Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+14

Мнения

А
А

Ни пуха ни пера

В последние недели привычную "иранскую ядерную программу" из сообщений СМИ вытеснило новое устойчивое словосочетание: "иранский куриный кризис". Мощный виток инфляции спровоцировал настоящий продовольственный кризис.

chicken
Фото: Getty Images

Иранские власти борются с "куриным кризисом"

В последние недели привычную "иранскую ядерную программу" из сообщений СМИ вытеснило новое устойчивое словосочетание: "иранский куриный кризис". Мощный виток инфляции, вызванный введением в начале года нового пакета санкций против Тегерана, спровоцировал настоящий продовольственный кризис, и власти, похоже, уже начали опасаться, как бы он не перерос в политический.

От нефти к курице

"В Иране теперь нет черты бедности, а есть черта курицы", - мрачно шутят в твиттере местные микроблоггеры. Впрочем, большей части населения, судя по всему, совсем не до шуток. Экономический кризис 2012 года вернул воспоминания о самых неблагополучных временах последних десятилетий - впервые после Ирано-иракской войны властям пришлось вводить систему распределения продовольствия.

За последние месяцы цена на курицу в Иране выросла на 60 процентов, а по сравнению с прошлым годом птица, которая заменяла большинству малообеспеченных иранцев мясо, подорожала втрое. В июле цена на килограмм курятины достигла 70 тысяч риалов (5,6 доллара) при среднем доходе 375 долларов в год. В условиях сильной инфляции (с декабря 2011 года по июль 2012-го, как пишет The Wall Street Journal, зарплаты иранцев обесценились почти вдвое) даже для обеспеченных семей мясо, хотя бы куриное, стало непозволительной роскошью.

При этом пик дороговизны пришелся на преддверие Рамадана, который сопровождается не только строгим постом (в дневное время), но и многочисленными трапезами, а завершается одним из главных семейных праздников в году. В связи с этим власти страны ввели систему государственных субсидий. В специальных магазинах курицу можно купить по твердым ценам, однако в них выстраиваются гигантские очереди. До введения талонов пока не дошло, но многие местные жители рассказывают, что курицу отпускают при предъявлении документов, чтобы нельзя было купить больше установленного лимита.

Понятно, что курица - только один из примеров, просто наиболее яркий. Глубокий кризис с начала 2012 года переживает вся иранская экономика. Связан он не в последнюю очередь с введением нового пакета экономических санкций против ядерной программы Тегерана. В июле ситуация осложнилась тем, что к всеобъемлющим экономическим санкциям США присоединился Евросоюз. С первого числа европейским компаниям запрещены любые торговые связи с иранскими.

Основная цель этих мер - ограничить экспорт нефти и лишить Иран главной статьи наполнения бюджета. На продажу углеводородов за рубеж приходится 90 процентов валютной выручки Ирана, и, несмотря на то, что страны ЕС покупают менее четверти экспортируемой Ираном нефти, введение эмбарго должно было нанести серьезный урон экономике страны.

Так и вышло. С начала года покупательная способность риала сократилась, по некоторым данным, на 75 процентов. В связи с этим подорожала не только курица, производство которой, как уверяют иранские фермеры, зависимо от импортных кормов; с начала года резко выросли цены практически на все продукты, включая фрукты и сахар. Все это ведет к росту социальной напряженности, и вовсе не исключено, что "куриный кризис" со временем перерастет в "куриный бунт".

От курицы к цензуре
 
Видимо, такими опасениями продиктованы действия иранских властей. Наряду с введением субсидий на курицу правительство развернуло масштабную кампанию по выдворению из Ирана многочисленных иностранных рабочих (в основном - выходцев из Афганистана), включая тех, кто находится в стране легально. Приграничные города превратились в перевалочные пункты, в которых скапливаются бывшие мигранты, вынужденные возвращаться в Афганистан, где им, скорее всего, тоже не предложат работу - именно невозможность трудоустроиться дома и заставила их отправиться на заработки в соседний Иран.

Следующим объектом кризисных мер стали СМИ. Началось с истории почти комичной: глава МВД Ирана Эсмаил Ахмади-Могаддам рекомендовал местным телеканалам воздержаться от демонстрации фильмов и передач, содержащих сцены обедов с курицей. По мнению чиновников, такие сцены могут спровоцировать зависть и агрессию среди людей, которые не могут себе позволить подобную роскошь.

"Кино - это зеркало общества, - заявил Ахмади-Могаддам. - Некоторые люди, насмотревшись фильмов о жизни обеспеченных людей, могут похватать ножи и потребовать своей доли общественного блага. Телевидение не должно быть витриной недоступного уровня жизни". Это заявление министра тоже стало поводом для появления многочисленных шуток в сети.

Однако затем стало известно, что власти планируют ввести в СМИ дополнительные ограничения, чтобы те освещали события в стране "сообразно национальным интересам". В частности, журналистам не рекомендуется заострять внимание на проблемах иранской экономики, вызванных введением санкций. Так, заметки о росте цен газетам предполагается заменять более "позитивными" материалами о разработках иранских нефтяных месторождений.

Курс на позитив

Интересно, что власти, по крайней мере пока, не пытаются использовать экономические трудности, вызванные введением санкций, для воздействия на общественное мнение. В логику иранского политического процесса гораздо лучше вписалась бы попытка обвинить (и кстати небезосновательно) Запад в народных бедах, в очередной раз настроив население против идеологического врага. Вместо этого первые лица государства, кажется, пытаются сделать вид, что никакой проблемы просто не существует.

Так, министр по делам промышленности Меди Газанфари (Mehdi Ghazanfari) в ответ на критику действий властей заявил, что трудности позади: правительство разработало антикризисный план, который уже начал приносить плоды. Отдельные политики продолжают утверждать, что западные санкции затронут лишь страны, которые лишатся иранской нефти, а никак не сам Иран. Лишь совсем недавно вице-президент Реза Рахими объявил рост цен на курицу заговором империалистов. Президент Махмуд Ахмадинеджад до сих пор ограничивался сомнительными заявлением о том, что санкции - благо для Ирана, поскольку смогут избавить Исламскую республику от зависимости от экспорта нефти.

Этот прогноз пока что не оправдался. Более того, многие в стране склонны лишь отчасти винить в экономическом кризисе Запад, возлагая ответственность и на правительство, которое оказалось не готово к новому пакету санкций. Иранская оппозиция ставит бедственное положение населения в вину лично Ахмадинеджаду, правительство все чаще обвиняют в некомпетентности и коррумпированности. А 23 июля в городе Нишапур на северо-востоке страны прошла первая с начала "куриного кризиса" демонстрация - жители вышли на улицы города не с антизападными, а с антиправительственными лозунгами.

Источник: Lenta.ru

Метки:

Читайте также