Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+18+13

Мнения

А
А

Космический щит Святой земли

Ограниченность территории еврейского государства делает практически невозможным испытания противоракет, выстреливаемых с истребителей по мишеням, имитирующим атаку баллистических ракет высокой дальности.

Arrow753
Фото: Reuters

Как развивается израильская ПРО

На заседании военно‑политического кабинета (ВПК) Израиля, экстренно созванного после длительного перерыва Биньямином Нетаниягу в начале октября и продлившегося более трех часов, глава правительства Израиля сообщил о вероятности иранского нападения на Израиль по образцу недавней атаки этой страны на нефтяные объекты Саудовской Аравии.

По словам начальника аналитического отдела АМАН (Управление военной разведки Израиля) генерала Дрора Шалома, выступившего сразу же после премьер‑министра, Тегеран уже разработал план нанесения ракетного удара по территории еврейского государства из Ирака. Одновременно генерал Шалом признал, что его ведомство не располагает конкретными данными об атаке иранцев в ближайшей перспективе.

Директор Моссада (израильской службы политической разведки) Йоси Коэн представил членам ВПК информацию об использовании Ираном при нанесении удара по объектам саудовской государственной компании Аramco модернизированных баллистических ракет.

Завершая заседание ВПК, Нетаньяху не мог обойти вопрос военного бюджета и конкретно Долгосрочную программу противоракетной обороны (ПРО), требующую, по его словам, постоянного усовершенствования.

В рамках этой программы, начало которой было положено в 2009 году, а окончание планируется до 2030 года, в июле 2019 года на полигоне острова Кадьяк (открыт русскими мореходами, именовавшими его в годы существования Русской Америки, эскимосским словом Кыктак, в переводе – «острие»), у южного побережья Аляски, завершилась серия испытаний системы противоракетной обороны «Хец‑3» («Стрела‑3»). Этот противоракетный комплекс перехватывает цели на высоте до 100 км и действует на дистанции от 400 до 2500 км.

Анкор, еще анкор!

Ограниченность территории еврейского государства (по площади менее половины Московской области) делает практически невозможным испытания противоракет, выстреливаемых с истребителей по мишеням, имитирующим атаку баллистических ракет высокой дальности. В разработке системы «Хец‑3» наряду израильского Министерства обороны принимало участие Агентство по противоракетной обороне США и американская корпорация Boeing.

Запущенные с произведенных в Соединенных Штатов и закупленных ВВС Израиля всепогодного истребителя четвертого поколения F‑15 израильские ракеты – мишени семейства «Анкор» (в переводе с иврита – «Воробей», используется также наименование в переводе на английский – Sparrow) продемонстрировали высокие эксплуатационно‑технические параметры (ЭТП) «Хец‑3» по перехвату ракет высокой дальности вплоть до нескольких тысяч километров.

Израильская промышленность выпускает три разновидности «Воробьев»: «Анкор шахор» («Черный воробей»), «Анкор кахоль» («Синий воробей») и «Анкор касуф» («Серебряный воробей»). В испытаниях на Аляске использовались мишени «Серебряного воробья», имитирующие разноманевренные иранские ракеты средней и высокой дальности полета. «Воробьи» могут запускаться как с самолетов F‑15 модификации I, так и с грузовых самолетов С‑130 «Геркулес». Такие мишени, имитирующие баллистические ракеты, применяются для проверки систем ПРО.

Ранее ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) не менее четырех раз отстреливал в Калифорнии систему «Хец‑2», сбивающую цели ниже и ближе по сравнению с «Хец‑3». Система «Хец‑2» состоит на вооружении ЦАХАЛ с 2000 года. Причем для нее в качестве мишеней используются «Черные воробьи».

