудачу. Но - не бойся дерзать! И всегда принимай решение! Однажды, когда мне было 24 года, Бен-Гурион взял меня с собой в поездку, мы ехали в автомобиле. Я думал, что за два часа пути смогу с ним поговорить, но тогда я еще не был с ним хорошо знаком. Мы отправились в путь, и Бен-Гурион задремал в машине, оставив меня одного, разочарованного. И только когда наша поездка уже подходила к концу, Бен-Гурион обратился ко мне и говорит: "Троцкий не был настоящим вождем!"
 
Я не знаю, каким образом Троцкий "вскочил" в наш автомобиль, но хотел развить тему и спросил, почему же он не был вождем. Бен-Гурион ответил: "Что это - "ни мира, ни войны"? Это - еврейская выдумка! Вождь должен решить: либо война - и взять на себя всю меру риска, либо мир - и заплатить полную цену!" И добавил: "Ленин по сравнению с Троцким, возможно, в меньшей степени был интеллектуалом, но он был лидером, вождем. Приняв решение о мире, он сполна за него заплатил".
 
Таков был путь Бен-Гуриона. Принимать решения. Если нет другого выхода - пойти на риск и начать войну; если можно - пойти на риск и заключить мир, заплатив за это. Слово его было непоколебимо как скала, "сдвинуть" его невозможно. И Бен-Гурион не боялся. Но он знал и границы силы. Не предавался фантазиям. Он знал возможности, но знал и их рамки. Но самое прекрасное в нем было - как бы странно это ни звучало - он был человеком искренним, доверчивым. Он не утратил этой своей чистосердечности, в нем не было цинизма. Ни капли цинизма не было в Бен-Гурионе. Он отнюдь не был человеком наивным, но не был и циником. Он всегда говорил: "Быть человеком моральных правил - это быть человеком мудрым". А еще он говорил, что "нет ничего умнее в этой жизни, чем честный, порядочный человек".
 
Насколько я могу судить, бен-гурионовское правило "не врать, не бояться" - абсолютно универсальное для всех людей, которые хотят жить и работать.
 
Шимон Перес: Верно. Но этому очень трудно следовать. Это совсем не так просто! В жизни ведь так много соблазнов. Поэтому я вновь повторю: от тебя остается то, что ты сделал, а не то, что ты обещал. И судить о тебе будут не по тому, кем ты был, а по тому, что ты сделал. И этому я тоже научился в своей жизни.
 
Вот прошло более полувека. Израиль доказал свое право на существование. Израильское общество меняется, и вы свидетель этих изменений. Как изменилось израильское общество в целом? Кто он такой - этот современный израильтянин? И насколько израильтянин начала двадцать первого века отличается от израильтянина середины двадцатого века?
 
Шимон Перес: Видите ли, мы прибыли в Эрец Исраэль, когда здесь ничего не было. Ни воды, ни пригодной для обработки земли, ни золота, ни нефти, зато было враждебное окружение. С экономической точки зрения мы были просто пропащими людьми. У нас не было даже оружия, чтобы защищаться. Но тогда мы обнаружили, что важнейшее из природных богатств - это Человек. Израиль - это страна, где люди обогатили землю, а не земля сделала людей богатыми. И с тех пор мы знаем: надо холить и лелеять Человека. В нем заключены самые огромные природные богатства.
 
Поэтому признаюсь: если бы мне пришлось выбирать, с кем посоветоваться - с экономистом или пророком, то я предпочту пророка. Экономист всегда выложит свои сомнения, расскажет о дефиците, у него всегда есть ответ: "Это невозможно!" Пророк же скажет: "Прости меня, но попробуй!" Израиль как раз является доказательством того простого факта, что пророки могут быть более близкими к истине, чем экономисты. И что Человек - это богатство, перевешивающее все остальные. Мы этому научились. И Израиль вырос, и с ростом страны растет уровень культуры. Кстати, и уровень бескультурья тоже. Все идет вперед, все растет. Но Израиль остается веским доказательством того, что пророки умнее экономистов. Истина - в устах пророков.
 
