Zahav.МненияZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+22+12

Мнения

А
А

Призрачные химеры Тегерана

"Он умер, чтобы жил Иран!" Этот лозунг, красуется на плакатах и футболках, распространяемых в Тегеране в канун 40-го дня "мученической смерти" генерала Кассема Сулеймани.

12.02.2020
Qassem Soleimani
Фото: Reuters

Этот день, в соответствии с религиозными траурными традициями, готовятся отметить в Исламской Республике.

Автор лозунга, скорее всего, не знаком с персидским литературным приемом, известным под названием "ихам" ("двусмысленность"). "Ихам" позволяет поэту или писателю сказать нечто ровно противоположное тому, что вроде бы подразумевает фраза.

Очевидно, он стремился убедить иранцев в том, что Сулеймани пожертвовал собой ради дальнейшего существование Ирана. Но этот лозунг может быть истолкован и как утверждение о том, что лишь избавление от Сулеймани дает Ирану надежду на дальнейшую жизнь.

Второе прочтение лозунга имеет, на мой взгляд, куда больше смысла, хотя, следует признать, что было бы не вполне справедливо сводить все к личности ликвидированного генерала. В конце концов, Сулеймани, будучи умельцем в политической сфере и мастером по связям с общественностью, все же не был ни создателем, ни принимающим решения главой той стратегии, что привела Иран на край пропасти, как у себя дома, так и за рубежом.

Иными словами, чтобы Иран мог продолжить свое существование, а может, и начал бы процветать, нужно молиться и просить о скорейшем крахе той стратегии, "лицом" которой был Сулеймани.

Стратегия эта покоится на трех шатких основах, трех призрачных химерах, трех колоссальных заблуждениях.

Согласно первому из них, иранцы как нация, объединенные мессианским режимом Хомейни, готовы мириться с бедностью, несправедливостью и даже угнетением ради продолжения "исламской революции". За последние несколько лет эта фантазия изрядно поистрепалась под ударами непрерывных протестов, забастовок и социально-политических беспорядков, сотрясающих Иран во всех его уголках и на самых различных уровнях. Впервые за свою долгую историю Иран пережил одновременные бунты в более чем ста городах и поселках, с участием представителей буквально всех слоев общества, всех социальных и идеологических традиций.

Реальный уровень поддержки хомейнизма в Иране оценить сложно. По настоящему, это было бы возможно лишь в том случае, если бы выборы происходили в атмосфере свободы и плюрализма. Но даже апологеты режима нынче вынуждены признать, что база поддержки хомейнистов стремительно тает.

Выражением второй химеры, подпирающей иллюзии тегеранских правителей, стало утверждение, в последнее время часто повторявшееся самим Сулеймани, о том, что мусульманский мир, а то и весь мир в целом, жаждет лидерства или даже фактического контроля со стороны Тегерана, видя в "верховном лидере" исламской республики Али Хаменеи этакого спасителя человечества.

В течение многих лет эта глупость подпитывалась иностранными лидерами и группами, сумевшими возродить древнюю индустрию лести и довести ее до впечатляющего совершенства.

Средства массовой информации Исламской Республики неизменно транслировали заявления людей вроде Хасана Насраллы, главы ливанского отделения "Хизбаллы", Исмаила Хании из ХАМАСа или Абдул-Малика аль-Хути из Саны, восхвалявших Хаменеи в таких выражениях, что заставили бы покраснеть от смущения даже Гаруна аль-Рашида. И нынче за пределами мусульманского мира тегеранские СМИ постоянно ищут людей, которых можно было бы уговорить или подкупить для участия в подкормке чудовищного монстра культа личности Хаменеи.

Однако и этот мираж, похоже, начинает истлевать. Доступ к плюралистическим источникам информации позволяет все большему количеству иранцев выносить самостоятельные суждения. "Верховный лидер" Хаменеи, возможно, и вправду по-прежнему верит, что массы ливанцев, иракцев, йеменцев и сирийцев дружно боготворят Исламскую Республику и благоговеют перед ним самим. Среди иранцев же нарастает осознание того, что Хаменеи, а через него и Исламская Республика в целом, уже давно не котируется.

