Политики без комплексов и синдромов
Фото: mnenia.zahav.ru
Политики без комплексов и синдромов

"В этом мире невозможно существовать, не роняя частичек себя"   

(Джоди Пиколт) 

Литературные герои с горящими сердцами, готовые беззаветно отдавать их людям, явление давно описанное в литературе. Вспоминается Прометей, укравший огонь у богов, которого в наказание клюет орел. А вслед за ним иссохший идальго Дон-Кихот, рыцарь Печального образа, и романтический Робин Гуд, и горьковский Данко, вырвавший сердце. Целая галерея пламенных борцов, голову сложивших на общественную плаху.

Герои те - персонажи легендарные и от реальности далекие, существовали лишь в воображении писателей. И вдруг оказалось: с подобным явлением мы сталкиваемся и в обычной жизни. Только в отличие от выдуманных рыцарей без страха и сомненья, настоящие герои очень часто сомневаются в своем праве на подвиг. Не выдерживают горячего пламени страстей и сгорают в нем на костре любви к ближнему.

"Синдром эмоционального выгорания - это реакция организма, возникающая вследствие продолжительного воздействия профессиональных стрессов".

История началась в 1974 году, когда американский психиатр Френденбергер столкнулся с феноменом, который назвал "burnout", то есть "профессиональное выгорание". Он наблюдал за теми, кто долгое время контактировал с людьми, переживающими сильные стрессы. Такие люди "заражали" тревожными фобиями работающий с ними персонал. 

Речь шла о медсестрах и врачах, учителях и социальных работниках, полицейских и адвокатах. Всех тех, кто работает с пограничным контингентом: неуправляемыми детьми, наркоманами, больными пациентами в клиниках, сумасшедшими и преступниками. 

Исследователь описал тех, кто прикоснулся и не смог вынести чужой боли. Кто надорвался, не сумев удержать в себе тяжесть горя; чьи нервы оказались чересчур тонкими, а чувства – чересчур ранимыми. Кто не смог вовремя отвернуться и принял страдание ближнего близко к сердцу. Чья душа не была защищена броней равнодушия. 

Итогом такой эмоциональной перенагрузки, помимо физического недомогания, постоянной усталости, умственного истощения, становится чувство безысходности. Тем, кто захлебнулся чужой бедой, кажется, будто своей радости у них уже не будет.

"К основным факторам, способствующим выгоранию, относятся: отсутствие социальной поддержки; невозможность влиять на принятие решений; двусмысленные требования к работе..."

Существует еще одна категория людей, кто постоянно имеет дело с человеческой болью и социальным неравенством. Мы говорим о политических деятелях - профессиональных борцах за справедливость.

Выберем из политической колоды тузов: Хаима Рамона, Амира Переца и Офира Эйни. Последние двадцать лет именно они возглавляли самый мощный израильский профсоюз. Именно на их широкие плечи возложена тяжесть  деятельности по улучшению жизни простого труженика.

Воланд когда-то говорил, что москвичи – люди как люди, только испортил их квартирный вопрос.

Сейчас бы сказали: руководители Гистадрута, как и все прочие политики, люди как люди и даже "жалость иногда стучится в их сердца", только портят их имидж коррупционные скандалы. Ничем не отличаются они от прочих членов Кнессета. Чиновники как чиновники, слуги народа, живот положившие на общественные нужды. Как и все слуги, мечтают об одном - стать господами.  

Имея под рукой такую хорошо организованную машину как Гистадрут, как не воспользоваться ею для личных целей. И превращается организация, заточенная на борьбу трудящихся за свои права, в послушный механизм давления. Но направленный не против работодателей, капиталистов, а против правительства. 

И после всего, имея такой сильный рычаг, кто-то еще сомневался в том, что Офир Эйни может проиграть выборы Эйтану Кабелю?

"Стресс на рабочем месте - несоответствие между личностью и предъявляемыми к ней требованиями - является ключевым компонентом Синдрома эмоционального выгорания".   

Давайте выберем из колоды современных политиков влиятельных королей: Натан Щаранский, Марина Солодкина, Софа Ландвер. Перед нами политики - профессиональные борцы, теперь уже за права другой угнетенной категории – репатриантов. Нет, в их руках не было Гистадрута, зато имелась в наличии партия "Исраэль-ба-алия", общественные организации, американские фонды и прочие мощные рычаги воздействия.

Не будем замахиваться на всех деятелей алии, поговорим о Софе Ландвер. Хотя по специальности Софа Ландвер - логопед, но все свои незаурядные и неиссякающие силы были использованы ею в общественных целях. Уже более двадцати лет бьется ее сердце в унисон с сердцами репатриантов.

Карьеру свою начала в далеком 1989 году, когда стала членом муниципалитета Ашдода. Но этого груза оказалось недостаточно, бесстрашная Ландвер взвалила на себя еще и Всеизраильское объединение репатриантов, которое возглавила в 1993 году. Бессменное руководство она не потеряла в 2003 году, когда была организована новая структура. Софа Ландвер плавно переместилась в руководители Федерации русскоязычных израильтян.

Вы думаете здесь-то и настиг ее Синдром выгорания? Как вы ошибаетесь. Это было лишь начало пути; трамплин, с которого стартовала полная сил Ландвер в большую израильскую политику.

В 1996 году с ныне забытого 14 созыва становится Ландвер членом Кнессета. И до сих пор, до 18 созыва Софа Ландвер - старейший и активнейший член Кнессета. Какие только посты она не занимала, в какие комиссии не вступала! И заместитель председателя Кнессета, и замминистра транспорта, и министр абсорбции в нынешней каденции. Перечислить же все комиссии, где она отметилась, нет ни сил, ни терпения: член комиссии по абсорбции, по науке и технологии, по труду и благосостоянию, по образованию и культуре, по обращению граждан и прочие комиссии и подкомиссии.   

А теперь посмотрите, отразился ли на ней болезненный процесс контактов,  проступили ли признаки "эмоционального выгорания", попросила ли она о смене, надорвавшись как Атлант, нести на себе мировые скорби? Наоборот. Изо всех сил старается подольше удержать этот драгоценный груз.

counter
Comments system Cackle