Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Проказник на должности

В качестве Министра иностранных дел он должен как-то участвовать в иностранных делах. Но беда в том, что в Израиле иностранными делами занимаются другие.

liberman_knesset
Фото: Getty Images

ДВЕ НЕДЕЛИ назад Либерман потребовал от "Квартета" сместить президента Палестинской администрации Махмуда Аббаса и немедленно провести на Западном берегу выборы. Такого ошарашивающего идиотизма не ожидали даже от Либермана.
 

ХАРАКТЕР у Авигдора Либермана неугомонный. Его все время тянет что-нибудь отчудить, одно или другое.
 
В качестве Министра иностранных дел он должен как-то участвовать в иностранных делах. Но беда в том, что в Израиле иностранными делами занимаются другие.
 
Самая важная область наших иностранных дел – отношения с Соединенными Штатами. Такая важная, что Биньямин Нетаньяху взял эту сферу целиком на себя. Лично перед ним отчитывается наш посол в Вашингтоне, подобранный лично миллиардером казино Шелдоном Адельсоном.
 
Отношения с палестинцами (рас)строил главным образом Эхуд Барак, на которого в качестве Министра обороны официально возложена ответственность за оккупированные территории. Главное действующее лицо на этой сцене "Шин-Бет" (Служба общей безопасности), которая подчиняется самому премьеру.
 
Отношения с арабским миром, какие уж ни есть, поддерживает "Моссад", тоже подчиненный премьеру. На практике, все решения принимаются совместно Нетаньяху и Бараком, включая, разумеется, и Решение по Ирану.
 
Что же остается на долю Либермана? Он может сколько душе угодно заниматься Замбией и островами Фиджи. Может назначать послов в Гватемалу и Уганду. Только и всего.
 
Если забыть, что он обладает личной монополией на отношения с постсоветскими государствами. С чего бы это? Как же – он родился в Советской Молдавии и говорит на русском. Хотя он прибыл в Израиль 34 года назад, едва справив свой двадцатый день рождения, большинство израильтян до сих пор считают его "русским". На иврите он говорит с сильным русским акцентом и выглядит человеком совсем из наших мест. Но его связь с той частью мира культурными факторами не ограничивается – он большой почитатель Владимира Путина и его коллег, Александра Лукашенко в Белоруссии и Виктора Януковича в Киеве. Такой режим он не прочь установить и в Израиле, воображая себя здешним Путиным.
 
Большинство его коллег в Европе и по всему миру хотели бы держаться от него подальше из-за его взглядов, которые считают полуфашистскими, если не хуже.
 
ПОЧЕМУ ЖЕ из всех возможных должностей Нетаньяху выбрал для него место министра иностранных дел? Конечно, как лидер одной из ключевых для формирования правого правительства партий Либерман имел право выбрать оно из трех главных министерств: обороны, финансов или иностранных дел. Но кто бы стал спорить, что военные дела предназначены Бараку самим Богом? Поскольку Нетаньяху считает себя гением экономики, он решил придержать министерство финансов фактически для себя. Он нашел доктора философии, большим преимуществом которого была полная невинность в экономических вопросах, и назначил его своим доверенным министром финансов. Так что остались только иностранные дела – вожделенное для Либермана министерство.
 
Широкого поля для деятельности в нем нет, и причин попасть в газетные заголовки – тоже. Поэтому Либерман просто вынужден раз в несколько месяцев что-нибудь такое отчебучить. Он уже успел разобидеть многих из своих зарубежных коллег, в чем ему оказывал квалифицированное содействие его заместитель, Дани Аялон, расхваставшийся тем, что усадил турецкого посла на низкую кушетку. Тогда турецкая армия еще была ближайшим партнером Израиля в регионе, и Барак рвал и метал.
 
Кроме того, Либерману требовалось что-то, чтобы отвлечь внимание от собственного знаменитого коррупционного дела. Уже 14 лет расследуется получение им миллионов долларов из таинственных зарубежных источников. Часть этих денег была выплачена сомнительным зарубежным компаниям его дочери, которой тогда было двадцать с небольшим. Генеральный прокурор все еще не решил, предъявлять ли обвинительное заключение – в таком случае Либерману пришлось бы подать в отставку.
 
И вот Либерман опять устроил большой шум.
 
ДВЕ НЕДЕЛИ назад Нетаньяху и Барак с удивлением прочли в газетах, что он разослал письма министрам иностранных дел так называемого "Квартета" – США, Европейского Союза, ООН и России – наблюдающего за несуществующим "мирным процессом".
 
В своем послании Либерман потребовал от четверки сместить президента Палестинской администрации Махмуда Аббаса и немедленно провести выборы на Западном берегу.
 
Такого ошарашивающего идиотизма не ожидали даже от Либермана.
 
Прежде всего, у Квартета нет никаких полномочий смещать кого бы то ни было в Палестине или, если на то пошло, в Израиле. Или распоряжаться проведением выборов где бы то ни было.
 
Верно, что срок палестинских выборов давно прошел: они должны были состояться в январе 2010 года. ХАМАС уже объявил, что не примет в них участия, а значит, они могут быть проведены только на Западном берегу. Это завершило бы раскол между ООП и ХАМАСом – который никто из палестинцев ни с той, ни с другой стороны не хотел бы усугублять.
 
Во-вторых, если бы ХАМАС принял участие в выборах, следующим президентом, вполне возможно, стал бы лидер ХАМАСа Халед Машаль, на жизнь которого Израиль готовил покушение. Учитывая, что прародитель ХАМАСа – Мусульманское братство – надежно устроилось в Египте, шансы на демократических выборах у ХАМАСа сейчас еще выше, чем были в прошлый раз, когда он ловко одержал победу.
 