Военные эксперты не прошли мимо аэрокосмической выставки, состоявшейся в феврале 2019 года в южноиндийском городе Бангалор, считающимся Индийской кремниевой долиной. На этой выставке израильская компания Rafael, входящая в четверку крупнейших израильских фирм – экспортеров вооружений, продемонстрировала опытный образец аэробаллистической ракеты (АР), созданной на основе мишени «Черный воробей». Эти АР, относящиеся к семейству управляемых авиационных бомб, снабжены блоком инерциально‑спутниковой коррекции и комбинированной тепловизионно‑телевизионной головкой самонаведения. Головка самонаведения использует оригинальную израильскую технологию запоминания образа цели.

Следует также заметить, что ракета «Хец‑3», в которой отсутствует боевой заряд со взрывчаткой, поражает цель исключительно прямым попаданием. Иначе говоря, кинетическим зарядом, а не осколками. Отсутствие боеголовки позволяет уменьшить у этого типа ракет и вес, и размер. Следовательно, возможно увеличение скорости и дальности полета. Разные типы «Анкоров» имеют длину от 4,85 до 8,39 м, а вес от 1275 до 3130 кг. ПРО «Хец‑3» способна осуществлять перехват за пределами атмосферы – фактически в космосе.

Arrow527
Фото: Reuters

 

Полковник в отставке Янив Рохов, много лет проработавший в аналитическом отделе Министерства обороны Израиля, в беседе с «НВО» обратил внимание на тот факт, что Москва в ЗРК С‑400 использует систему «облачного поражения». В таком варианте при взрыве боеголовки ракеты множество быстролетящих осколков накрывает цель. Полковник Рохов полагает, что «российский военный комплекс одновременно работает и над созданием противоракет прямого попадания без боеголовок».

Показательно, что китайцы на военном параде в Пекине по случаю 70‑й годовщины образования КНР продемонстрировали межконтинентальную трехступенчатую твердотопливную баллистическую ракету новейшего образца DF‑41 («Дунфэн‑41»). Согласно разным источникам, DF‑41, имеющая длину 21 м и диаметр корпуса 2,5 м, имеет дальность полета от 12 до 14 тыс. км. Эта китайская ракета может нести от 6 до 10 маневрирующих раздельных головных частей, что затрудняет перехват. Авторитетный израильский военный эксперт Давид Шарп в статье «Оружие Поднебесной», напечатанной в русскоязычной газете «Новости недели» 10 октября нынешнего года, обращает внимание на следующий факт: «Для Израиля китайская военная продукция любопытна вдвойне. В свое время между двумя странами было налажено обширное военное сотрудничество, которое пришлось, по сути, свернуть под давлением США. Согласно иностранным СМИ, ряд китайских образцов вооружений имеют ту или иную «родственную связь» с израильскими». Однако эта самая «родственность» с годами стала «очень дальней». Сегодня Израиль беспокоит иное: китайское вооружение различного характера все чаще попадает в руки тех, кто давно определил себя в качестве врагов еврейского государства.

В случае применения врагами евреев оружия массового поражения ЭТП «Хец‑3» особенно важны, ибо боеголовки, начиненные ядерным, химическим и биологическим оружием, необходимо уничтожать далеко от предполагаемых противником целей. В связи с этим весьма к месту напомнить, что 22 сентября нынешнего года во время парада в Тегеране по случаю годовщины начала ирано‑иракской войны 1980–1988 годов вооруженные силы Исламской Республики Иран продемонстрировали новейшую собственную разработку боеголовки для баллистической ракеты, которая может действовать в радиусе 2 тыс. км.

Иранские баллистические ракеты обладают способностью совершать маневры как вне атмосферы, так и при входе в атмосферу. Особенно сложно перехватить баллистическую ракету именно при входе в атмосферу из‑за ее высокой скорости. Вне атмосферы маневренность баллистических ракет значительно ограничена. Поэтому перед F‑15I ставилась задача доставить противоракету «Хец‑3» в район вхождения вражеской баллистической ракеты в атмосферу и уничтожить ее. В случае промаха «этажом ниже» ее страхует противоракета «Хец‑2» и исправляет оплошность.

