Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+31+25

Мнения

А
А

Уинстон Черчилль: "Сионизм против большевизма"

Черчилль разделяет евреев на три группы. К первой относятся евреи, идентифицирующие себя со страной проживания, хотя и хранящие верность своей религии.

03.03.2020
Источник: Хадашот
GettyImages undefined

Ровно сто лет назад, 8 февраля 1920 года, на пятой странице лондонского еженедельника Illustrated Sunday Herald вышла статья "Сионизм против большевизма. Борьба за душу еврейского народа". Автором материала был, как следует из подписи, Уинстон С. Черчилль.

Согласно опросу Би-би-си, соотечественники считают этого человека величайшим британцем в истории. Нам он известен в основном как премьер-министр Соединенного Королевства в годы Второй мировой и многолетний лидер Консервативной партии. Между тем, прежде чем занять кабинет главы правительства на Даунинг-стрит, 10, сэр Уинстон провел в политике сорок лет, двадцать из которых состоял в Либеральной партии. За это время он успел побывать министром внутренних дел, Первым лордом Адмиралтейства, министром вооружений и военным министром. Тогда он стоял на отчетливо либеральных позициях, выступая за национализацию железных дорог, контроль над монополиями, налоговую реформу, а во внешней политике за создание Лиги Наций для предотвращения дальнейших войн.

Именно в бытность военным министром Черчилль опубликовал в Illustrated Sunday Herald свой пространный "еврейский" материал. Казалось бы, его тогдашний пост не стимулировал интерес к сионизму, но первые фразы статьи определяют причину этого интереса. "Некоторым людям евреи нравятся, а некоторым - нет, но ни один здравомыслящий человек не может усомниться в том, что это наиболее грозная и примечательная раса из всех, которые когда-либо появлялись в мире" - писал Черчилль. И продолжал: "Дизраэли, еврейский премьер-министр Англии и лидер Консервативной партии, который всегда был верен своему народу и горд своим происхождением, сказал по одному известному случаю - Бог так обходится с нациями, как эти нации обходятся с евреями".

Какую же страну выбрал Черчилль для подтверждения тезиса Дизраэли? Россию, с ее чертой оседлости, процентной нормой и чередой еврейских погромов - красноречивыми маркерами империи начала XX века. Эту тотальную дискриминацию сэр Уинстон сравнивает с отношением к евреям в Великобритании, где им предоставлено полное равноправие. Отсюда и следствие: Великобритания в 1920 году пожинает лавры победительницы в Первой мировой, в то время как Россия совершенно разорена только что завершившейся гражданской войной.

Между тем Черчилль идет дальше в развитии своих социально-философских взглядов. Он полагает, что в груди каждого человека бушует пламя борьбы между благородными помыслами и дьявольски ужасными затеями. И особенно интенсивно эта борьба идет у евреев, коим человечество обязано системой этических ценностей, на которых построена современная цивилизация.

И в то же самое время, - пишет Черчилль, - выясняется, что этот удивительный народ участвует сегодня в создании другой системы морали - столь же опасной для человечества, сколь полезной системой стало христианство. Создается впечатление, что базовые истины Христа и Антихриста возникли у одного и того же народа, - приходит к выводу автор, полагающий, что мистическая и загадочная раса была избрана для демонстрации намерений как божественных, так и дьявольских. Весьма странная концепция, учитывая, что за пару абзацев до этого внятно описывалась тотальная и исключительная для цивилизованного мира дискриминация евреев в Российской империи, которая и толкнула часть из них в революцию.

Черчилль разделяет евреев на три группы. К первой относятся евреи, идентифицирующие себя со страной проживания, хотя и хранящие верность своей религии. Такой еврей, если он живет в Англии, может сказать о себе: "Я - англичанин иудейского вероисповедания". Евреев этого типа сэр Уинстон определяет как "национальных", отмечая их роль в недавней войне. В скобках заметим, что в британской армии служили 50 000 евреев (больше, чем их доля в населении страны), 1600 человек были удостоены орденов и медалей, из них пятеро получили Крест Виктории - высшую военную награду Соединенного Королевства.

Российские "национальные" евреи, - продолжает автор, - несмотря на притеснения, сыграли полезную роль в экономической жизни России, в политике же они поддерживали либеральные и прогрессивные взгляды, будучи убежденными сторонниками дружбы с Францией и Великобританией.

В жесткой оппозиции ко всем сферам еврейской жизни пребывают "интернациональные евреи", как называет их в своей статье Черчилль. Эта группа состоит из дискриминированного еврейского населения, оставившего веру своих предков. Движение это не ново - автор проводит ниточку от "Союза Спартака" (марксистская группа в Германии, предтеча компартии) и Карла Маркса ко Льву Троцкому (Россия), Беле Куну (Венгрия) и Эмме Голдман (Соединенные Штаты). Далее идет риторика, которую можно назвать антисемитской - о всемирном заговоре с целью уничтожить цивилизацию, и огромной роли евреев в становлении большевизма и организации русской революции.

За исключением Ленина, подчеркивает Черчилль, большинство лидеров этой революции были евреями. Он убежден, что влияние русских - таких, как Бухарин и Луначарский - не может сравниться с силой Троцкого или Зиновьева, Радека и Красина (здесь автора явно занесло, Леонид Красин - чистокровный русский, его отец служил полицейским чиновником, мать была из купеческой семьи). Далее военный министр рассуждает о засилии евреев в советских институтах власти, особенно в ЧК, напоминая об одиозной роли некоторых евреев в красном терроре при правлении Белы Куна в Венгрии и в период Баварской советской республики в Германии.

