Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+30+25

Мнения

А
А

От битвы с "Флотилией свободы" к греко-турецкой войне

Исполнилось десять лет со дня инцидента с судном "Мави Мармара", который чуть не "потопил" турецко-израильские отношения и оказал серьезное влияние на ситуацию в Средиземноморье.

07.06.2020
Источник: Детали
רויטרס

Институт исследований национальной безопасности в очередном обзоре анализирует последствия этого события.

Напомним, что в ходе этого инцидента произошло столкновение между ЦАХАЛом и конвоем судов "Флотилии свободы". В тот момент, когда шесть судов конвоя подошли к берегам Израиля, пытаясь прорвать израильскую блокаду сектора Газа, их задержал израильский морской спецназ.

Капитанам судов было предложено принять на борт досмотровую группу и поменять курс на порт Ашдод. Пассажиры судна "Мави Мармара" оказали сопротивление израильтянам. В результате были убиты 9 и ранены 30 пассажиров, ранения также получили 15 израильских десантников.

Одним из главных спонсоров флотилии была турецкая организация İnsan Hak ve Hürriyetleri İnsani Yardım Vakfı ("Благотворительный фонд прав и свобод человека") - международная мусульманская неправительственная организация, основанная в 1992 году и официально зарегистрированная в Стамбуле.

Как полагают эксперты Института Галия Линденштраус и Рами Даниэль, этот инцидент "стал значительным фактором в сегодняшнем глубоком расколе между Анкарой и Иерусалимом". Отношения между странами, ранее колебавшиеся от дружественных до нейтральных, были фактически разорваны, и Турция надолго стала одним из главных противников Израиля в регионе.

Несмотря на извинения премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу в марте 2013 года и соглашение в июне 2016 года о нормализации, включающее перевод 20 млн. долларов в фонд турецких семей, погибших в результате инцидента, отношения с Турцией так и не вернулись в нормальное русло.

Хотя за прошедшее десятилетие Израилю и Турции удалось избежать новых прямых столкновений, но в ретроспективе морской инцидент нельзя интерпретировать, как единичный. Он лишь ускорил процесс, благодаря которому Эрдоган взял на себя функции рупора палестинской проблемы, особенно сектора Газа и ХАМАСа. С тех пор отношения двух стран постоянно ухудшаются.

Перенос посольства США в Иерусалим, а также "марши возвращения" в секторе Газа стали непосредственной причиной того, что в мае 2018 года Турция выслала израильского посла и дала указание своему послу вернуться в Стамбул.

Эксперты подчеркивают, что с политической точки зрения инцидент с "Мави Мармара" имел большое значение во многих отношениях. Во-первых, твердая позиция и готовность Эрдогана пойти на серьезный кризис в отношениях с Израилем символизировали смену внутреннего и внешнеполитического курса его страны. Это особенно верно в отношении турецкой армии, которая ранее была основным фактором укрепления отношений между двумя странами.

Во-вторых, публичное осуждение проповедником Фетхуллой Гюленом организаторов флотилии стало одним из предвестников конфликта между ним и Эрдоганом - кульминацией которого стало обвинение Гюлена в том, что он был организатором неудачной попытки государственного переворота в Турции в июле 2016 года.

Инцидент с "Мави Мармара" продолжает оставаться главной темой нападок на Израиль в турецком общественном мнении. В 2011 году об этом был снят фильм, получивший широкую популярность. Кроме того, в Турции каждый год проводятся демонстрации в память этого события, а 2020 год объявлен "годом Мави Мармара".

Этот инцидент также имел важное геополитическое значение. Он привел к тому, что Средиземноморье стало более важной ареной для Израиля, как потенциальный фронт для военных действий. Кипр и Греция расценили эти события, как признак растущей турецкой агрессии. Это побудило их к более теплым отношениям с Израилем. В конечном итоге, все это повлекло к созданию двух конкурирующих блоков в восточном Средиземноморье: Греция-Кипр-Египет – Израиль, второй – Турция и Ливия.

В последние недели появились сообщения, в основном в турецкой прессе, о попытках разморозить турецко-израильские отношения, включая сообщения о переговорах по разграничению морских границ.

Такие публикации вызывают вопросы о возможном желании Турции вновь вести более сбалансированную внешнюю политику в ответ на текущие вызовы, стоящие перед Стамбулом на многих внешнеполитических аренах.

Однако израильские эксперты полагают, что за этим стоит лишь желание вбить клин в отношения между Израилем, Кипром и Грецией, поэтому весьма сомнительно, должен ли Иерусалим поддаваться на эти сигналы.

Исходя из того, что Эрдоган уже назвал заявление Нетаниягу об аннексии части Западного берега "расширением оккупационной политики", аналитики Института исследований национальной безопасности Израиля считают, что нынешние попытки улучшить отношения между Израилем и Турцией могут принести лишь незначительные выгоды.

С нашей точки зрения, эти выводы имеют серьезное значение в свете популярной сегодня эйфории относительно перспектив улучшения отношений с "умеренными" арабскими режимами. Турция долгие годы считалась союзником Израиля в регионе, а экономические отношения между странами и сегодня остаются на сравнительно хорошем уровне, но это не помешало ей, взяв курс на исламизацию, моментально занять противоположную сторону. Также и режимы в странах Персидского залива, где многое держится на персональном лидерстве, могут развернуться в прежнем направлении, подобно тому, как это случилось 10 лет тому назад с Эрдоганом, что и привело к морскому инциденту.

(Министр обороны Греции Никос Панайотопулос заявил 5 июня, что его страна готова к военному решению политического конфликта с Турцией, связанного как с кризисом мигрантов, так и с добычей нефти и газа в Средиземном и Эгейском море, - прим. "Детали").

Читайте также