Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Багдадские столкновения Вашингтона с Ираном

Hедовольство Тегераном проявляется, как сказал поэт, "весомо, грубо, зримо", тот случай, когда люди уже не считают нужным сдерживаться в выражениях, да и терять особо нечего. Количество убитых и раненых по всему Ираку увеличивается каждый день - чего уж теперь терять?

iraq_protest753
Фото: Reuters

На массовых протестах, уже десятый день сотрясающих Ирак, появились антииранские лозунги. 

2 ноября тысячи протестующих окончательно взяли в кольцо блокады Умм-Каср, к югу от Басры, главный порт Ирака в Персидском заливе. Хотя и без полного окружения демонстрантами эти "морские ворота" страны, через которые идет самое нужное сегодня - зерно, растительные масла и сахар, не работает уже с 30 октября.

На блокпостах, выставленных вокруг территории порта протестующими, горят шины, нагромождены бетонные блоки и составлен проржавевший автохлам, из того, что не жалко. И висят многочисленные транспаранты, часть из которых - откровенно антииранская, вроде "Тегеран, отойди от иракских дел!" и "Правительство Ирака - иранские марионетки!"

Нет, недовольство Ираном в нынешних протестах то и дело прорывалось, но было чем-то вроде искр, которые быстро гасли на общем протестном ветру. В Умм-Касре все по-иному - недовольство Тегераном проявляется, как сказал поэт, "весомо, грубо, зримо", тот случай, когда люди уже не считают нужным сдерживаться в выражениях, да и терять особо нечего. Количество убитых и раненых по всему Ираку увеличивается каждый день - чего уж теперь терять?

Тем более что Тегеран, как обычно, повел себя в ситуации, требующей особой деликатности, с грацией слона в посудной лавке. С начала протестов иранские представители говорили о том, что требования протестующих обоснованы и законны, о том, что иракцы вполне имеют право выходить на улицы и протестовать. Но со среды, после выступления Верховного лидера Ирана в Академии ПВО, все повернулось на 180 градусов. 

"Согласно Божьим повелениям в Коране, мятеж хуже, чем убийство", - заявил Рахбар в отношении происходящих в Ираке протестов. А следом тут же включилась официальная пропаганда, развернувшая кампанию об "иностранных агентах", возглавивших бунтующую иракскую "улицу". "Бывшие руководители баасистского режима, активисты Исламского государства и те, кто находится в контакте с посольством США, превратили законные протесты в уличные беспорядки", "американцы, саудиты и Израиль делают сегодня все возможное для того, чтобы... " - именно так выглядит сегодня оценка Тегераном происходящего в Ираке.

Драматизма добавили заявления одного из командиров Корпуса стражей исламской революции (КСИР/IRGC) Хоссейна Салами, без лишней дипломатии сказавшего о том, что Иран "не будет стесняться защищать свои интересы за пределами своих границ - будь то в Сирии, Ливане или Ираке".

iraq_protest527
Фото: Reuters

 

С подачи канцелярии Верховного лидера иранская пропаганда выдвинула сногсшибательную версию и о "неизвестных снайперах", которые в последние дни вели огонь как по протестующим, так и по правительственным силам безопасности. Согласно обнародованной Bultan News информации, боевики группировки "Моджахеды-э-Халк" под видом сотрудников иранских спецслужб осуществляют различные провокации и убийства, стремясь спровоцировать антииранские настроения.

Версия, кстати, вполне правдоподобная, "моджахеды иранского народа" - организация редкой подлости, еще и не на то способна, иракцы вполне могли бы поверить. Если бы не еще два события, имеющих ярко выраженный "иранский акцент" и произошедших буквально сразу после заявления Али Хаменеи.

Прежде всего - внезапное и эффектное появление в Багдаде генерала Касема Сулеймани. Его вертолет вечером 30 октября приземлился в "зеленой зоне" иракской столицы, а буквально через час у него начались встречи с представителями иракской элиты.

Сначала - с представителями сил безопасности, которым он прямо заявил: "Мы в Иране знаем, как бороться с протестами. У нас что-то подобное недавно происходило, но мы быстро взяли ситуацию под контроль". Подозреваю, что генерал очень хотел, чтобы эти сказанные им на секретном совещании слова стали известны иракской общественности. Два десятилетия работы в Ираке научили его тому, что чем секретнее совещание в Багдаде, тем выше вероятность утечки. Схема не подвела и на этот раз - в тот же вечер пять (!) источников слили информацию о том, что "в конфиденциальном порядке" говорил Сулеймани агентству Reuters.