Современный Израиль - это такая мозаика, где увидишь выходцев из разных стран. На улицах израильских городов можно встретить людей с разным цветом кожи, но при этом они все говорят на одном языке. Мне кажется, что неповторимые краски в современный Израиль вносит то, что называется "русской улицей", русскоязычные израильтяне - выходцы из России и других республик бывшего Советского Союза. Какую роль играет "русская улица" в современном Израиле, насколько сильно, насколько велико ее влияние на современную страну?
 
Шимон Перес: Я начну с вещей маленьких, ведь все говорят о делах больших. Я нигде не видел, чтобы родители проявляли такой повышенный интерес к тому, как учатся их дети. Это очень интересно. Русскоязычные папа или мама идут в школу, чтобы увидеть, что там происходит с их ребенком, будь то урок танцев или урок математики. Это изумительно! А еще я обратил внимание на то, что книги в России относительно дешевы. Книги научные и книги по искусству лучше покупать в России, там они самые дешевые. А затем, разумеется, это сама душа (Перес произнес это слово по-русски - прим.авт.), эта необходимость, чтобы отношения были всегда душевные - будь то "Братья Карамазовы" или герой Чехова.
 
У Чехова все лежат на сцене усталые, но никто из них не убит. У Шекспира тоже все лежат на сцене, но это - либо герои, либо убитые. Значит, есть нечто такое, что дает возможность противостоять страданиям. Вы спрашиваете, какой вклад русской нации в повышение уровня интеллигентности, в науку? И мой ответ - велик этот вклад. Есть те, кто утверждают, что не каждый выходец из России - человек интеллигентный. Но Россия вырастила очень интеллигентных людей. Поэтому судить следует о качествах конкретного человека, а не по канонам каких-то общих правил. Так называемые "русские" - отличные друзья! Без водки, с водкой - но дружба есть всегда.
 
И все же какова роль "русской улицы" в современном Израиле? Насколько русскоязычная община, на ваш взгляд, влиятельна, что вы ждете от нее?
 
Шимон Перес: Видите ли, в былые времена демократия стремилась к тому, чтобы утвердить равенство. Сегодня задача демократии - добиваться равных прав для того, чтобы быть разными. Сегодня подлинная демократия - это собрание тех, кто отличается друг от друга. Собрание разных мнений, разных идей, но без попытки мерить всех одним аршином, выстроить по ранжиру, причесать под одну гребенку. Нет никакого сомнения в том, что русскоязычные израильтяне окрашивают наше общество, придавая ему особый оттенок. Привносимая ими "краска" сочна и не лишена блеска. Но у "русской улицы" есть и свои обычаи. Следует признать, что есть подлинное очарование в том, как все этнические общины сосуществуют под одной крышей. Каждая община приходит со своими обычаями, но живут они все вместе. Я никогда даже представить не мог, что придется мне в одном из наших городов пообедать, получив не только замечательное блюдо "кускус", любимое уроженцами из Северной Африки, но и водку из России. И это - у нас! В Израиле! Согласитесь, это очаровательно.
 
Но я говорю, что не только любимые кушанья разных общин смешиваются друг с другом, но и люди претерпевают подобные процессы. И общины смешиваются. Но, смешиваясь, они хранят и свои корни, свои истоки. Репатрианты из России любят Россию. Они прибыли сюда потому, что искали здесь родину, а не потому, что не любили Россию. И это утверждение справедливо по отношению к ряду других стран. Новые репатрианты не считали, что их репатриация в Израиль - это протест. Они полагали, что это возвращение к истокам. Поэтому скажу вам, что Израиль - это захватывающая, увлекательная, потрясающая страна! Я даже думаю, что Израиль - это в большей степени драма, а не просто государство. Это страна, о которой с уверенностью можно сказать, что нам никогда не скучно.
 
