Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+29+26

Мнения

А
А

Нью-Йорк как трамплин для создания Израиля

11 мая 1942 года в гостинице "Билтмор" на Манхэттене завершила свою работу чрезвычайная сионистская конференция, созванная вместо очередного конгресса.

12.05.2020
Источник: Детали
GettyImages

В Европе, Северной Африке и на Тихом океане бушевала война, пути межконтинентального сообщения были крайне затруднены, но представители 18 государств все же смогли добраться до Нью-Йорка, в том числе – лидеры еврейского ишува Палестины Давид Бен-Гурион и Хаим Вейцман. Конференция продолжалась пять дней и завершилась принятием так называемой Билтморской программы, знаменовавшей новый поворот в политике сионистского движения.

Можно ли выжить в гетто

До этого момента Всемирная сионистская организация не делала акцент на необходимости скорейшего создания еврейского государства в Эрец-Исраэль. Во-первых, ее лидеры не хотели вступать в открытый конфликт с Великобританией, которая вовсе не горела желанием отказываться от мандата на Палестину. Во-вторых, лидеры ишува считали своей главной задачей создание социально-экономической инфраструктуры для будущего еврейского государства. С провозглашением его независимости они, в общем, были согласны повременить.

Однако ситуация изменилась с началом Второй мировой войны, а после нападения Германии на СССР она приняла критический характер. На оккупированной советской территории началось массовое уничтожение евреев.

Ничего подобного в первые годы войны не происходило. Да, польских евреев загоняли в гетто, а французских, бельгийских и голландских изгоняли с работы и лишали гражданских прав. Их жизнь постоянно находилась в опасности. Ежемесячно от голода или от рук погромщиков в оккупированных нацистами странах погибало несколько десятков, а иногда и сотен евреев. Но все же до массовых убийств дело не доходило. В 1940-41 годах многие, в том числе, и сионистские лидеры, полагали, что обстановка в гетто постепенно стабилизируется и, несмотря на все лишения и преследования нацистов, еврейские общины переживут военные годы.

Поэт и подпольщик вильнюсского гетто Абба Ковнер рассказывал в интервью режиссеру знаменитого фильма "Шоа" Клоду Ланцману: "Наш друг, один из лидеров сопротивления в Варшаве, сообщал, что там все иначе: глядите, в Варшавском гетто уже в течение двух лет проживают примерно полмиллиона человек. Да, голод. Да, болезни. Но с голодом и болезнями можно справиться. И главное — не было массовых убийств. И был еще один пример. Из Белостока вернулся наш посланец со следующим отчетом: в гетто в Белостоке жить можно, там не было массовых убийств, евреи уверены, что Германия нуждается в них, потому что они хорошо работают".

Но первые же месяцы немецкого вторжения в Советский Союз ознаменовались беспрецедентными по своей массовости и жестокости убийствами евреев. В течение лета 1941 года в Литве были расстреляны более 33 000 человек, в Каменец-Подольском в течение двух дней 27-28 августа – 23 600 человек. В сентябре-октябре более 50 000 человек были убиты в киевском Бабьем Яру, в ноябре, в Ровно – 20 000. Количество евреев, убитых в Минске и его окрестностях к началу зимы составило 50 000, в Риге – 27 000, в Крыму – 18 000. Только эти, далеко неполные цифры, потрясают. В сумме они составляют половину населения еврейского ишува того времени.

И, хотя в то время точными данными о количестве убитых никто не располагал, было очевидно, что на евреев Европы обрушилась невиданная беда. В этой ситуации сионистское движение было обязано предпринять какие-то действия или, по крайней мере, сменить тактику. Проведение очередного конгресса в военное время не представлялось возможным. Но и бездействовать в сложившейся ситуации было никак нельзя. В итоге сионистское движение объявило о созыве чрезвычайной конференции в Нью-Йорке.

Нью-Йорк вместо Лондона

В качестве альтернативного места проведения форума рассматривался также Лондон, но эта идея не получила поддержки большинства. В том числе, и по политическим мотивам. Несмотря на то, что военное время обязывало сионистов к тесному союзу с Великобританией, ее иммиграционная политика в Палестине очевидным образом препятствовала спасению евреев Европы. Лишь за два с половиной месяца до проведения Билтморской конференции британское правительство не позволило въехать в Палестину еврейским беженцам, находившимся на борту корабля "Струма". В итоге судно затонуло в Черном море, 767 человек погибли. В этой ситуации сионистское движение, не желавшее вступать в открытый конфликт с Великобританией, было вынуждено обозначить новые правила игры. Нью-Йорк вместо Лондона – это была очевидная смена ориентиров.

