Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+23

Мнения

А
А

Бенни Ганц не способен принимать решений

Исраэль Бахар, ведущий стратегический советник председателя "Кахоль-лаван", назвал Ганца "очень большой опасностью". В результате этой публикации Бахар был уволен.

29.02.2020
Источник: Еврейский мир
רויטרס

Комментируя недавнее заявление ведущего стратегического советника блока "Кахоль-лаван" Исраэля Бахара, приведшее к его увольнению, о том, что Бени Ганц "опасен для Израиля", бригадный генерал (рез.) Цвика Фогель утверждает: "Премьер-министр обязан уметь принимать трудные решения, но Ганц на это не способен".

"Я нисколько не был удивлен, услышав о записи, в которой советник Ганца называет последнего человеком, "лишенным мужества", - сказал в интервью корреспонденту Миды бригадный генерал запаса Цвика Фогель.

Фогель согласился прокомментировать сообщение "Телеканала 12", опубликовавшего запись беседы Исраэля Бахара, ведущего стратегического советника председателя "Кахоль-лаван", в которой Бахар, помимо прочего, называет Ганца "очень большой опасностью" и человеком "не имеющим мужества атаковать Иран". В результате этой публикации Бахар был уволен.

Беседа с Исраэлем Бахаром о Б.Ганце в телестудии


Бригадный генерал Фогель, в прошлом командующий Южным военным округом, служивший вместе с Ганцем во время операций "Литой свинец" (2008 г.) "Облачный столб" (2012 г.) и "Нерушимая скала" (2014 г.), сообщил в беседе с корреспондентом Миды, что пришел к аналогичным выводам еще в канун апрельских выборов год назад, когда Ганц впервые выдвинул себя в кандидаты на пост премьер-министра.

"Сразу должен подчеркнуть - я никогда не имел никаких дел с Бени Ганцем вне армейских рамок. Все происходило, когда мы оба носили форму, я – как офицер резервист в Южном военном округе, Ганц – как нач. генштаба. Поэтому, я могу судить о нем, исключительно с этой точки зрения. Хоть я и не ассоциирую себя с тем или иным политическим лагерем, я считаю своим гражданским долгом рассказать о том, что знаю об этом человеке, как военном. И вот, повторяю, я совершенно не был удивлен, услышав на днях слова бывшего советника Ганца – это именно то, что я видел сам, своими глазами".

Вы видели нерешительного человека?

"Ганца пытаются представить нерешительным человеком, я же думаю, что тут другая проблема. Он просто не способен принимать решения, не умеет этого. Во всех тех ситуациях, где я оказывался рядом с ним, и мы обеспечивали его всем необходимым для принятия решений, все рано или поздно сводилось к тому, как избежать совершения ошибки".

Так может быть речь об осторожном и взвешенном человеке?

"Нет, это не тот человек, которые инициирует решение, стремясь добиться победы. Ганц всегда думал лишь о том, как бы ему не "оказаться крайним", не сделать то, за что потом придется нести ответственность. Я бы не хотел, чтобы такой человек стал главой государства. Я был рядом с ним во время утверждения оперативных планов и во время симуляций военных действий в ходе подготовки к операциям, и на протяжении всей подготовки, а затем и проведения операций "Нерушимая скала" и "Облачный столб". На всех этих встречах, без исключения, я ни разу не видел, чтобы он ударил кулаком по столу и сказал: "Это - то, чего мы должны добиться. Это - то, что нам нужно. Это - те результаты, к которым я стремлюсь".

Но, вот же, например, Ганц приписывает себе ответственность за ликвидацию Ахмеда Джабари.

"Мне было очень смешно, услышать, как он об этом рассказывает, поскольку, если бы это действительно зависело от Ганца, Ахмед Джабари скорее бы умер от смеха или от старости. Хоть Ганц, будучи нач. генштаба, и подписал приказ о его ликвидации, смелость для принятия этого решение исходила совсем не от него, а от генерал-майора Таля Руссо, и того, кто возглавлял тогда Службу общей безопасности".