По-моему, везде, где есть евреи, скучно не бывает. Будь то в Израиле, будь то за его пределами. Там, где евреи, не может быть скучно.
 
Шимон Перес: Знаете, я пойду еще дальше. Каков самый великий вклад еврейского народа в мировую культуру? Я считаю, что чувство неудовлетворенности. Еврей не может быть удовлетворен. Не для этого он родился. Это чувство неудовлетворенности - причина того, что мы все время расследуем, изучаем, исследуем, задаем вопросы. Вот почему у нас немало ученых. Знаете, в этой стране все время кипит, бурлит, поднимаются бури, проносятся вихри. Я не знаю, смог бы я жить в другой стране. Я приезжаю в очень спокойную страну, к примеру в Швейцарию, но уже через полдня я хочу вернуться домой. Мне скучно.
 
Большую часть жизни вы посвятили строительству государства, тому, чтобы Израиль жил в мире. И поэтому вы вместе с покойным премьером Ицхаком Рабином и лидером палестинской автономии Ясиром Арафатом были удостоены Нобелевской премии мира за ваш вклад в то, чтобы в этом регионе наконец-то установился мир. К сожалению, пока это не удалось. А в последнее время в регионе, в котором находится Израиль, в политическом плане происходит просто тектонический сдвиг. Как вы оцениваете ситуацию на Ближнем Востоке? Представляют ли эти вызовы трагическую опасность? Что надо сделать, чтобы в регионе установился прочный мир?
 
Шимон Перес: Вы правы, мира мы не достигли. Но хочу вам сказать, что когда-то для меня и мир с Египтом представлялся недостижимой мечтой. Никто не верил, что мир с Египтом будет подписан. Мир с Иорданией был мечтой. Кто мог поверить, что мы будем встречаться с Ясиром Арафатом? Я, конечно, хотел бы, чтобы мы продвигались к миру более интенсивно, но, к моему великому сожалению, очень трудно достичь мира. Трудно убедить собственный народ, еще труднее убедить другой. И не потому, что народы не хотят мира, а только потому, что они считают, что этот мир стоит слишком дорого, и они не очень-то в него верят. Но я гляжу на Ближний Восток и вижу, что революция, произошедшая во всем мире, добралась и до нашего региона, и это - революция молодого поколения.
 
С той минуты, как мы начали получать средства к жизни не столько от обработки земли, а в большей степени - от науки, новых технологий, то не остается иного выхода, кроме как идти к революционным преобразованиям. Египет уже полностью использовал Нил, и за последние 50 лет население Египта увеличилось в пять раз, а Нил утратил 10 процентов своих вод. Теперь у него нет иного пути, кроме развития технологий. Правда, водные запасы можно пополнить с помощью войны за воду, но в этой войне крови прольется больше, чем прибавится воды, а кровь людская - не водица. Зато с помощью технологий из одного Нила можно сделать два Нила, три Нила! У нас, к примеру, не было в свое время ни капли воды, а сегодня ее у нас в избытке. Почему? Да потому, что все зависит от образования, просвещения, воспитания, науки.
 
Молодое поколение в арабском мире, несмотря на кровопролитие, которое обусловлено тем, что трудно расставаться с прошлым, решило строить жизнь по-новому. Но в новое будущее трудно войти. Большинство людей предпочитают помнить то, что было, не мечтая о том, что должно быть. Новые вещи у таких людей вызывают беспокойство, они привыкли к тому, что было, да и из того, что было, помнят только хорошее. Мы свидетели гигантской революции. Надо набраться терпения, хотя эта революция уже кое-чего достигла: на Ближнем Востоке нет больше диктаторов. Сегодня очень трудно и опасно быть диктатором! Никому из своих друзей я бы не посоветовал стать диктатором на Ближнем Востоке.
 