"Белая книга", выпущенная Великобританией в 1939 году, устанавливала мизерную квоту на еврейскую иммиграцию в Палестину – 10 000 человек в год. Министерство колоний жестко придерживалось этой цифры. Лидеры ишува и Всемирной сионистской организации считали, что по окончании войны Палестина должна будет в самые сжатые сроки принять не менее 2 миллионов евреев из стран Европы. В соответствии с нормами, установленными "Белой книгой", на реализацию этого плана потребовалось бы 200 лет!

Поэтому делегаты конференции, собравшиеся в роскошной гостинице "Билтмор", были настроены решительно. В своих выступлениях все они выражали уверенность в том, что нацистская Германия будет разгромлена и подчеркивали необходимость уже сейчас позаботиться о послевоенной судьбе евреев Европы. Гарантом их безопасности и благополучия должно было стать еврейское государство, независимость которого следовало провозгласить сразу же по окончании войны.

Сторонники ассимиляции присоединяются к сионистам

Хаим Вейцман выражал опасение, что во время войны погибнет 25 процентов евреев Европы. Вице-президент Всемирного еврейского конгресса Нахум Гольдман озвучил еще более мрачный прогноз – он считал, что еврейское население Европы может сократиться вдвое, и число жертв нацистов составит 2-3 миллиона. Это звучало пугающе, в эти цифры не хотелось верить. Но именно эта, невиданная доселе угроза подталкивала сионистов к активным действиям и заставляла присоединиться к ним даже тех еврейских деятелей, которые ранее выступали с антисионистских позиций.

Поэтому участие в Билтморской конференции принял Джеймс Розенберг, лидер организации "Агро-Джойнт", в 20-е —30-е годы оказывавшей помощь в создании еврейских колхозов в Крыму. Даже после того, как в 1937 году все его сотрудники в СССР были репрессированы, Розенберг выступал с резкой критикой сионистской идеи, и утверждал, что евреи должны ассимилироваться в тех странах, в которых они живут.

С этих же позиций выступал и другой видный общественный деятель, судья Джозеф Проскауэр, один из лидеров Еврейского американского комитета, впоследствии занявший должность его президента. Однако в 1942 году и Розенберг, и Проскауэр решили поддержать сионистское движение. Оба они приняли участие в Билтморской конференции и проголосовали "за" утвержденную ее делегатами программу действий. Основные ее положения представил в своем выступлении Давид Бен-Гурион. "Евреи Эрец-Исраэль не будут более еще одной общиной, как другие общины диаспоры, — подчеркнул он. – Государство в Палестине должно стать центром всего еврейского мира". В 1942 году, когда в Эрец-Исраэль насчитывалось 500 000 тысяч евреев, а в США – около 5-ти миллионов, эти слова звучали как полностью оторванная от реальности фантастика.

Билтморская программа – за сотрудничество с арабами

Тем не менее, подавляющее большинство участников конференции поддержали Бен-Гуриона. Их выступления были проникнуты глубокой тревогой за судьбу евреев Европы, но исход войны ни у кого сомнений не вызывал. Хотя территория, оккупированная немецкой армией, простиралась в тот момент от атлантического побережья Франции до берегов Дона. Тем не менее, все выступавшие выражали уверенность в скором разгроме нацистской Германии.

В заключительный день работы конференции была принята программа дальнейших действия сионистского движения. В ней подчеркивалась необходимость скорейшего осуществления цели, провозглашенной еще Декларацией Бальфура – создания еврейского государства в Палестине. Положения "Белой книги" при этом резко и безоговорочно отвергались как с юридической, так и с моральной точки зрения. В программе особо подчеркивалось необходимость создания вооруженных сил будущего еврейского государства, находящихся в союзнических отношениях с британской армией.

Участники конференции выражали поддержку евреям – узникам концлагерей и гетто, и призывали к объединению усилий всех стран свободного мира для разгрома нацистской Германии. Здесь же вновь подчеркивалось, что послевоенный мир не будет справедливым, если в нем не найдется место независимому еврейскому государству. При этом в Билтморской программе содержался отдельный пункт о необходимости экономического, сельскохозяйственного и национального развития арабских государств. Там же выражалась готовность еврейского народа к сотрудничеству с ними.

Так в мае 1942 года сионистское движение совершило резкий разворот от Лондона к Нью-Йорку, отбросив выжидательную позицию в отношении сроков создания независимого еврейского государства. Спустя полгода Билтморская программа была одобрена исполнительным комитетом Сионистской организации в Иерусалиме в качестве официальной платформы всего сионистского движения.

Читайте также