Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+30+25

Мнения

А
А

Гиюр - по праву и с любовью

"Если какой-то репатриант ни за что не захочет переходить в еврейство и решит настаивать на том, чтобы остаться атеистом, или христианином, или мусульманином – это его дело и его право..."

Лазарь Данович
21.01.2020
Источник: mnenia.zahav.ru
ShutterStock

Нападки главного сефардского раввина Ицхака Йосефа, сына духовного лидера партии ШАС Овадьи Йосефа на "гоев и коммунистов, завезенных в Израиль", заставили еще одного родственника авторитетного религиозного деятеля напомнить кое-что нынешним "ревнителям веры и борцам за чистоту нации".

Этим родственником стал обозреватель газеты "Маарив" Меир Узиэль, внук первого в истории еврейской страны главного сефардского раввина Бен-Циона Меира Хай-Узиэля. Автор статьи, на днях вышедшей в "Маариве", отнюдь не чванится своим происхождением из семьи "Первого в Сионе и Государстве Израиль", он просто высказывает предположение, что, будь его дед жив по сей день, он просто и мудро решил бы проблему гиюра тех русскоязычных евреев, кто в нем нуждается и заинтересован. Причем сделано это было бы полностью в рамках Галахи.

Публицист Узиэль подчеркивает, что высказывания раввина Узиэля на данную тему он уже не раз приводил в периодике, использовал в выступлениях перед видными раввинами и даже рассылал им в письменном виде. "Но, видимо, мне придется сделать это еще раз, - пишет Меир Узиэль, - в качестве попытки отреагировать на уж совсем лишнюю обиду, которая ныне нанесена сынам и дочерям моего народа, вернувшимся в свою страну из России и ее окрестностей".

Галахическому постановлению главного раввина Бен-Циона Меира Хай-Узиэля был, напоминает Меир Узиэль, предпослан заголовок, который звучит очень актуально в наши дни: "Вопрос гиюра для сынов и дочерей Израиля, не придерживающихся религиозного образа жизни и желающих, чтобы их супруги неевреи и нееврейки и их дети прошли гиюр". Этот текст, напоминает автор статьи, полностью опубликован в не раз переиздававшемся сборнике "Постановления Узиэля", его можно найти в книге профессора Цви Зоара "Да не будет отторгнут отверженный" и во многих других изданиях, так или иначе освещающих отношение первого сефардского раввина Израиля к вопросу гиюра. Вопрос этот, стоявший перед главным раввином Узиэлем, как и сейчас, формулируется так: "Как относиться в плане гиюра к тому, кто не соблюдает субботу, не ест кошерное и не придерживается предписанного Торой образа жизни?"

Итак: "Нееврею, желающему пройти гиюр, мудрецы Торы подробно и досконально разъясняют, что главное, что от него требуется-это полный отказ от идолопоклонства и принятие веры в Единого Создателя. Что же касается бремени заповедей, то вкратце и в облегченной форме доводят до его сведения суть некоторых важных и менее важных заповедей и возмездие, полагающееся за их нарушение, но не заостряют внимания на вопросе возмездия, не отпугивают его, исходя из того, что намерения его благие и он устремлен к Небесам. Из этого явственно вытекает, что не следует требовать от такого человека исполнять заповеди и не следует раввинскому суду знать о том, что тот человек заповеди нарушает, ведь иначе геры в Израиле не будут приняты никем и никогда, ибо кто даст гарантию, что этот вот гой будет полностью и целиком выполнять все заповеди Торы. Как же следует поступать? Надо довести до его сведения некоторые заповеди, и он, если захочет, откажется [от гиюра], и чтобы не мог он потом сказать: "Кабы я знал об этом, не проходил бы гиюр".

И далее: "Из сказанного четко и ясно следует, что не только можно, но и предписано нам принимать геров и герок, пусть мы и уверены, что не будут они блюсти заповеди. Ибо настанет день и придут они сами к выполнению заповедей, и предписано нам предоставить им такую возможность. Если же не станут они исполнять заповеди никогда, то это останется их грехом, мы же заповеди исполнять будем".

Публицист Меир Узиэль пишет, что, хотя иврит, которым написаны постановления его деда по вопросу гиюра, довольно сложен, посыл, содержащийся в них, прост и ясен: во главу угла должны быть поставлены человеколюбие, понимание ближнего и чувство ответственности за судьбы народа Израиля. И еще раз объясняет, что заставило его взяться за эту сложную тему: "Я не специалист по части Галахи. Заранее прошу прощения, коли мой тон звучит слишком резко или надменно. Я также высоко ценю каждодневные усилия людей, исполняющих заповеди. Но я здесь излагаю не собственные измышления, а цитирую своего деда, который таки был великим мудрецом Торы и специалистом в области Галахи. Его галахические постановления в вопросе гиюра сводятся к тому, что не просто можно, а нужно, мы обязаны делать гиюр всем желающим, не вдаваясь в вопрос, намерены они исполнять заповеди или нет. И, тем более, людям, рожденным в смешанных браках и репатриировавшимся в Израиль. Это наш долг, это нам предписано и, по мнению первого главного раввина Государства Израиль, такова Галаха".

Все же, не удержавшись, внук первого главного раввина добавляет от себя, что, если нынешним почтенным раввинам так угодно, чтобы проходящие гиюр исполняли заповеди, то, наверное, логично было бы сосредоточиться прежде всего на заповедях самых важных? А ведь эти люди, которых поносит Ицхак Йосеф и иже с ним, исполняют важнейшую заповедь, живя в еврейской стране, строя ее и сражаясь за нее. Об этом ясно сказано в первоисточниках: "Каждый, живущий в Эрец Исраэль, чист от любого греха". И еще: "Всякому, прошедшему четыре локтя по Эрец Исраэль, гарантирован удел в Грядущем Мире". И еще: "Заселение Земли Израиля равновелико всем заповедям Торы".

Как внуку своего деда, Меиру Узиэлю не совсем удобно подчеркивать, что авторитет первого из главных раввинов Израиля априори выше, чем у его современных последователей, но это так. И если нынешние религиозные деятели возьмутся с этим спорить, то только дискредитируют себя и сам институт Главного раввината.

"Мне все это представляется откровенным бунтом против самой Галахи, - пишет Меир Узиэль. - Позвольте спросить, с чего вдруг решено навести такие строгости? Конечно, если какой-то репатриант ни за что не захочет переходить в еврейство и решит настаивать на том, чтобы остаться атеистом, или христианином, или мусульманином – это его дело и его право, и никто не вправе ему ничего навязывать. Пусть он остается неевреем. Таков его выбор. Всем же прочим мы обязаны сказать: "Добро пожаловать в лоно еврейства!"

Напоминание об этом, прозвучавшее как отповедь исполняющим не наказы предков, а заказ современных фанатиков и экстремистов, очень уместно в наши дни. И особенно важно, что сделал его в публичном пространстве человек, вышедший из семьи бывшего главного сефардского раввина Израиля. Не все же вольничать раввинам Йосефам, оскорблявшим и оскорбляющим тех, кто им не желанен, и трактующим постулаты так, как это выгодно политиканам от религии…