Итак, революция привела к власти тех, кого выбрали в результате голосования. В самую последнюю минуту у тех, кто был инициатором революции, не оказалось нужной организованной альтернативы. И тот, кто, скажем, в Египте, выбран сегодня, он действительно выиграл выборы, он избран, но у него по-прежнему нет решений острейших проблем. Проблема "мусульманских братьев", пришедших к власти в Египте, состоит не в том, как быть "мусульманскими братьями", а именно в том, как дать пропитание мусульманам, как их накормить. Вот и получилось: пошел, проголосовал и остался голодным.
 
И мы делаем все - и я молюсь об этом! - чтобы помочь. Ведь мы - часть Ближнего Востока и пример того, как можно исправить положение голодного, усталого, жаждущего Ближнего Востока. Мы можем поделиться нашим опытом и знаниями. Об этом я говорил с президентом Путиным. Я сказал ему: Россия может стать гигантским поставщиком продовольствия для всего мира. Мы можем работать вместе с Россией, чтобы помочь людям. Вот и Россия сейчас переживает научно-техническую революцию. Вы строите научный город недалеко от Москвы, в России есть много ученых. Весь мир переживает сейчас революционные преобразования. Исходная точка, с которой начинается движение арабского мира, совсем иная, потому что религия внедрила в сознание массу обычаев и привычек, которые необходимо менять. Из труднейшего положения в арабском мире невозможно выбраться без того, чтобы не дать женщинам равные права. Если не будет равных прав у женщин, то не будет будущего у их детей, которых они рожают. Помните, я говорил о "русской" матери, которая ходит в школу, чтобы узнать, как учатся дети. Так же должны вести себя и женщины в арабском мире, чтобы дети получили лучшее воспитание.
 
Поэтому следует терпеливо дожидаться плодов революции в арабском мире, надо понимать и трудности, которые предстоит преодолеть, необходимо подчеркивать те шансы на успех, которые все-таки имеются.
 
Я бы хотел, чтобы все изменилось к лучшему в течение одной ночи, но ведь это просто невозможно. Но если это не происходит в течение одной ночи, не следует впадать в отчаяние. Надо идти дальше! Вся работа нам еще предстоит, и нет места для отчаяния, нет места для сомнений. А с тем, что случаются провалы и поражения, ничего не поделаешь.
 
Господин президент, вы основали Центр мира Шимона Переса. Каковы его цели и направления деятельности?
 
Шимон Перес: Я приведу два-три примера деятельности Центра. После так называемой "первой интифады" выяснилось, что в Иудее и Самарии, в других районах, которыми управляет палестинская администрация, имеется более двух тысяч раненых детей. Но у палестинцев нет больниц, а у детей нет медицинской страховки. Поэтому мы доставили всех этих детей вместе с их матерями в Иерусалим и вылечили их за наш счет. Когда эта акция завершилась, палестинские семьи обратились к нам: "А что делать с больными детьми? Не ранеными, а просто больными? Пожалуйста, продолжайте!" Мы продолжили заниматься больными палестинскими детьми и продолжаем по сей день. До сегодняшнего дня мы вылечили десять тысяч больных детей, не взяв за это ни шекеля.
 
Дети прибывают в Иерусалим с матерями. В наших больницах есть немало медиков, которые владеют арабским языком. И с этой стороны нет ни малейших проблем. Вообще в больницах Израиля нет разницы между евреями и арабами. Арабские врачи и медсестры работают рядом с еврейскими, пациенты могут пребывать в одной палате. И для меня это весьма волнующая активность, поверьте мне. Как человек, я даже не мог подумать, что таким образом смогу помогать людям, и подобная помощь - вещь колоссальная.
 
А еще одно поле нашей деятельности, кроме медицины - это спорт. Дети любят спорт. Спорт - это война, где нет жертв среди живой силы. И у нас есть совместные с палестинскими детьми спортивные команды. Евреи и арабы играют друг с другом, и играют в одной команде. Некоторые из палестинцев прибывают на спортивные состязания даже из тех мест, где идут военные действия.
 
