Ислам заявил право на Запад
Фото:
Ислам заявил право на Запад

Одной из тем, взволновавших западные СМИ и общество нынешней осенью, стали сообщения о повсеместно растущем влиянии шариатских судов среди многочисленных иммигрантов-мусульман в Европе и США. Судов, действующих параллельно и зачастую вместо официальных органов.

«Параллельная юстиция» – так озаглавлена статья в немецком журнале Der Spiegel от 1 сентября, посвященная мусульманским «арбитрам», решающим все спорные вопросы в среде правоверных в Германии.

«В мечетях или чайных мусульманские «старейшины» выносят свои приговоры, которые цементируют диаспоры воедино, – пишут немецкие журналисты. – Они посредничают в решении конфликтов между иммигрантами, часто в ущерб действию немецкой юстиции. Некоторые говорят, что подобный «арбитраж» освобождает суды от клиентов, но многие видят в этом и ползучий рост влияния шариатских законов». Почва для подобных опасений есть – зачастую эти негласно действующие судьи решают вопросы об «убийствах чести» (когда родители или братья лишают жизни «опозоривших семью» девушек), которые вследствие этого остаются неизвестны юстиции, о выдаче замуж несовершеннолетних или о сексуальном насилии над женщинами в браке, о взыскании долгов (издание приводит пример Фуата С., которого пытали в иммигрантском квартале Берлина за отказ в выплате долга и который после освобождения полицией отказался от иска в суд после встречи с обидчиками у «исламского арбитра») и т.д.

Йоахим Вагнер, известный юрист и политический журналист, в своей вышедшей в августе с.г. книге «Судьи без законов» (Richter ohne Gesetz) пишет: «Власть этих судей основывается не на законе, а на положениях, существующих внутри исламских общин. Большинство из так называемых судей являются старейшинами кланов, имамами, некоторые для разрешения споров даже специально приезжают из Турции или Ливана». По его мнению, «исламская параллельная система правосудия становится угрозой конституционной правовой системе Германии». Летом 2010 года вопрос об этом подняла берлинский судья по делам несовершеннолетних Кирстен Хейсиг, найденная мертвой в лесу после представления в издательство рукописи своей книги «Когда терпение кончается» (Das Ende der Geduld), вызвавшей шквал обвинений в адрес автора со стороны диаспор. Хейсиг пишет: «Закон уже ускользает из наших рук. Он переходит к улице или к параллельной юридической системе, в которой имам или иной толкователь Корана определяет, что и как нужно делать». Как пишет Йоахим Вагнер, при рассмотрении дел, в которых выступают в качестве ответчиков мусульмане, в адрес свидетелей и сотрудников органов юстиции часто поступают угрозы со стороны «блюстителей исламского порядка», да и в целом «на практике разрешение конфликта (после решения шариатского суда. – «НГР») зачастую достигается с помощью насилия и угроз».

Схожая ситуация в Норвегии, где в последние десятилетия обосновались сотни тысяч иммигрантов из африканских и ближневосточных стран. У сторонников введения шариата в стране есть немало влиятельных лоббистов. Например, руководитель Объединения судов Норвегии (административного органа, ответственного за поддержку всех обычных судов) Тур Ландбах, заявивший в конце сентября с.г., что правительство страны «должно проявить политическую волю» и включить пока негласно действующие в стране шариатские суды в национальную судебную систему, официально признав полномочность их решений.

«Обычно шариатские суды ассоциируются у людей с отрубанием рук и прочим, но это совсем не так; из того, что я там видел, это просто арбитраж между людьми, в котором нет ничего страшного», – убеждал норвежцев Ландбах, весной 2010 года посетивший шариатские суды в Лондоне и в июне того же года заявивший, что «это, вполне вероятно, будет существовать в Норвегии».

В июне 2010 года стало известно, что Объединение судов Норвегии проводит встречи с норвежскими имамами, планируя «создание совета по гражданским вопросам, таким как развод, наследование и насилие в семье» (по сути, де-факто это был бы интегрированный в официальное законодательство суд шариата). Однако предложения Ландбаха вызвали отрицательную реакцию со стороны официальных лиц. Министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стере отметил в июне 2010 года, что юридическая «практика, не являющаяся частью норвежской культуры, не должна получать со стороны государства легитимизацию своих решений», так как дискриминирует женщин. В сентябре с.г. министр юстиции Норвегии Кнут Стурбергет заявил в интервью телекомпании NRK, что предложение Ландбаха не подходит для страны, так как легализует идеи, отличные от норвежского законодательства. Однако, как отметила в интервью газете Aftenposten юрист Катя Янсен Фредриксен, «к шариату в норвежском законодательстве прибегают уже сегодня, особенно при рассмотрении семейных дел иммигрантов».

