Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель Авив
N/A+27

Мнения

А
А

В Средиземноморье - ожесточенная борьба за огромные месторождения газа

Активизация Турции в Ливии и восточной части Средиземноморья угрожает превратить этот регион в новую горячую точку.

01.01.2020
Источник: Эксперт
GettyImages

В Турции открылись четыре пункта вербовки в легион "Шам". В него принимают добровольцев из числа этнических туркоманов, проживающих в Сирии и воюющих на стороне Турции на севере страны. Они – исламисты и поддерживают тесные связи с Братьями мусульманами, которых во многих арабских странах считают террористической организацией. По данным аравийского телеканала "Аль-Хадас", турецкие власти планируют набрать порядка 8 тысяч таких добровольцев. 120 человек уже отправлены в Ливию, где они будут помогать Правительству национального согласия (GNA) во главе с Фаизом Сараджем, которое в конце ноября подписало в Стамбуле с правительством Турции Меморандум о намерениях о морских границах и соглашение о сотрудничестве в области обороны и безопасности.

Оба соглашения, особенно первое, вызвали негативную реакцию у многих государств. Особенно озабочены посягательствами Анкары на свои экономические морские зоны Кипр, Египет, Израиль и Греция. В территориальных водах первых трех стран в последние десять лет были найдены огромные месторождения газа. Греция же защищает права южной части Кипра, Республики Кипр, признанной международным сообществом и входящей в ЕС. Анкара же защищает права на газовое месторождение Турецкой республики, расположенной на севере острова, признанной только Турцией и защищаемой уже почти полвека от греков-киприотов турецкими войсками.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ведет разведку газа в кипрских территориальных водах, утверждая, что эти воды принадлежат туркам-киприотам точно так же, как и грекам и что он защищает права соотечественников. Кроме этого, после подписания договора с Ливией он заявил, что теперь без разрешения Анкары и Триполи Греция, Кипр и Израиль не имеют права строить газопровод "ИстМед" (Восточное Средиземноморье), по которому газ из израильского месторождения "Левиафан" должен пойти в Европу через Грецию и Италию. Этот газопровод будет обеспечивать газом 10% потребностей в нем Старого Света.

Подписание соглашения и строительство газопровода "ИстМед" должно начаться 2 января. Естественно, турки намерены всячески этому препятствовать.

Европа, конечно, на стороне членов Евросоюза: Кипра и Греции и угрожает Анкаре санкциями за самоуправство в восточной части Средиземного моря. Греция, Кипр и Израиль, заключившие в начале этого года нечто вроде газового альянса и не пригласившие в него Турцию, утверждают, что МОН по морским границам нарушает международного морское право, но в Анкаре только отмахиваются. Турецкое правительство считает, что оно имеет право не выполнять Конвенцию ООН по морскому праву, которую они не подписали вместе с несколькими странами, в число которых входят, кстати, и США.

Пока Брюссель "раскачивается" и только собирается вводить санкции против Турции, Афины решили действовать самостоятельно. В основном на дипломатическом фронте. Греческое правительство выслало посла Ливии и сейчас энергично работает, по данным вебсайта Skai.gr, над созданием дипломатического щита против Анкары. Афины хотят быстро заключить соглашения с Египтом и Италией о разграничении морских зон. Переговоры начнутся 8 января. Рим, правда, к соглашению о строительстве ИстМеда несмотря на приглашение присоединяться не торопится. 30 января глава греческого МИД планирует приехать в Рим на переговоры о морских границах с Италией.

Еще одной страной, которую Греция хочет привлечь к альянсу против Турции, является Франция. Здесь следует иметь в виду, что итальянский и французский энергетические гиганты TNI активно работают в восточном Средиземноморье.

Французский министр иностранных дел намерен встретиться с коллегами из Греции, Кипра и Египта 4 января, а греческий премьер-министр Мицотакис встретится 29 января уже второй раз за семь месяцев с французским президентом Макроном, чтобы обсудить углубление военного сотрудничества и проблему Турции.

Турция выступает возмутительницей спокойствия и в истории с гражданской войной в Ливии, с которой она теперь состоит в тесных союзнических отношениях и которая в лице GNA попросила у нее военной помощи.

Сарадж сейчас пытается защитить столицу от Ливийской национальной армии (LNA) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара, который номинально подчиняется "восточному" правительству в Тобруке, сопернику GNA. LNA начала операцию по освобождению Триполи в первых числах апреля. Перевес на стороне Хафтара, но примерно до середины декабря особыми успехами он похвастаться не мог. И только последнее наступление, начатое в конце года, похоже, может сделать Хафтара хозяином Триполи и самым могущественным человеком в Ливии. Так что любая помощь, к тому же помощь такой сильной в военном отношении страны, как Турция, GNA сейчас очень кстати.

Подавляющее число стран, включая США, Россию и ЕС, считают, что вмешательство Анкары, которая ранее помогала Сараджу оружием и техникой, только помешает политическому урегулированию ливийского конфликта. На Вашингтон с Брюсселем Эрдогану по большому счету наплевать, что он неоднократно последние пару лет убедительно доказывал. Кроме туркоманов, Анкара намерена послать в Ливию и турецкий спецназ, а также ВВС и ВМФ. С Россией же, турецкий президент надеется договориться по сирийскому сценарию 8 января во время встречи с президентом Путиным, который приедет в Турцию открывать газопровод "Турецкий поток".

Реджеп Эрдоган и Владимир Путин. Фото: Getty Images


С одной стороны, Москва и Анкара поддерживают соперников: Турция – Сараджа, Россия, хотя и утверждает, что придерживается нейтралитета и поддерживает одинаково хорошие отношения с обеими сторонами, все же, по всеобщему мнению, склоняется на сторону фельдмаршала Хафтара, кстати, много лет учившегося в СССР в военной академии и неплохо говорящего по-русски. Российские власти "любовь" к Хафтару опровергают, но в любом случае Москва старается усилить свое влияние на севере Африки.

Турция очень хочет получить военную базу в Тунисе или Ливии. В 2017 г. Анкара и Тунис подписали соглашение о сотрудничестве в военной сфере, по которому Турция должна готовить тунисских военных и помогать тунисскому оборонному ведомству оружием, техникой и деньгами.

Не удивительно, что на прошлой неделе президент Эрдоган совершил неожиданный визит в Тунис, в ходе которого обсуждал с тунисским коллегой, в правительстве которого доминируют исламисты, "стабилизацию ситуации в Ливии".

Что касается Вашингтона, то он оказался в Ливии и восточном Средиземноморье в сложном положении. С одной стороны, США, казалось, должны противодействовать экспансии России и Турции, выступающим в тандеме несмотря на отдельные противоречия как в Сирии, так и в Ливии. Но с другой, Белый дом не может окончательно оттолкнуть Анкару в объятия Москвы.

На прошлой неделе Конгресс США утвердил, а президент Трамп подписал законопроект сотрудничестве с восточно-средиземноморскими странами в энергетической сфере как противовес энергетическим притязаниям России и Турции в Средиземном море. Новый закон делает Америку, по замыслу его авторов, ключевым игроком на газовом рынке региона через партнерство с восточно-средиземноморскими странами. Он укрепляет связи с Грецией в области обороны и снимает существующее четыре десятилетия эмбарго на поставки оружия на Кипр. Закон также подтверждает планы Соединенных Штатов заставить союзников сдерживать амбиции Турции в регионе Средиземного моря.

Активизация Турции в Ливии и восточной части Средиземноморья угрожает превратить этот регион в новую горячую точку, что, естественно, не будет способствовать урегулированию обстановки на Ближнем Востоке.

Читайте также