Еще десять лет назад более полумиллиона иранских паломников отправлялись в Дамаск посетить почитаемую шиитами святыню – мавзолей Сейиды Зайнаб. Сегодня потенциальным паломникам советуют держаться подальше от Сирии, что, мягко говоря, несколько расходится с представлениями о массах сирийцев, пылающих к иранцам нежной и бурной любовью.

Аналогичная ситуация складывается и в отношении Ирака, где жители тоже вроде как страстно любят иранцев за спасение от Саддама Хусейна и ИГИЛа. Вот только почему-то власти Тегерана практически перекрыли паломникам дорогу в Ирак, обеспечив жесткую охрану, расположенным в иракских городах иранским предприятиям и правительственным учреждениям.

И в Йемене практически вся иранская "община", состоявшая из примерно 600 человек, была почему-то переведена из Саны в столицу Омана Маскат по "соображениям безопасности", вопреки предположениям о необыкновенной любви йеменцев к Ирану и Хаменеи.

Те же немногие страны, что еще недавно соглашались принимать иранских гостей без виз, стали одна за другой вводить визовой режим для жителей столь дорогой, как утверждалось их сердцу, Исламской Республики.

Иначе говоря, громоздкое предприятие по созданию империи, стоившее иранскому народу миллиарды, потраченные, к слову, большей частью под руководством Сулеймани, в итоге обернулись исключительно  недоверием, если не сказать ненавистью.

И, наконец, третья иллюзия в мифе, в котором Сулеймани была отведена роль пропагандиста, а теперь и жертвы, утверждает, будто стратегия Исламской Республики по "экспорту революции", на практике означающая лишь сеяние безумия и беспредела, практически не сопряжена с затратами, но при этом держит в страхе весь остальной мир,  не смеющий противостоять ее мощи.

Заметим, что эту глупость щедро подпитывали такие люди, как бывший президент США Барак Обама и бывшая внешнеполитическая комиссарша Европейского союза Федерика Могерини, возможно, из самых благих побуждений, относясь к Ирану как к этакому хулиганистому подростку, которого следует поощрять к разумному поведению добрыми словами, а не силой и наказаниями.

Подконтрольные государству средства массовой информации в Тегеране рьяно ищут все, что способно поддержать мысль, будто бы внешний мир, особенно Соединенные Штаты, дрожат перед мощью хомейнистской революции.

Иногда подобные усилия приводят к сюрреалистическим результатам. Не так давно издание "Кайхан", отражающее взгляды Хаменеи, опубликовало на первой полосе историю об американской журналистке Барбаре Славин (вашингтонской корреспондентке проиранского издания "Аль-монитор"), "отписавшейся" от "Твиттера" президента Дональда Трампа в знак протеста против ликвидации генерала Сулеймани.

Публикация стала своего рода иллюстрацией того, что "мыслящие элиты Америки" выступают против жесткой политики Трампа в отношении Ирана, несмотря на то, что в Иране достаточно людей, понимающих, что Славина вряд ли действительно может считаться лидером "интеллектуальных" элит Америки, а ее шаг наверняка не особо напугал Трампа.

Впрочем, в тегеранских СМИ кто угодно может быть назван "ведущим интеллектуалом" мира, стоит ему лишь принять участие в восхвалении Исламской Республики или озвучить лесть в адрес Хаменеи - "величайшего лидера в новейшей исламской истории".

"Арбаин", 40-й день смерти Сулеймани, призван увековечить все эти умирающие химеры.  Вести, приходящие из Ирана, указывают на то, что режим мобилизует все свои ресурсы для проведения грандиозного шоу, не брезгуя даже простым фотошопом. Иными словами, окружение Хаменеи по-прежнему отказывается покидать свой мир фантазий и грез.

Это означает лишь то, что новости из Исламской Республики не столь плохи, как считают трезвые головы в Тегеране – они намного, намного хуже.

Амир Тахери

Перевод Александра Непомнящего

Источник: 9tv.co.il

Читайте также