В Великобритании с ее двухмиллионной пакистанской диаспорой шариатские суды официально легализованы. Согласно заключенному в 1996 году соглашению между государством и представителями мусульманского духовенства, были открыты пять шариатских судов (с правами арбитража) в городах с крупными мусульманскими диаспорами – Лондоне, Манчестере, Бирмингеме, Брэдфорде и Нанитоне. Но, как выяснилось из доклада исламоведа Дэниса Мак-Эойна «Шариатский закон, или Закон один для всех?», представленного летом 2009 года правозащитной организацией Civitas, в Соединенном Королевстве на самом деле действует 85 шариатских судов, большая часть из них – нелегально. Среди принятых шариатскими судами Британии решений он указывает такие: запрет мусульманке выходить замуж за немусульманина, если тот не перейдет в ислам; одобрение многоженства; принуждение жены к сексу с мужем в любой момент, когда он этого потребует. Об этом же в интервью газете Guardian сказал Найт Эддисон, юрист, специализирующийся на законе о религии: «Имамы в мечетях выполняют брачные церемонии, которые не зарегистрированы в соответствии с английским правом... Примерно две трети мусульманских браков не зарегистрированы в соответствии с британским законом, что делает их незаконными, так что женщина, состоящая в таком браке, не имеет иного выбора, кроме как идти потом в шариатский суд... Это единственная религия, которая поступает таким образом, – индуисты и сикхи зарегистрировали свои храмы в соответствии с законом о браках, и иудейский раввин не проводит церемонию бракосочетания в синагоге, если брак одновременно не регистрируется по английским законам». Многие из подобных шариатских судей являются неприкрытыми исламистами – такие как Анжем Чаудхари из Лондона, глава недавно запрещенной организации Islam4UK, требовавшей создания в Британии «независимых исламских эмиратов», включая Лондон, где шариат действовал бы как закон для всех жителей.

Британским исламистам близка действующая в Бельгии организация Sharia4Belgium, на сайте которой (недавно закрытом властями) над зданием бельгийского парламента реял черный флаг джихада и было вывешено следующее объявление: «Мы предлагаем королевской семье, парламенту, знати и каждому бельгийцу принять ислам и этим спасти себя от болезненных наказаний в будущем». 10 сентября с.г. в бельгийском городе Антверпен, где мусульмане составляют более 10% населения, Sharia4Belgium открыла шариатский суд, что было расценено многими как «новый шаг в идущей исламизации Бельгии». По мнению юристов, деятельность суда парализует расследование так называемых «убийств чести» и официально запрещенных в стране в 2007 году принудительных браков.

Шариат дошел и до Нового Света – здесь его полномочия обеспечивает норма, согласно которой законодательство США признает в отношении иммигрантов действие законов их родины. Изначально предназначенный прежде всего для признания браков иммигрантов закон в последние годы стал использоваться в судах весьма расширительно. Так, громкий резонанс в обществе вызвал приговор, вынесенный в июне 2009 года в штате Нью-Джерси по делу супружеской пары из Марокко, где муж неоднократно насиловал жену. Однако на суде муж сослался на то, что это не противоречит законам шариата, и судья вынес решение на основании этих доводов, что насилие не имело места. Как заметил по поводу этого процесса политик-республиканец Ньют Гингрич, на территории США, по сути, «отказались применить американский закон».

В ряде штатов этот и подобные ему прецеденты вызвали волну законов, запрещавших судам руководствоваться иностранным правом, прежде всего законами шариата. Первым из них стал закон №714 штата Луизиана, подписанный 29 июня 2010 года губернатором и вступивший в силу 18 августа того же года. Согласно публикации в журнале USA Today за 12 сентября 2010 года, аналогичные законы были инициированы также в шести штатах – Аризоне, Оклахоме, Теннесси, Флориде, Южной Каролине и Юте. К началу этого года, согласно публикации в журнале Colorlines за 9 февраля с.г., к ним присоединились еще девять штатов – Аляска, Вайоминг, Арканзас, Джорджия, Индиана, Миссисипи, Небраска, Техас и Южная Дакота. В большинстве штатов эти ограничения были проведены как законы, но в Оклахоме отказ от шариата решили узаконить как поправку №755 к Конституции штата, в которой прямо говорилось о «запрете судам рассматривать дела или выносить приговоры на основании шариата». 2 ноября 2010 года на референдуме за эту поправку проголосовали 70,8% избирателей. Однако введение поправки в действие заблокировала федеральный судья Вики Майлс Ла Гранж, усмотревшая в ней нарушение первой поправки к Конституции США, запрещающей «принимать законы, касающиеся религии». 10 сентября с.г. 10-й федеральный суд в Оклахоме приступил к рассмотрению вопроса об этой поправке, названной жителями «Спасите наш штат!».

Владислав Мальцев

counter
Comments system Cackle