Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авив
+29+25

Мнения

А
А

Аттилы в масках Джефферсона

На днях иранцы пошли на избирательные участки, чтобы проголосовать за кандидатов в Исламскую Консультативную Ассамблею (Меджлис) - этакий эрзац-парламент.

25.02.2020
Источник: Еврейский мир
רויטרס

Статья Амира Тахери описывает внутреннюю кухню политической системы Ирана, в значительной мере, влияющей на события, происходящие сегодня на Ближнем Востоке (примечание переводчика).

На днях иранцы пошли на избирательные участки, чтобы проголосовать за кандидатов в Исламскую Консультативную Ассамблею (Меджлис) - этакий эрзац-парламент, существующий лишь для того, чтобы придать псевдодемократический лоск авторитарному режиму. Одновременно избиратели также приняли участие в дополнительных выборах, заполняя вакансии в Ассамблее Экспертов - группе мулл, якобы контролирующей деятельность "Верховного владыки" (Хаменаи).

Поскольку окончательные официальные результаты еще не известны, неясно, какое количество из 60 миллионов иранцев, обладающих правом голоса, не захотели им воспользоваться и не приняли участие в фарсе, воспринимаемом многими как оскорбительное и бесполезное действие.

Тем не менее, по результатам ряда опросов, в том числе и тех, что были проведены правительством, явка избирателей не превышала 50 процентов. Согласно опросу Министерства внутренних дел, число тех, кто намеревался проголосовать в Тегеране, и вовсе составило 24 процента.

Некоторые эксперты по Ближнему Востоку спрашивают меня, почему режим, контролирующий нынче Иран, вообще нуждается в каких-либо выборах, особенно учитывая то, что кандидаты предварительно отбираются властями, а избранные не объявляются победителями до окончательного одобрения канцелярией "Верховного Владыки"?

Причина, на мой взгляд, заключается в том, что на начальном этапе исламская революция была, по сути, классической буржуазной революцией, отражающей типичные мечты среднего класса о демократии, национализме, социализме (или даже коммунизме). Не случайно за редкими исключениями, массы иранских рабочих и крестьян вообще не принимали участия в антишахских демонстрациях.

Проблема, однако, состояла в том, что руководство революции на самом деле не имело ни малейшего намерения создавать общество западного стиля, о котором мечтал иранский средний класс, и в котором он чувствовал бы себя в экономическом и социальном отношении как дома. Одним из способов обмануть их было сохранение и продолжение традиции проведения выборов, существовавшей с 1907 года.

Сегодня, четыре десятилетия спустя сложился совершенно новый средний класс. Президент Хасан Рухани называет его "обеспеченными 30-ю процентами". Речь идет о людях, готовых жить двойной жизнью, в которой экономический комфорт, не говоря уже о процветании, сочетается с отсутствием политических свобод и ограничительными социальными нормами.

Ведя подобную двойную жизнь, новый средний класс проводит часть года за границей, в основном в Западной Европе и Северной Америке, где может носить и есть то, что ему нравится, иначе говоря, жить точно так, как и его западные соседи и коллеги.

Я был ошеломлен, узнав, что более 3000 высокопоставленных чиновников имеют разрешения на постоянное проживание в США и Канаде. Например, шесть из 31 губернатора Исламской Республики совершают регулярные поездки между Канадой и Ираном. Тысячи детей этого нового среднего класса посещают западные университеты, в основном в США и Канаде. Новый средний класс, включая некоторых старших мулл и их семьи, также использует несколько специализированных больниц в Германии, Швейцарии и Великобритании.

Часто, стоит лишь пассажирскому самолету покинуть воздушное пространство Ирана, как  женщины немедленно сбрасывают хиджабы, а мужчины выстраиваются в очередь в уборную, чтобы побрить или хотя бы подстричь свои бороды. Они выглядят этакой труппой бродячих актеров, способных играть разные роли в соответствии со сценарием и местом проведения шоу.

