Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель Авив
N/A+24

Мнения

А
А

Разорвать замкнутый круг

Больше же всего поощряет террор именно освобождение террористов. Оно вдохновляет и самих террористов, и солидарное с ними общество палестинских арабов.

26.04.2020
Источник: Еврейский мир
GettyImages undefined

Освобождение террористов убивает израильтян 

Выпуская террористов, ради того, чтобы вернуть домой удерживаемых врагом в заложниках, солдат и гражданских лиц, или же получить их останки, которые мы затем сможем достойно похоронить, мы обрекаем многих других израильтян на смерть и ранения от рук либо самих этих обретающих свободу убийц, либо тех, кто вдохновленный подобной безнаказанностью, вступает вслед за ними на путь террора.

Иными словами, по сути, мы заключаем сделку с самими собой, получая удовлетворение от того, что сумели освободить человека, чье имя и лицо нам знакомо, ценой крови, а порой и самой жизни других израильтян, пока нам не известных.

Да, мы вправе пойти на это, но лишь при условии, что в полной мере осознаем всю ужасную цену целиком, не позволяя себе забыть того, что вина за кровь будущих жертв, фактически, лежит на нас, освобождающих этих убийц и, таким образом, вдохновляющих их и прочих на новые убийства.

Следует ясно осознавать, что палестинское арабское общество в своем пристрастии к террору давно и безнадежно впало буквально в "наркотическую зависимость".

Неслучайно убийца евреев как таковых, в том числе, и не солдат, а просто мирных жителей, и даже внутри пресловутой "зеленой линии" (то есть в границах Израиля до Шестидневной войны), является едва ли не самым почитаемым, а, возможно, и вовсе, единственным примером для подражания в их политической культуре.

И нет в этой культуре ничего иного, что было бы способно конкурировать с элитным этосом "шахидов".

Поэтому, от иерусалимского муфтия аль-Хусейни и Арафата, до нынешней элиты палестинских арабов и Ахмеда Тиби, именно восхваление террористов остается "путеводной звездой" в шкале их национальных ценностей. От песенок, разучиваемых в детском саду, до названия школ и летних лагерей, от плакатов до граффити на стенах - все без исключения вдохновляется именно этим.

Даже Абу-Мазен, который в свое время выступал против развязывания так называемой "второй интифады", инициированной в конце 1990-х годов Арафатом, и более того, осознавая ущерб, наносимый ею палестинским арабам, даже противился ее полномасштабному принятию в качестве национальной стратегии, не может позволить себе отказаться от возвеличивания террористов и признания их преступлений образцом для подражания среди молодежи.

Более того, он не только упорно продолжает перечислять миллионы долларов сидящим в израильских тюрьмах террористам и их семьям (особенно щедро наделяя наиболее жестоких и кровавых убийц, и тех, кто обладает израильским гражданством), но без колебаний, ставит под угрозу финансирование насущных потребностей автономии, объявляя именно эти выплаты террористам высшим приоритетом своей администрации.

И потому, единственный действенный способ подавить террор палестинских арабов состоит в том, чтобы обеспечить неотвратимый и крайне болезненный сдерживающий фактор.

Заметим при этом, что рост политических ожиданий (как во время соглашений Осло в середине 1990-х), относительное экономическое благополучие (как накануне пресловутой "второй интифады"), масштабные отступления Израиля (как из Газы в 2005 году) и сочувствующее общественное мнение (как в Израиле в 1990-х годах, в Европе в последние десятилетия и в Белом доме во время каденции Обамы), напротив, лишь  усиливают страсть палестинских арабов к террору.

Именно масштабное и последовательно наращиваемое применение силы внутри районов Иудеи и Самарии, населенных палестинскими арабами, сумело в последнее десятилетие сломить террор. Относительное спокойствие, обеспечиваемое Абу Мазеном и готовность его силовых группировок сотрудничать с израильскими спецслужбами, стали возможны лишь потому, что Израиль вынудил Рамаллу признать невыносимую цену террора.

В Газе же, очевидно, еще потребуется массированное и решительное силовое подавление террора, помимо всего того, что уже было сделано до сих пор, чтобы в итоге обеспечить более продолжительное и устойчивое спокойствие.

Другими словами, борьба идет за общественное сознание в среде палестинских арабов.

Больше же всего поощряет террор именно освобождение террористов. Оно вдохновляет и самих террористов, и солидарное с ними общество палестинских арабов, от имени которого те выступают, и главарей ХАМАСа и "Исламского джихада" в Газе, и тех, кто снова и снова обвиняет в трусливом предательстве Абу Мазена, воздерживающегося от открытого и широкого применения террора. Разумеется, это радует и иранских аятолл, и Эрдогана.

Одновременно, освобождение террористов побуждает и депутатов Кнессета из "Общего арабского списка" еще громче и активнее славить убийц евреев, поддерживать их спонсоров и приветствовать их как героев.

Оно ободряет и тысячи жителей Умм-эль-Фахма, тех, кто с флагами ООП, чествовали своих земляков, террористов - убийц двух бойцов пограничной полиции в 2017 году.

Наконец, следует ясно понимать, что поощряет оно также и к новым захватам заложников - похищениям солдат, гражданских лиц и останков павших бойцов.

Когда речь идет о наших солдатах, которых мы отправили в бой, стоит взвешивать возможность их возвращения в обмен на  освобождение террористов по умеренной цене - не той, разумеется, что была заплачена в скандальной сделке за Шалита.

Но, если дело касается останков или гражданских лиц, захваченных в секторе Газы в заложники, ни в коем случае не следует даже взвешивать вопрос об освобождении террористов. Что же до освобождения террористов за одну лишь информацию о состоянии заложников, само обдумывание обмена подобного рода уже создает завышенные и крайне опасные ожидания в стане врага.

Безусловно, отказ от сделки наносит крайне болезненный удар по семьям, как, впрочем, и по самому чувству солидарности израильского общества в целом. Нам всем больно, и мы не можем облегчить связанные с этим тревогу, горечь и личные переживания.

Вместе с тем, если эта боль кажется вам непереносимой, вам необходимо ясно осознать цену альтернативы: мощное поощрение террора и уверенности в безнаказанности за убийства израильтян, которые неизбежно следуют за подобной сделкой.

Отрицание же подобного кровавого уравнения, как и отказ от публичного обсуждения этой проблемы способны нанести колоссальный ущерб национальному здоровью и самому существованию общества.

Д-р. Дан Шифтан, Исраэль ха-йом

Перевод Александра Непомнящего

Читайте также