С учетом того факта, что «Хец‑2» не обладает высокой дальностью полета и ее потолок перехвата не достигает космических высот, первые испытания ПРО проходили на Пальмахим, авиабазе ВВС Израиля, расположенной рядом с городом Ришон ле‑Цион (12 км от Тель‑Авива). Это авиабаза используется ЦАХАЛ в качестве космодрома (обычно для запусков разведывательных спутников). Примечательно, что запуски с космических ракет‑носителей проводятся на Пальмахим не на восток, как у абсолютного большинства космодромов, а на запад, против вращения Земли. Энергетически такой запуск невыгоден. Но из Израиля трассу запуска можно проложить только над Средиземным морем, ибо, во‑первых, территории к востоку от базы заселены, а во‑вторых, весьма близко располагаются сопредельные страны.

В испытаниях на Аляске использовались F‑15I, представляющие экспортный вариант американских F‑15E Strike Eagle («Ударный орел»). Преимущественно они предназначены для нанесения ударов по наземным целям. В отличие от базовой американской модели модификация для ЦАХАЛ оснащена комплектом аппаратуры РЭБ SPS‑2100 израильского производства, в состав которого входят станция постановки активных помех, приемник предупреждения об облучении, а также средства предупреждения о ракетной атаке.

От Страны Обетованной до Русской Америки

В ЦАХАЛ ракетных частей как отдельного рода войск не существует. Авигдор Либерман, находясь на посту министра обороны, предлагал создать такое подразделение в Сухопутных войсках. Однако израильские летчики в генеральских званиях выступили резко против, продолжая считать ВВС самым эффективным родом войск. Ракетные установки разных характеристик распределены в артиллерийских войсках, ВВС и ВМС.

Противники создания ракетных войск как отдельного соединения также ссылаются на военную логистику. Согласно их точке зрения, только управление перевозками и хранение ракетной и сопутствующей ей техники – сложная транспортная и погрузо‑разгрузочная задача, выполнение которой требует координации различных служб.

Действительно, при перевозке ЗРК «Хец‑3» и связанного с ним оборудования на территорию бывшей Русской Америки ЦАХАЛ задействовал семь гигантских Ан‑124‑100 «Руслан», взятых в аренду у украинской государственной компании «Авиалинии Антонова». Та же компания и на тех же условиях предоставила израильским военным крупнейший в мире транспортный самолет Ан‑225 «Мрия».

При этом радар «Орен адир» («Могучая сосна») – важнейший элемент всей системы ПРО «Хец‑3» – не был транспортирован на Американский континент. Оставаясь в Израиле, он был в состоянии осуществлять перехваты на Аляске путем интеграции с американским радаром дальнего обнаружения AN/TPY – 2 STR, установленным в пустыне Негев на горе Керен. Этот американский радар – единственная активная иностранная военная установка на территории еврейского государства. С учетом того, что AN/TPY – 2 STR обслуживают только американские военнослужащие (примерно 100 военных в разных званиях), эта установка с параметрами, обеспечивающими загоризонтальное обнаружение и уникальную чувствительность, в определенной степени остается секретной и для израильтян. Радар «Орен адир», пришедший на смену радару «Орен ярок» («Сосна зеленая»), который был принят на вооружение в 1995 году, вполне был достаточен в системе управления и контроля «Хец‑3».

Официально американский радар на израильской территории рассматривается в некотором роде как страховка для ЦАХАЛ. Но к чему тогда повышенная секретность (израильтянам и шагу нельзя ступить в место расположения этой установки!) от тех, кого считают несомненными союзниками? Похоже, что американцы желают оставлять в своих руках одну из «розеток», с помощью которых всегда можно напрямую вмешаться в конфликт, если он во всех смыслах достигнет космических высот.

В связи с этим уместно вспомнить канун Шестидневной войны июня 1967 года. Тогда, 20 мая 1967 года, Объединенный комитет начальников штабов Армии США направил секретную телеграмму № 5886 Европейскому и Ударному командованию своих сил, в которой предписывалось (прежде всего Ударному командованию) уточнить и привести в рабочее состояние планы военного вмешательства США в арабо‑израильскую войну как на стороне Египта, так и на стороне Израиля.