Новый средний класс также обустроил себе гнездышки за пределами Ирана на "черный день", когда придется бежать. Только в одной Турции иранцы скупили порядка 70 000 объектов недвижимости. Грузия недавно прекратила продажу собственности иранцам, а Оман только что ввел ограничения на покупку иранцами недвижимости в султанате. В Западной Европе и Северной Америке десятки тысяч бывших исламских чиновников и их партнеров владеют имуществом и значительными инвестиционными портфелями.

У нового среднего класса также есть сеть пропагандистов за границей, торгующих вразнос ложью о том, что Исламская Республика, пользуясь словами Ноама Хомского, является "народным" режимом, маленьким агнцем, бросающим вызов большому и злому американскому волку.

Забавно, что новый исламский средний класс, обожает цитировать в поддержку своего мировоззрения "неверных" западных политиков и идеологов. Так, например, буквально на днях "Верховный владыка" Али Хаменеи, выступая на митинге в Тегеране, процитировал бывшего президента США Джимми Картера и сенатора Берни Сандерса, подтверждая их словами утверждение о том, что США вот-вот взорвутся из-за растущих классовых разногласий, массовой бедности и нарастающего государственного долга.

Проправительственное издание Кайхан, вторя Хаменеи, ежедневно цитирует неизвестных или малоизвестных "американских ученых" и их "аналитические центры", восхваляющие Исламскую Республику и требующие от США прекратить противодействие региональным амбициям Тегерана.

Создание авторитарным режимом нового среднего класса, разумеется, не является чисто иранским патентом. У сербского писателя Милована Джиласа есть целая книга о новом среднем классе, сформированном коммунистическим режимом в Югославии. В свою очередь, в коммунистическом Китае новый средний класс начал складываться еще в 1970-х годах. Писательница китайского происхождения Хан Суйн описала этот новый слой китайского общества, состоящий из людей, способных носить западную одежду и жевать чоп-сью (распространенное в американской китайской кухне блюдо), находясь за границей, но также умеющих шагать строем по Пекину, размахивая Красной Книгой Мао Цзэдуна.

Количество  чиновников коммунистического Китая, учившихся в американских университетах и направляющих детей по своим стопам колоссально и сегодня. Как, впрочем, и объемы китайских инвестиций в Европе и Северной Америке.

Однако существует большая разница между новым средним классом Исламской Республики и его коллегами из Югославии времен Тито или из Коммунистического Китая. В Югославии и Китае ни одна часть нового среднего класса не выдавала себя за приверженцев демократических устремлений.

Насквозь лживого шоу - "умеренные против жестких", на протяжении десятилетий  являющегося неотъемлемой составляющей иранской политики, не существовало ни в Югославии, ни в Китае.

Наименее плохим результатом последних выборов стал бы конец этого лицемерного "дуэта" "умеренных" и "сторонников жесткой линии".

Поскольку никакой реальной предвыборной кампании не велось и никакие важные политические вопросы кандидатами не обсуждались, сказать сейчас, кто там есть кто, пока невозможно.

Тем не менее, некоторые наблюдатели прогнозировали низкую явку избирателей и утверждали, что подавляющее большинство кандидатов, которые будут вскоре объявлены победителями, принадлежит к фракции, возглавляемой Хаменеи и поддерживаемой силовиками.

Другими словами, в следующем Меджлисе будет меньше "полу беременных" депутатов - тех, кто, пытаясь создать себе имидж едва ли не поборников отца американской демократии Джефферсона, действует при этом свирепее Аттилы.

Не знаю, станут ли эти прогнозы реальностью, но надеюсь, что это произойдет. Поскольку Меджлис отражающий реальность коррумпированного, некомпетентного и жестокого режима в полном объеме будет куда менее вреден, чем тот, что скрывает истинную суть Исламской Республики, подпитывая абсолютно несбыточные надежды на умеренность и реформы.

Амир Тахери, Институт Гэйтстоуна

Перевод Александра Непомнящего

Читайте также