"Допровское красное смещение" в израильской политике
Фото: Getty Images
"Допровское красное смещение" в израильской политике

Мы все учились понемногу - и слышали о доплеровском красном смещении в физике. В израильской повседневной политике в наш век мы наблюдаем сходное явление смещения в сторону красного, которое я назвал бы "допровским".

Сейчас объясню, что это, только сначала коротко обосную, зачем поднимаю эту тему. На днях мой товарищ удивленно воскликнул: "Как можно NN называть левым политиком? Все же знают, что он - правый!"

Товарищ мой в стране сравнительно недавно, и как раз не знаком с этим вот эффектом "допровского смещения".

Почему в физике волны смещаются в сторону красного, вы (если позабыли) можете узнать из Википедии. А о том, почему у нас политики часто смещаются в сторону красного, левого, социалистическо-коммунистического - сейчас и поговорим.

Сначала - примеры такого смещения. Помните, Ариэль Шарон при премьер-министре Эхуде Бараке (2000 г.) был очень правым, настолько, что даже провокаторски полез на Храмовую гору, катализировав Вторую интифаду. А до этого Шарон критиковал опять же справа и премьера правого правительства Биньямина Нетаниягу. Правее Шарона была даже не стенка, а сама великая Стена плача.

Возглавив правительство в 2001 году, Ариэль Шарон некоторое время оставался правым, а потом неожиданно и резко настолько полевел, что выступил инициатором демонтажа еврейских поселений в Гуш-Катифе, причем в этом своем рвении переплюнул даже очень левых: если классические левые предлагали демонтировать еврейские поселения в обмен на соглашение о мире с Арафатом, в обмен на заявление, что на этом конфликт исчерпан, Шарон вообще поступил как тот хлыщ из анекдота, который гардеробщику в ресторане дает на чай и заявляет: "И палто не нада!" В своем забеге налево он по инерции забежал далеко за финишную прямую.

Мы помним еще одного очень правого политика, ликудовца Эхуда Ольмерта. Став премьером, он переплюнул даже такого типично левого премьера, как Ицхак Рабин. Рабин видел рядом с Израилем "не полностью независимое образование Палестина", был против передачи палестинцам части Иерусалима - Ольмерт был щедр и готов был не только отрезать огромные территории под будущее суверенное палестинское государство и отдать пол-Иерусалима, но и согласился принять сотни тысяч палестинских беженцев в пределах скукожившегося Израиля (с предоставлением им гражданства, правом голоса, всеми социальными пособиями, работой, жильем и прочее). Леветь так леветь, чего мелочиться-то.

Любопытны маневры очень правого политика, сына супер-правой Геулы Коэн - Цахи Анегби. Он одно время вроде переметнулся в левый лагерь, но потом вернулся к своим пенатам.

Почему я называю это смещение политиков "допровским"? ДОПР - это, как нас учит бессмертный роман "12 стульев",  одно из советских названий тюрьмы, сокращенное "дома общественно-принудительных работ". Ильф и Петров любовно описали «Замечательную допровскую корзинку» - универсальную складную кровать-столик-шкафчик с запасом продуктов и комплектом белья - на случай, если придут "забирать".

Единственно логичным объяснением скандальной смене вех у Ариэля Шарона выдвигали возбуждение уголовных дел против него и его детей. То же самое объяснение было и в случае с Ольмертом - возбуждение уголовных дел против него самого. Цахи Анегби был правым до того самого дня, когда полиция передала его дело о "подкупе избирателей" в прокуратуру с рекомендацией отдать его под суд. Как только замаячила тюрьма - Анегби неожиданно для всех, вопреки ранее торжественно заявленному, полевел и ушел из правого Ликуда в Кадиму левого Ариэля Шарона; и вернулся в Ликуд, когда дело закончилось мягким наказанием.

Такие метаморфозы можно наблюдать со многими политиками, над которыми повис карающий меч израильской Фемиды: вместо того, чтобы сушить сухари и готовить допровскую корзину, они предпочитают сместиться налево на политической карте, зная, что это послужит для них индульгенцией. И даже если не получишь полного прощения - будет мягким приговор. Посмотрите - Эхуд Ольмерт после отсидки катается как сыр в масло - ему позволили снова стать значительной общественной фигурой, его приглашают в телестудии, берут интервью, в которых он клеймит коррумпированность правых политиков.

На сегодня только Биньямин Нетаниягу, несмотря на многотысячные дела против него, смещается все правее и правее, и делает заявления о желании аннексировать все еврейские поселения, а не демонтировать их.

Бывает "красное смещение" и не связанное с уголовщиной. К таким можно отнести, например, заметное полевение Бени Бегина, Ципи Ливни, Рони Мило. Почему они это делают? Видимо, действительно изменилась у них идеология. Бывает.

"Сместившиеся" в душе могут оставаться правыми, но льют воду на мельницу левых, ставят палки в колеса правых, мешают им формировать правительство, мешают продвигать правые законы. Их левизна проявляется особенно ярко при голосовании по судьбоносным вопросам - Закон о еврейском Израиле, о балансе между ветвями власти, о высылке нелегалов.

При этом они могут и дальше клясться, что они правые, бить себя в грудь, рассказывать о деде-ревизионисте, о том, что его отцу посчастливилось сидеть на коленях у самого Жаботинского…

Обратный процесс - поправение левых политиков - очень редкое явление. Обычно в качестве примера приводят двоих известных людей, краснота у которых со временем прошла: это министр Юваль Штайниц, бывший когда-то очень левым, но потом вставший на позиции Ликуда, и писатель Бени Ципер, тоже открестившийся от своих левых мерецовских убеждений.

Поэтому, говоря о политической ориентации того или иного политика, почти всегда нужно указывать еще одну координату - временну́ю. О каком периоде идет речь? Человек может всю жизнь быть правым, укусит его какая-то муха - и он в одночасье становится левым. Или наоборот.

Это должны понимать и все, кто сейчас, в эти предвыборные дни, бегает по улицам и социальным сетям с плакатами: "Наш вождь - самый правый\левый!"

counter
Comments system Cackle