Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+18+13

Мнения

А
А

История основателя отряда "мнимых арабов"

"Моссад" возложил на Мориа особую миссию. Ему поручили добиться, чтобы гражданин Германии, который служил в ЦАХАЛе и предложил свои услуги Египту в качестве шпиона, вернулся в Израиль и его смогли арестовать. Речь идет о длинной и весьма запутанной истории.

jerusalem_palesi
Фото: Reuters

Шмуэль (Сами) Мориа, разведчик и один из главных активистов алии иракских евреев, скончался в начале этой недели в возрасте девяноста пяти лет.

Он родился в городе Басре на юге Ирака, и получил имя Сами Муалем. С юности он увлекся идеями сионизма, был одним из руководителей движения "Халуц" в родном городе, координатором движения и комиссии по репатриации. Кроме того, он прославился тем, что создал в городе отделение "Хаганы" и участвовал в работе ее штаба.

По просьбе Шломо Гилеля, возглавлявшего движение за репатриацию, Сами перебрался в Багдад, став координатором нелегальной иммиграции в столице и действуя от имени организации "Мосад ле-алия бет". Фактически он был оперативником, ответственным за доставку репатриантов из Ирака в подмандатную Палестину. Среди самых громких операций, в которых Мориа принимал активное участие, была "Операция Майклберг" (или "Крыло") 1947 года, когда под носом у британской администрации два американских летчика (Майкл и Васенберг, отсюда название операции – Майклберг) двумя рейсами тайно доставили в Палестину сотню евреев-репатриантов.

Самолет приземлился в сумерках, в поле, в долине Явниэль, где два горящих стога сена обозначали взлетно-посадочную полосу. После того, как пассажиров высадили, их в течение нескольких минут разобрали встречавшие и доставили в соседние кибуцы.

В том же 1947 году, под предводительством Мориа группа из 77 нелегальных репатриантов на двух грузовиках проделала путь, который  потребовал 58 часов, пересекла пустыню и завершила свое путешествие в кибуце Бейт-Арава – на берегу Мертвого моря. Это был удивительный по дерзости "марш-бросок" в истории нелегальной иммиграции; сам Мориа был среди беглецов семьдесят восьмым.

Во время Войны за Независимость Мориа вернулся в Ирак, продолжая свою работу на ниве репатриации, и до июля 1949 года был посланником "Мосад ле-алия бет" в Тегеране. По возвращению в Израиль ему предложили должность коменданта арабского города Тайбе, который находился под управлением военной администрации. Несколько лет назад Мориа признался журналисту и писателю Йоси Мельману, что отказался от этого предложения, поскольку понял, что эта должность несет в себе соблазн коррупции, главным образом, из-за режима жесткой экономии, преобладавшей в то время в Израиле.

Через некоторое время к Мориа обратился легендарный Исер Харель, возглавлявший тогда Службу общей безопасности (ШАБАК), и взял его на работу, чтобы он создал подразделение, действующее под прикрытием. Это был предельно засекреченный отряд из десяти молодых ребят, репатриантов из арабских стран, предназначенных для выполнения особой миссии: им предстояло пройти спецподготовку, а затем поселиться среди израильских арабов.

Израиль едва оправился от очередной войны и жил под гнетом постоянного страха новой, на границах бесчинствовали террористы и бандиты, а все арабское гражданское население считали "пятой колонной". Бойцы из секретного подразделения "мистаарвим", то есть действующие под видом арабов, были частью системы, в рамках которой арабы считались врагами, и от них следовало защищаться. 

Ситуация усугублялась тем, что некоторые молодые люди из подразделения брали в жены арабских женщин и создавали семьи; понятное дело, что жены не знали, что их мужья – евреи, и, разумеется, не имели ни малейшего представления, чем они занимаются. В 1959 году подразделение расформировали. Те, кто успел создать семьи и у кого родились дети, вернулись к жизни в еврейской среде, их жены прошли гиюр. По мнению Мориа, это был невероятно тяжелый процесс – возвращение к обычной жизни, и, кроме того, на его взгляд, создание подразделения, работавшего под прикрытием в арабском секторе, себя не оправдало.

 

Особая миссия по заданию "Моссада"

В 1955 году "Моссад" возложил на Мориа особую миссию. Ему  поручили  добиться, чтобы гражданин Германии, который служил в ЦАХАЛе и предложил свои услуги Египту в качестве шпиона, вернулся в Израиль и его смогли арестовать. Речь идет о длинной и весьма запутанной истории немца по имени Ульрих Шнафт, служившего в СС во время Второй мировой войны.

После войны Шнафт решил назваться евреем, чтобы получить помощь от еврейских организаций. Он взял себе имя Габриэль Зисман и пошел еще дальше: в октябре 1947 года под видом еврея он  отправился нелегальным иммигрантом к берегам Палестины. Вместе с другими его арестовали англичане и отправили в фильтрационный лагерь на Кипре, где его завербовала  "Хагана". После создания государства Шнафта призвали в ЦАХАЛ: он с отличием закончил офицерские курсы и, прослужив в артиллерии, демобилизовался в звании лейтенанта.

Далее история приобретает еще более крутой поворот: Габриэль, он же Ульрих, покинул страну следом за израильтянкой, в которую влюбился, но она не ответила ему взаимностью. Оставшийся без гроша, он предложил Египту свои услуги в качестве шпиона.  Операция по его задержанию и аресту получила название "Клизма".

Египтяне тщательно проверили Шнафта и, убедившись, что он говорит правду, решили отправить его в Израиль, как "крота" или законсервированного агента. Но Шнафт прокололся, попытавшись вернуть свою возлюбленную, к тому времени перебравшуюся в Германию. Он по-прежнему ухаживал за ней и даже рассказал о службе в СС, и о том, что во время поездки в Египет ему предложили заниматься в Израиле шпионажем.

Всю полученную информацию девушка передала в израильское посольство, и было принято решение – арестовать Шнафта. Несмотря на то, что на тот момент его действия не угрожали государственной безопасности, и он был всего лишь младшим офицером, служба безопасности не без оснований увидела в самом факте сотрудничества с Египтом предательство, на что следовало непременно отреагировать. И, как утверждал сам Мориа, помимо прочего, хотелось еще укрепить представление во всем мире, что у израильской разведки "длинная рука".

Мориа должен был завоевать доверие Шнафта-Зисмана и убедить его приехать в Израиль, для чего он перевоплотился в иракского военного атташе - сотрудника посольства Ирака в Париже по имени капитан Аднан. Сумев добиться расположения горе-шпиона, Мориа предложил ему хорошо оплачиваемое задание – промышленный шпионаж в Израиле в пользу Ирака. Шнафт-Зисман проглотил наживку и после новогодних праздников 1956 года прибыл в Израиль, где сразу  был арестован и приговорен к шести годам лишения свободы.

Шмуэль Мориа продолжал работать с "Моссадом" и ШАБАКом до начала семидесятых годов. Он был резидентом "Моссада" в Париже, а также руководил работой подразделения контрразведки. Во время службы изучил юриспруденцию, а после того, как завершил свою работу в рядах спецслужб, переквалифицировался в адвоката и входил в управление ассоциации бывших подпольщиков из Ирака.

Шмуэль Мориа похоронен в кибуце Эйнат.

Эли Ашкенази, Walla!News

Источник: Детали

Метки:

Читайте также