И на следующий день столкновения между демонстрантами и силами безопасности в Ираке стали более ожесточенными: активно работали "неопознанные снайперы", более жестко стали действовать полицейские отряды. Что сразу же навело протестующих на определенные мысли о Тегеране - слишком уж все было связано, впору говорить: Zamanlama dikkat çekiyor…

Впрочем, главная интрига развернулась не на полях противостояния властей и демонстрантов - иранские интересы оказались куда глубже, и касались сохранения Абделя Махди у власти, а заодно - ослабления позиций великого аятоллы Али Систани, который с самого начала поддержал протест и требования отставки действующего премьера. С учетом того, что отношения Тегерана с Систани долгие годы остаются, мягко говоря, крайне напряженными - сохранение Махди у власти было бы неплохой демонстрацией несгибаемому великому аятолле того, кто в действительности в Ираке играет первую скрипку. Тут-то у Тегерана проблемы и начались.

Касем Сулеймани встретился и с лидером представленной в парламенте и влиятельнейшей в Ираке проиранской группировки "Фатх", Хади аль-Амири. Которому прямо - а что стесняться в беседах с клиентами, находящимися на полном содержании КСИР - озвучил позицию Тегерана: Адель Абдул Махди должен остаться на посту премьера.

Хади аль-Амири, уж простите великодушно - не хочу никого обижать, простая констатация факта - не великого, мягко говоря, ума человек. Но обладает одним прекрасным качеством - отлично понимает, что кто политику платит, тот его и танцует. А потому - вчера еще требовавший отставки Махди, аль-Амири уже в четверг обратился к Муктаде ас-Садру. С предложением поддержать действующего премьера и не допустить смены правительства. Дескать, "не стоит раскачивать лодку", "вы же не хотите в Ираке хаоса", и вообще, "стабильность - наше все". 

Проблема для Тегерана и его клиента аль-Амири заключается в том, что для Муктады ас-Садра сейчас главное - доказать всему Ираку, что он - независимая от Тегерана фигура, патриот своей страны и выразитель чаяний широких народных масс.

Многие иракцы еще прекрасно помнят одетых в черное "эскадроны смерти", полтора десятка лет назад "зачищавших" Багдад - во имя "шейха ас-Садра" - от суннитов, сотрудничавших с американскими оккупантами. Да и в Вашингтоне не забыли, кто был самым пламенным проповедником сопротивления - того, кого Джордж Буш младший называл "величайшим врагом Америки в Ираке, таким же, как Аль-Каида".

Это в 2003, в постоккупационном хаосе у ас-Садра была репутация Робина Гуда, использовавшего созданную им милицию для раздачи продовольствия бедным и для защиты шиитов от того, что многие считали "актами американской агрессии". Спустя всего четыре года его уже считали главарем банды вымогателей, а негативное отношение к нему в Ираке достигло такого уровня, что в 2007 он вынужден был перебраться в Иран.

Вернувшись в обратно, с 2012 по 2017 годы Муктада ас-Садр приложил максимум усилий для того, чтобы обелить себя. Получилось убедительно - поверили даже местные коммунисты и анархисты, более того - сочли его фигуру подходящей на роль общенародного лидера. И сегодня ему принципиально важно отмежеваться от своего "иранского периода", от связей с Али Хаменеи и с тем же Касемом Сулеймани.

Поэтому на "заход" аль-Амири с предложением поддержать премьера Махди Муктада ас-Садр ответил категорично: "Я никогда не вступлю в союз с вами после сегодняшнего дня [после встречи аль-Амири с Касемом Сулеймани - И.П.]". Поймав тем самым "руку Тегерана" на болевой прием - теперь либо иранским лидерам и Касему Сулеймани придется пойти на компромисс, согласившись на глубокие реформы политической системы Ирака, которая до этого вполне их устраивала. Либо Тегерану придется ввязаться в самое жесткое подавление протестов, множа кровь и расчищая дорогу для нового восстания, которым воспользуется ИГИЛовское подполье в стране.

Интрига в Багдаде сейчас закручивается совершенно головокружительная. У иракцев появился шанс под благовидным предлогом сбросить руку Тегеран со своего плеча. А следом - поступить также в отношении Вашингтона. А пока решается этот вопрос - пыльные улицы городов страны то и дело кропятся кровью протестующих, далеких от этих интриг.

Источник: Haqqin.az

Метки:

Читайте также