Проекты ПРО «Хец‑2» и «Хец‑3» в значительной степени финансировались Соединенными Штатами. Израиль не потянул бы все финансовые издержки. Достаточно сказать, что стоимость одной противоракеты «Хец‑2» обходится в 2,2 млн долл., а «Хец‑3» – в 3 млн. Вероятность перехвата вражеской ракеты ПРО «Хец‑2» превышает 90%, а «Хец‑3» – приближается к 97%. Следовательно, 100-процентную гарантию и ПРО «Хец‑3» не дает. Если продолжить арифметические выкладки, то следует заметить, что при отражении атаки одной иранской баллистической ракеты израильтяне потратят примерно 3 млн долл. на противоракету. В случае промаха придется повторять. И это опять миллионы долларов. В случае серьезного ирано‑израильского конфликта, который в таком случае можно именовать военно‑космическим, ЦАХАЛ вынужден будет использовать сотни ПРО «Хец‑2» и «Хец‑3». Таким образом, траты Израиля в военно‑космическом противостоянии могут составить миллиарды долларов – космическую сумму.

И это еще не все. На том же заседании ВПК, о котором шла речь в начале статьи, Нетаньяху оценил стоимость продолжения Долгосрочной программы ПРО в 3‑4 млрд шекелей (по нынешнему курсу более миллиарда долларов) в год. 11‑й канал Израильского телевидения рассказал о том, что на заседании ВПК были приведены и мнения авторитетных экономистов, заявивших, что в случае принятия такой дорогостоящей программы правительству придется сократить гражданские и социальные проекты и повысить налоги.

«По крайней мере на шаг впереди...»

Израильские ПРО на сегодняшний день можно характеризовать как четырехслойную эшелонированную систему. По возрастающей дальности перехватываемых целей они таковы:

1. «Железный купол» – тактическая система ПРО, предназначенная для защиты от неуправляемых тактических ракет с дальностью полета от 4 до 70 км;

2. «Праща Давида» (другое название «Волшебная палочка») – среднее звено многоуровневой системы, предназначенное для перехвата баллистических ракет малой дальности и неуправляемых ракет большого калибра с дальностью пуска от 70 до 300 км (по другим данным, от 40 до 300 км) и дозвуковых крылатых ракет;

3. «Хец‑2» – весьма эффективное оружие против ракет дальностью свыше 1500 км. Обращает на себя внимание тот факт, что эта система действует и на высотах менее 300 км. Поэтому «Хец‑2» до принятия на вооружение «Пращи Давида» перехватывала часть целей, относящихся ко второму эшелону обороны. Сегодня при необходимости она может действовать против семейства иранских ракет семейств «Зильзаль-2» (в переводе с персидского «Землетрясение») и «Фатех‑110» («Завоеватель»), поражающих цели на расстоянии 200–300 км. Эти иранские ракеты несут боеголовки весом соответственно 600 и 500 кг;

4. «Хец‑3» – осуществляет перехват целей на значительно большей дальности и высоте, чем «Хец‑2». Фактически в заатмосферном пространстве – в космосе. 

Совершенствованиям и модификациям, как известно, нет предела. Сообразно различным источникам, Минобороны Израиля и концерн «Израильскоя авиационная промышленность» (ИАП) начали разработку новой системы ПРО – «Хец‑4». Характеристики этой ракеты отсутствуют в открытой печати. Авторитетный израильский военный эксперт Цви Маген, выступая по первому израильскому независимому интернет-телеканалу на русском языке «Итон», предположил, что в «Хец‑4» будут модернизированы системы маневрирования и оперативные возможности.

По данным, обнародованным Боазом Леви, вице‑президентом ИАП, создание новых ПРО требует не только финансовых средств, но и значительных сроков. В таком же смысле выразился и Моше Петель, начальник отдела по развитию оружия и технологической информации Минобороны Израиля. Отметив, что израильская ПРО находится в постоянном развитии, он заявил: «Мы должны быть по крайней мере на шаг впереди любых потенциальных угроз».

Метки:

Читайте также