Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Пустой выхлоп

Теперь, после того, как Нетаниягу донельзя запутал ситуацию, он принялся ее распутывать: распустил комиссию, проводит встречи с лидерами фракций и заявляет, что стремится «резко увеличить» число призывников.

Netanyahu_6
Фото: Getty Images

Хорошо известно, что нет лучшего способа «заболтать» любое полезное начинание, имитировав бурную деятельность при полном отсутствии оной

Ловить рыбку в мутной воде, так же как искать кошку в темной комнате, – дело весьма хлопотное. Тем более, если вода становится все более мутной, а комната – темной.

Нечто подобное мы наблюдаем с выработкой закона, который должен прийти на смену «Закону Таля». Чтобы лучше понять ситуацию, вернемся к предыстории вопроса. Итак, в начале этого года БАГАЦ шестью голосами против трех постановил, что правительство не сможет продлить «Закону Таля» от 2002 года, предполагающего, что «ешиботники» по достижении 22-летнего возраста получают возможность выбора между учебой и работой. Это означало, что с 1 августа текущего года находящиеся в призывном возрасте ученики «ешив» обязаны призываться на военную службу на общих основаниях.

Сказать, что необходимость призыва «ешиботников» из числа ультраортодоксов порадовала главу правительства, трудно. Биньямин Нетаниягу поначалу пытался переложить ответственность за проблему на плечи Кнессета, а его министр обороны вообще решил руководствоваться принципом «с глаз долой – из сердца вон», предложив продлить «Закон Таля» на год. Что касается оппозиции, то помимо пламенных призывов к «социальной справедливости», она не сделала ничего для этой справедливости. Хотя (той самой справедливости ради) следует сказать, что «Кадима» находилась у власти и вполне могла в свое время попытаться найти выход из положения, а не автоматически продлевать «Закон Таля». Отмену «Закона Таля» приветствовали только в НДИ и партия «Еврейский дом». Авигдор Либерман сразу заявил, что «Закон Таля» «доказал свою бесполезность и неэффективность, никоим образом не помогая обеспечить равенство всех слоев израильского общества», а Звулун Орлев привел пример «вязаных кип», которые прекрасно совмещают изучение Торы с воинской службой.

Более того, сторонники подлинной справедливости потребовали решить проблему не только «харедим»-уклонистов, но и арабов, так как очевидно, что последние как граждане Израиля, пользующиеся всеми его благами, обязаны принимать посильное участие в разделении общественного бремени. Пусть не служа в армии, но участвуя в социальных программах в рамках альтернативной службы.

Призыв и ультраортодоксальной, и арабской молодежи – несомненно, процесс, требующий взвешенного и ответственного подхода с учетом всех привходящих факторов. С тем чтобы, действительно, обеспечить призыв, а не «заболтать» проблему, оставив все на своих местах.

С этой целью председатель парламентской комиссии по законодательству Давид Ротем (НДИ) на протяжении нескольких месяцев вел переговоры с представителями как «харедим», так и арабских партий, чтобы найти компромисс, устраивающий и общество в целом, и те группы, которые должны быть вовлечены в армейскую службу.

Ротем, знакомый и с еврейской традицией, и с юридическими аспектами проблемы, а также с потребностями армии и государства, разработал компромисс, предусматривающий, что наиболее одаренные и продвинутые в изучение религиозных дисциплин «ешиботники» получат освобождение от службы в армии наравне с одаренными и проявляющими успехи в светских науках студентами. При этом масштабы призыва, подчеркивал он, будут согласованы с нуждами и требованиями ЦАХАЛа.

Арабская молодежь, согласно его предложениям, примет участие в социальных программах внутри арабского сектора, оказывая помощь в домах престарелых, школах, детских садах и т.п. При этом, как показал опыт, арабская молодежь вполне может, наряду с еврейской, работать в больницах и службах скорой помощи.

Фактически на момент присоединения к «Ликуду» «Кадимы» программа призыва «харедим» и арабов уже не просто существовала, но была в общих чертах согласована с представителями обоих секторов. Однако затем случился «киндер-сюрприз»: Биньямин Нетаниягу, без какой-либо аргументированной причины и без объяснений, под предлогом сохранения целостности правительства (которому, заметим, никто и не угрожал) пригласил в коалицию Шауля Мофаза. Мофаза, чья партия, по всем опросам общественного мнения, потеряла половину мандатов и находилась на пути к самоликвидации.

Зачем? У нас не было ответа на этот вопрос. Он начал вырисовываться, когда глава правительства передал разработку «Закона Таля» Йоханану Плеснеру из «Кадимы», что вызвало немедленную негативную реакцию ультрарелигиозных партий, в том числе ШАС. Плеснер, по словам Эли Ишая, привнес в работу комиссии популизм, сделавший ее результат бессмысленным. Что касается арабов, то эта тема вообще оказалась исключена из обсуждения.

В результате ситуация зашла тупик. Уверения Плеснера, что к 2016 году ежегодно будут призываться 80% ультрарелигиозных призывников, не выдерживают критики, поскольку «харедим» категорически отказываются принимать его программу, а государство не располагает инструментами силового воздействия на огромный сектор, составляющий 10% населения страны. Призыв считать каждого уклониста уголовным преступником – чистой воды демагогия. Это означает, что в лучшем случае, все останется там же, где и было до «Закона Таля», а в худшем, спровоцирует новый виток «иудейских войн» - и это последнее, что нужно Израилю.

При этом Плеснер и члены его комиссии противоречат сами себе, так как комиссия предлагает позволить отсрочку от призыва до 22 или 23 лет, а это значит, что большинство «харедим» станут к тому времени отцами семейств с выводком детей, и в армию их просто никто не возьмет.

Что касается призыва арабов, то в резюме комиссии содержится призыв к созданию …новой комиссии по этому вопросу. Таким образом, комиссия породила даже не мышь, а другую комиссию. Это предложение Плеснера, впрочем, мало кого удивило, учитывая, что за «Кадиму» голосует немалый процент арабов.

Данные ухищрения не устроили ни НДИ, ни «Еврейский дом. Вместо обозначившегося на горизонте компромисса, мы получили тугой узел проблем.

Теперь, после того, как Нетаниягу донельзя запутал ситуацию, он принялся ее распутывать: распустил комиссию за два дня до завершения ею работы, проводит встречи с лидерами фракций и заявляет, что стремится «резко увеличить» число призывников.

В результате призыв «харедим» и арабов откладывается на неопределенный срок. Мы возвращаемся к ситуации, предшествовавшей принятию «Закону Таля» в 2002 году, а страна погружается в очередной правительственный кризис.

Может быть, это как раз то, чего и хотел добиться наш премьер?

Источник: mnenia.zahav.ru

Метки:

Читайте также