В качестве другого примера неспособности Ганца принимать ключевые решения бригадный генерал Фогель напоминает о проблеме террористических туннелей ХАМАСа во время операции "Нерушимая скала".

"Поначалу о них вообще никто не думал, - говорит он, и добавляет, - Позже, когда Ганц впервые задумался об этой проблеме, он заявил, что за неделю мы с этим справимся. Но мы-то все знаем, что это в итоге заняло куда больше времени. Потом он еще заявил, что, мол, вот-вот зацветут анемоны, поскольку война уже кончилась. Но она продолжалась еще три недели. Увы, это не было случайным поведением. Это симптом его характера. Человек просто не способен осознавать реальное положение вещей. А, ведь, это тот человек, кто должен был бы определять цели и принимать решения. Подчиненные же знали, что тот, кто последним зайдет в его кабинет, решение того и будет в итоге принято".

Но как же тогда Ганц все же сумел достичь столь высоких позиций в армии?

"Бенни Ганц не должен был стать начальником генштаба. Он отнюдь не был кандидатом на эту должность и вовсе не случайно. Он на самом деле совершенно не подходил для того, чтобы занимать ее. Если начать вспоминать и проверять то, как происходило его продвижение по карьерной лестнице, станет ясно, что и при назначении его начальником дивизии, а затем командующим округа, он тоже не был фаворитом выбора, напротив, его повышение происходило исключительно из-за отсутствия выбора. Ганц просто подворачивался вовремя под руку начальству".

Но при принятии ответственных решений, вокруг него будут другие - опытные личности, например, Яалон и Ашкенази.

"Мне приходилось оказываться с Габи Ашкенази под вражеским огнем, он действительно мужественный человек, но это еще не делает его подходящим кандидатом на должность министра обороны. Не хотелось бы, чтобы он вел себя на этом посту так, как поступал, будучи нач. генштаба, во время "дела Харпаза", когда судя по всему, он пытался интриговать против тогдашнего министра обороны.

Если им случиться принимать судьбоносное решение, я представляю себе Габи Ашкенази и Буги Яалон сидящими в офисе Ганца, держащими его за руки и принимающими решение за него. Перефразируя известную библейскую фразу - "голос - голос будет Бени, но руки – руки совсем других".

Быть может, Бени Ганц - храбрый солдат, способный под огнем противника рвануть в атаку. Но премьер-министр не должен "рвать в атаку". Премьер-министр вынужден принимать решения, посылая на смерть других. Боюсь, Бени Ганц совершенно не подходит для этой роли".

Что вы думаете, когда видите, как Ганц заикается и путается в интервью?

"Я не психолог, но как мне кажется, своим поведением Ганц абсолютно точно передает то, что он действительно из себя представляет: "Смотрите, я высокий, красивый, голубоглазый. Но это все. Не ждите от меня, что я сделаю больше, чем я могу"

Мы все порой заикаемся или путаемся, и в этом нет ничего страшного. Не это главное. Вопрос на самом деле в том, видите ли вы, глядя на Ганца, решительного человека, способного добиваться побед. И ответ – нет. Если бы нам нужен был бы человек на представительскую должность, он бы наверное подошел. Но если нам нужен тот, кто будет выглядеть сильным и уверенным в себе, а глава правительства, которому приходится призывать к порядку министров, обязан быть именно таким, то ясно, что Ганц – абсолютно не годится на эту роль.

Мне неудобно говорить подобные вещи о кандидате в премьер-министры, и если Ганц будет избран демократическим путем я приму это. Но общество, по крайней мере, должно знать, кого она выбирает".

Амир Леви, Мида

Перевод Александра Непомнящего

Мы обратились к "Кахоль-лаван" с просьбой получить реакцию на слова бригадного генерала (рез.) Фогеля, но так ее и не получили.

Читайте также