Египет: ядерная программа и возрождение региональных амбиций
Фото: Getty Images
Египет: ядерная программа и возрождение региональных амбиций

Попытка восстановления статуса
 
Выступая в конце августа на XVI саммите Движения неприсоединения в Тегеране, президент Египта М.Мурси заявил, что его страна намерена реанимировать собственную ядерную программу, приостановленную из-за прошлогодних „революционных” событий.
 
Следует отметить, что этим заявлением дело не закончилось. Декларирование восстановления региональных амбиций со стороны нового лидера страны пирамид продолжилось уже на следующей неделе во время заседания Лиги арабских государств на уровне глав внешнеполитических ведомств.
 
Выступая в здании ЛАГ, М.Мурси рассказал и о «наполеоновских» планах Каира по существенному реформированию Лиги, и о египетском видении решения сирийской, израильско-палестинской и внутрипалестинской проблем, и о приоритетности африканского вектора внешней политики АРЕ.
 
Как видим по первым шагам, М.Мурси оказался не таким уж и «тихоней», как прогнозировалось многими. И после «антивоенного путча», когда в отставку были отправлены глава Высшего совета вооруженных сил, министр обороны АРЕ фельдмаршал Мохаммед Хусейн Тантауи, а вместе с ним начальник генштаба египетской армии генерал Сами Анан, командующие ПВО, ВМС, ВВС страны, а также глава служб безопасности Египта, новый египетский лидер, похоже, серьезно взялся за возрождение статуса «ключевого» государства Ближнего Востока.
 
Судя по всему, ядерная программа видится в этом всем одним из основных элементов. Подтверждением этому может служить также то обстоятельство, что свой первый визит за пределы ближневосточного региона М.Мурси совершил в Китай – страну с развитой ядерной инфраструктурой и всевозрастающими амбициозными планами в отношении региона северо-восточной Африки (вовлеченность китайского бизнеса только в Судане чего стоит!).
 
Впрочем, возникает вопрос, хватит ли на этот раз египетскому руководству твердости в доведении до конца своих ядерных намерений? Ведь египетская ядерная программа – это, своего рода, «недострой». Будучи старше и индийской, и пакистанской, и (по некоторым данным) даже израильской ядерных программ, Каир так и не смог создать полный ядерный цикл, подготовить необходимых специалистов, войти, тем самым, в «ядерный клуб» и, соответственно, вести разговор с другими странами уже совсем с иных позиций.
 
Похоже, данное обстоятельство серьезно беспокоило на закате своего президентства прежнего лидера страны - Х.Мубарака. Отсюда и желание, наконец-то, довести до конца ядерные начинания предыдущих руководителей страны.
 
Атом как аргумент
 
Новый поворот к ядерной энергетике в Египте произошел после того, как во время работы съезда правящей тогда Национально-демократической партии (НДП) ее лидер и президент страны Х.Мубарак 21 сентября 2007 г. предложил правительству «вернуться к планам в сфере мирной атомной энергетики». А двумя днями раньше во время упомянутого съезда НДП с предложением по созданию Египтом собственной ядерной программы выступил сын главы страны, политический секретарь НДП и, как тогда считали, вероятный «наследник» главной государственной должности в Египте Гамаль Мубарак.
 
Было заявлено, что страна планирует до 2016 г. соорудить первую АЭС мощностью 1000 МВт в районе города Ад-Дабаа, который расположен на средиземноморском побережье (150 км западнее от второго по величине города Египта - Александрии).
 
Кроме того, было также оглашено, что в районе Ад-Дабаа до 2020 г. запланировано строительство трех атомных электростанций суммарной мощностью 1800 МВт. Отвечая на реплики оппозиционных СМИ относительно прав собственности на упомянутый земельный участок, тогдашний министр электрификации Египта Хасан Юнес подчеркнул, что 45 кв. км земли под строительство АЭС в указанном районе было отчуждено почти три десятилетия тому назад (с этой местности были выселены бедуины, а место строительства огорожено). Однако после аварии на Чернобыльской АЭС правительство АРЕ заморозило строительство, ограничившись лишь разработками в сфере гидроэнергетики, а также генерации электроэнергии из энергии ветра и солнца.
 