В-третьих, и это самое важное, Махмуд Аббас в гораздо большей степени, чем все другие палестинские лидеры, склонен к мирному решению конфликта. И в этом суть проблемы.
 
Либерман основывает свое диковинное требование на утверждении, которое едва ли поддержали бы сколь-нибудь серьезные эксперты, что Аббас является главным препятствием к миру. Подлинная причина его инициативы может быть прямо противоположной: именно позиция Аббаса ставит Израиль в неудобное положение разрушителя мирного процесса.
 
Условия Аббаса для начала мирных переговоров хорошо известны: Израиль должен полностью прекратить поселенческую деятельность. И с этим в целом согласен весь мир.
 
Условия Аббаса для заключения мира также хорошо известны. Уже давно они были сформулированы Ясиром Арафатом: создание рядом с Израилем Государства Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращение к границе по "зеленой линии" (при незначительном и взаимно согласованным обменом территориями). По проблеме беженцев должно быть принято "согласованное" решение, предполагающее символическое возвращение небольшого их числа. Мир в целом принимает и это.
 
Израиль, если бы захотел, мог бы заключить мир с палестинцами на следующей неделе, а еще через неделю – со всем арабским миром на условиях, изложенных в Арабской мирной инициативе, практически полностью совпадающей с палестинскими условиями.
 
И в этом источник либермановской ненависти к Аббасу. Он, как и Нетаньяху, не готов отказаться от мечты о Великом Израиле. Поэтому он предпочел бы в палестинском руководстве ХАМАС – до тех пор, конечно, пока ХАМАС отвергает мир.
 
ПРАКТИЧЕСКИ, Палестинская администрация под руководством президента Аббаса активно сотрудничает с Израилем по одному действительно важному вопросу: в области безопасности.
 
Большинство израильтян убеждены, что насильственные действия со стороны палестинцев (также называемые "терроризмом") были остановлены воздвигнутыми на их пути препятствиями: комбинацией стен и заборов, разрезавших палестинские территории. Но через стену можно перелезть или прорыть под ней туннель, а боевики могут проскользнуть через блок посты. Как выразился один американский политик о стене между США и Мексикой: "Вы мне покажете стену высотой в 50 футов, а я вам – лестницу высотой в 51 фут". Я видел, как палестинские подростки забирались на стену безо всякой лестницы.
 
Подлинная причина почти полного прекращения насильственных действий на территории Израиля со стороны Западного берега – в тесном повседневном сотрудничестве палестинских сил безопасности с израильскими. По приказу Аббаса палестинская полиция, являющаяся фактически вооруженной силой, обученной американскими офицерами, беспощадно преследует боевиков ХАМАСа и других фракций, отдающих предпочтение "вооруженной борьбе".
 
Следуя этим курсом, Аббас идет на большой риск. ХАМАС и другие обвиняют его в сотрудничестве с оккупантами и сравнивают Палестинскую администрацию с режимом Виши во Франции, который сотрудничал с оккупантами. (Полиция маршала Анри Петена, героя Первой мировой войны, тесно сотрудничала с немцами, помогая им устраивать облавы на евреев и отправлять их в Аушвиц).
 
Аббас пришел к выводу, что "вооруженная борьба" не дала палестинцам ничего. Он надеется, что при отсутствии насильственных действий жители Западного берега смогут построить свое гражданское общество, укрепить палестинские институты, поднять жалкий уровень жизни (меньше одной десятой от израильского) и обеспечить палестинской администрации зарубежную помощь и признание. При столь умелом штурмане как Салам Файяд, такая программа оказалась эффективной – по крайней мере, в настоящее время.
 
Риск действительно велик. Экономика Западного берега при ее теперешнем состоянии может рухнуть в любую минуту. Ползучее строительство поселений дошло до точки, когда ими окружена каждая палестинская деревня, что делает жизнь палестинцев невозможной – особенно когда молодые поселенцы почти ежедневно устраивают террористические акции (так определили их официальные лица из израильской системы безопасности), нападают на жителей, жгут мечети, дома, автомобили и рубят оливковые деревья.
 
Когда-нибудь дух арабской весны достигнет и Западного берега, и даже руководство ООП не сможет сдержать эту волну.
 
В состоянии близком к отчаянию, Аббас стремится получить передышку, обратившись в ООН за признанием. Признанию Палестины в качестве государства-члена препятствуют США, налагающие вето в Совете Безопасности. Обращение к Генеральной Ассамблее, в которой вето отсутствует, и Палестина могла бы получить статус "государства – не члена ООН", Либерман назвал "дипломатическим терроризмом".
 
Израильское правительство осудило обращение Палестины как "одностороннее", как будто израильское обращение в ООН в 1948 году было "многосторонним". Как бы то ни было, перед лицом зловещих израильских и американских угроз, Аббас может отказаться и от этого усилия, что еще более ослабит его позицию.
 
На этой неделе Аббас получил приглашение от иранского режима принять участие в проводимой в Тегеране широкой ассамблее так называемых "неприсоединившихся государств". Палестинский лидер взвешивал возможность принять это приглашение и приобрести некоторый международный статус или отказаться от него из страха перед американскими карательными мерами. Он решил присутствовать на ней.
 
МЕЖДУ ТЕМ, Либерман уже достиг своей цели – несколько дней его имя появлялось в новостях, а его физиономия с характерным бегающим взглядом и зловещей ухмылкой – на телевизионных экранах.
 
Теперь о нем опять забудут на несколько недель или месяцев, пока он не учинит какую-то новую проказу.

Источник: Гуш Шалом

Метки:

Читайте также