Дальнейшие рассуждения Черчилля прямо смыкаются с пропагандой Белого движения, адепты которого утверждали, мол, жестокость большевиков вызвала ответную реакцию в виде еврейских погромов. В то время как главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России генерал Деникин и его офицеры, дескать, защищали евреев, и наказывали виновных в насилии, сторонники Петлюры якобы объявили генерала "защитником евреев". Абсурдность этих пассажей очевидна любому, кто хоть немного знаком с историей погромов 1918 - 1919 годов. Ведь именно погромы толкнули еврейские массы в объятия большевиков, попросту лишив их выбора. И именно погромы Добровольческой армии (союзницы Великобритании) считаются одними из наиболее кровавых по числу жертв. Достаточно вспомнить знаменитую статью "Пытка страхом", вышедшую из-под пера редактора газеты "Киевлянин" Василия Шульгина в октябре 1919-го, когда в город вошли части Деникина. Что касается самого "защитника евреев", то его армия была столь поражена антисемитскими настроениями, что немногочисленных зачисленных в нее после февраля 1917-го евреев, главнокомандующий был вынужден уволить в запас, иначе их просто убили бы "свои".

Тем не менее, со ссылкой на некую миссис Хили, жившую в Киеве, Черчилль утверждал, что некоторые офицеры ВСЮР, обвиненные в преступлениях против евреев, были понижены в звании и отправлены на фронт. При этом автор противопоставляет "благородству" Деникина "банды Махно, Петлюры и Григорьева, совершивших множество суровых преступлений".

Так или иначе, именно большевики часто оказывались на стороне евреев и защищали их интересы. И тут автор переходит к становлению специфического движения - сионизму, который уводит евреев от разрушительного большевизма.

В отличие от международного коммунизма, сионизм дает евреям национальную идею. Черчилль напоминает, что по итогам Первой мировой войны контроль над Палестиной перешел к Великобритании, и отныне британское правительство несет ответственность за содействие евреям в обретении своего национального дома. Декларация Бальфура однозначно определила политику Великобритании в этом вопросе. Автор отдает должное неиссякаемой энергии лидера сионистского движения д-ра Вейцмана, поддержанного многими лидерами британской еврейской общины, и действиям лорда Алленби (войска которого в конце 1917 года вошли в Иерусалим).

Конечно, Палестина слишком мала, и в состоянии принять лишь часть еврейского народа, да и большинство "национальных" евреев вряд ли решится на переезд. "Но если, а это может случиться при нашей жизни, на берегах реки Иордан будет создано еврейское государство под протекторатом Британской короны, оно вместит три или четыре миллиона евреев, - пишет Черчилль. - Событие… крайне разумное для евреев и отвечающее интересам Британской империи".

Далее военный министр уверяет, что сионизм уже становится серьезным фактором в России, соперничая с коммунистическим влиянием. Именно поэтому Троцкий с такой яростью атакует сионистов в целом, и доктора Вейцмана, в частности. Борьба, которая сейчас начинается между сионистами и еврейскими большевиками, это борьба за душу еврейского народа - делает вывод сэр Уинстон.

В подобных обстоятельствах важно, чтобы "национальные евреи" в каждой стране приняли активное участие в борьбе с большевистским заговором. Таким образом, они отстоят честь еврейского народа и продемонстрируют всему миру, что большевистское движение - суть не еврейское. Но просто осуждения большевизма недостаточно, полагает Черчилль. Нужна позитивная и практическая альтернатива. Автор видит ее в строительстве еврейского национального центра в Палестине, который станет не только убежищем для дискриминируемых еврейских масс, но и символом еврейского единства и храмом еврейской славы.

Статья 46-летнего опытного политика оставляет двоякое впечатление. Смесь проницательного анализа и антисемитских стереотипов, дара предвидения и близорукой наивности - каждый найдет в ней то, что хочет найти. Еврейские массы не отторгли большевиков, как мечтал Черчилль, а увидели в них единственную силу, гарантировавшую реальное равноправие миллионам евреев бывшей Российской империи. Правда, элита еврейских коммунистов была истреблена товарищами по партии. Убийство Троцкого, расстрел Зиновьева и Каменева, Радека и Якира в СССР, казнь Рудольфа Сланского в Праге, изгнание Матиаса Ракоши и Эрне Гере в Венгрии, опала Анны Паукер в Румынии - самые яркие тому примеры. И это не считая кампании против "безродных космополитов", расстрела членов Еврейского антифашистского комитета, "антисионистской" чистки Гомулки в Польше и государственного антисемитизма в СССР эпохи застоя.

Другими словами, евреи хорошо усвоили урок, и это явно не заслуга Черчилля.

Евреи диаспоры по-прежнему преданы странам своего проживания, и разговоры о двойной лояльности вряд ли уместны. Около половины евреев планеты уже собрались в государстве Израиль - в этом смысле прогноз знаменитого британца давно стал реальностью.

Что будет дальше? Крупнейшая еврейская община диаспоры - американская - весьма отличается по своей ментальности и политической ориентации от евреев Израиля. Если евреи США придерживаются, в основном, либеральных взглядов и голосуют за демократов, то большинство израильтян поддерживают правые партии. В Израиле признано лишь ортодоксальное течение иудаизма, в США преобладают консерваторы и реформисты и т.д.

Так или иначе, евреи и сегодня разделены по множеству осей, и футурологи разного калибра соревнуются в предсказании будущего еврейского народа. Окажутся ли они проницательнее величайшего британца? Проверим сто лет спустя.

Читайте также