Относительно характера своей ядерной программы, официальные египетские власти (как прежние, так и нынешние) подчеркивали и подчеркивают, что полностью придерживаются Договора о нераспространении ядерного оружия. В частности, в свое время Египет настоял на том, чтобы в докладе МАГАТЭ по Ирану, который был подготовлен для СБ ООН, был включен параграф о «Ближнем Востоке, свободном от ядерного оружия».
 
Впрочем, очевидно, что это все риторика. Разумеется, Каир, при условии резкой смены геополитической конъюнктуры в регионе, намерен попытаться под прикрытием мирной программы создать ядерное оружие, чтобы обеспечить противовес ядерному арсеналу Израиля и Ирана.
 
Тем более, вопрос относительно характера ядерной программы Египта неоднократно возникал в прошлом. Вспомним, хотя бы, как в начале 2005 г. было распространено сообщение со ссылкой на «венские дипломатические источники» (в Вене, как известно, находится штаб-квартира МАГАТЭ) относительно обнаружения доказательств тайных египетских ядерных экспериментов, которые «могут быть частью программы вооружения», или же неоднократные визиты в АРЕ несколько лет тому назад пакистанского ученого Абдаллы Кадура Хана, который позднее признал, что передавал ядерные технологии «другим странам».
 
Похоже, горькие уроки от С.Хусейна и М.Каддафи, так опрометчиво отказавшегося от собственной ядерной программы, в соседнем Египте (да и во всем регионе) усвоены назубок.
 
Возвращаясь на круги своя
 
Стоит отметить, что Египет имеет значительный ядерный потенциал, принимая во внимание то обстоятельство, что страна располагает огромными залежами урановой руды на Синайском полуострове и на побережье Красного моря.
 
Более того, в АРЕ уже имеются два экспериментальных реактора. Один из них мощностью 2 МВт был построен СССР еще в 1958 г., другой был приобретен в Аргентине в 1998 г. (мощность – 22 МВт).
 
Казалось бы, что еще надо для успешного внедрения в стране пирамид «ядерного счастья»?
 
Однако, если копнуть глубже, то все не так просто. Кроме сугубо геополитических (озабоченность «лучших друзей» Египта в регионе – Ирана и Израиля, стремление «адекватно ответить» на это со стороны арабских стран и, как результат, дальнейшая эскалация напряженности в регионе), имеются еще и «технические» препятствия.
 
К основной «технической» угрозе эксперты относят низкий уровень безопасного функционирования АЭС. Главным образом, это связано с климатическими условиями, угрозой терактов, а также (что, пожалуй, наиболее существенно) специфическим отношением к жизни в Египте (кто пожил в арабском мире, прекрасно понимает, о чем речь).
 
Кроме того, существует опасность похищения во время процесса обогащения или переработки отработанного топлива для дальнейших попыток со стороны террористических организаций.
 
Впрочем, главным препятствием успешного развития египетской ядерной программы на нынешнем этапе является банальная нехватка средств. По оценкам комиссии по ядерной энергетике АРЕ, сооружение лишь одной атомной электростанции обойдется казне примерно в $1,5-2 млрд.
 
В стране, где девальвация национальной валюты может к концу текущего года достичь рекордного за последние 10 лет показателя, это слишком дорогое удовольствие.
 
А посему, очевидно, что после громких деклараций египетская ядерная программа будет потихоньку спущена на тормозах, а новое руководство в Каире во главе с М.Мурси займется более привычными «земными» проблемами АРЕ в регионе: договариваться о квотах на водные ресурсы р.Нил, мирить палестинцев, толкаться в борьбе за гегемонию внутри арабского мира с Саудовской Аравией и другими монархиями Персидского залива, а также время от времени пугать своей «виртуальной» ядерной программой в надежде (в случае чего) избежать иракского или ливийского сценариев.

counter
Comments system Cackle