Третья вещь - это Интернет. Там дети разговаривают друг с другом без цензуры, без вмешательства правительств. Говорят прямо, без посредников. Ибо мир должен быть миром, заключенным не правительствами, но гражданами противоборствующих стран. У нас есть 200 тысяч юношей и девушек, арабов и евреев, которые вовлечены в подобные контакты по Интернету, говорят друг с другом. И поскольку говорить по Интернету все время только о мире невозможно, мы превращаем связь по Интернету в средство обучения. Мы учим детей, к примеру, основам высокотехнологичного сельского хозяйства, рассказываем о новинках современной науки. Я бы сказал так: мир еще и строят, а не только ведут о нем переговоры. Подобные акции проводят неправительственные организации, поскольку здесь не работают чисто формальные рамки взаимоотношений. И эта неформальность - огромное преимущество. Мы будем продолжать эту деятельность.
 
Господин президент, наша программа называется "Формула власти". Я хотел бы в заключение нашей беседы задать вам вот какой вопрос: сегодня вы президент Израиля, на протяжении вашей жизни вы возглавляли различные правительственные структуры и ведомства, занимали высшие посты. Вам не понаслышке знакомо такое понятие, как власть. Так вот, на ваш взгляд, какова на вкус такая сложная штука, как власть?
 
Шимон Перес: Я 65 лет работал в административных структурах государства Израиль, неоднократно был министром, был и главой правительства Израиля. Знаете, во что я вложил наибольшее количество сил? В предотвращение трений между людьми. Люди все время друг с другом ссорятся - одна администрация ссорится с другой, офицер не ладит с коллегой. И я должен был всех успокаивать. Но сейчас я не глава правительства, у меня нет "аппарата", как говорится. У меня нет и трений, у меня теперь есть время. Но я убедился в том, что гражданин, получив приказ в прошлом, выражал свое недовольство, сердился - сегодня, когда я обращаюсь к нему с просьбой, то сразу слышу ответ: "Да! Сделаю!"
 
О чем это говорит? Только о том, что люди готовы со всем желанием сделать благо ближнему, вызвавшись добровольно оказать любую помощь. Большинство людей испытывают неудобство, когда им надо властвовать над другими. Мой вывод: надо обращаться к тем, кто добровольно готов делать добрые дела. Если ты попросишь первоклассников в начальной школе сделать что-либо, то с удивлением обнаружишь их готовность откликнуться на просьбу. Они порою ведут себя, как дикари, но стоит попросить их - и все меняется к лучшему.
 
Поэтому опытные лидеры давно уже поняли, что добрая воля - это подлинная сила. Более мощная, чем сила физическая. И еще надо понять: щедрость - это могущество. Когда ты отдаешь - ты приобретаешь множество друзей, когда же ты забираешь, то наживаешь себе множество врагов. А враги всегда обойдутся тебе значительно дороже, чем друзья. И я пришел к выводу: если хочешь быть лидером, то ты должен служить, а не властвовать. Задача лидера - помогать, а не командовать. Лидер должен уметь выслушать человека, понять, чего он хочет. Ибо мир не только глобален, он еще и очень индивидуален. Человек хочет иметь не только свободу слова, но и свободу самовыражения. И, как бы это ни было сложно, но мы обязаны в этом мире сочетать глобальное с индивидуальным. Индивидуальность - это когда ты внимательно выслушиваешь человека, а глобальное - это то, что ты видишь вокруг себя. Я скажу вам, что сегодня я могу делать такие вещи, которые мне были не под силу в те дни, когда я был премьер-министром, хотя у меня и нет, как говорится, "аппарата", а есть лишь небольшая группа помощников. Люди это ценят, понимая, что я делаю это не для себя самого, что я вовсе не хочу властвовать. Мое личное ощущение: если ты служишь людям, то получаешь истинное удовольствие. Если меня поставят перед выбором: служить людям или властвовать над ними, то мой выбор, мое предпочтение - служить.

Текст: Михаил Гусман (первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС)

counter
Comments system Cackle