Экс-глава контрразведки Франции рассказал о договоре с палестинскими террористами
Фото: Getty Images
Экс-глава контрразведки Франции рассказал о договоре с палестинскими террористами

Французская пресса обнародовала показания бывшего главы французской контрразведки Ива Бонне. Они касаются событий 37-летней давности, последовавших за терактом на парижской улице Розье. По словам Бонне, французские спецслужбы заключили с палестинскими террористами негласный договор о ненападении. Эти признания шокировали семьи жертв теракта. Специалисты в области разведки отмечают, что к переговорной тактике, особенно в 1980-е, прибегали далеко не только  французские спецслужбы.

Теракт на улице Розье

9 августа 1982 года, в обеденный час, группа вооруженных людей ворвалась в ресторан Jo Goldenberg, который был сердцем и символом еврейского квартала Маре. За столиками сидели несколько десятков посетителей. Боевики сначала бросили гранату, а потом открыли огонь по посетителям и сотрудникам ресторана. Не прекращая стрелять, нападавшие скрылись с места преступления. В результате шестеро человек погибли, 22 получили ранения.

Непосредственно после теракта ни одна из группировок не взяла на себя ответственность за нападение. Следствие, которое до 2007 года возглавлял Жан-Луи Брюгьер, в качестве основного подозреваемого указало на "Революционный совет „Фатх“" (ФАТХ-РС) более известный как "Организация Абу Нидаля" (ОАН).

Эта группировка возникла в 1973 году, отколовшись от "Организации освобождения Палестины" Ясира Арафата. Группировка Абу Нидаля совершала теракты в десятках стран мира. Действовала она далеко не только против Израиля и стран Запада, но и против арабских режимов и палестинцев-сторонников Арафата. Абу Нидаля нашли мертвым в Багдаде в 2002 году.

Преступники, напавшие на ресторан Jo Goldenberg, так и не были привлечены к ответственности. Только в 2015 года французский следователь Марк Тревидик назвал имена обвиняемых и выдал международные ордера на их арест. Они проживают в Иордании, на западном берегу реки Иордан и в Норвегии. Ни одного из них пока не экстрадировали во Францию.

О чем рассказал экс-глава французской контрразведки?

На этой неделе во французской прессе появились подробности, позволившие взглянуть на события начала 80-х под другим углом. Газета Le Parisien опубликовала показания экс-главы французской контрразведки (Direction de la surveillance du territoire, DST) Ива Бонне. Эту должность он занимал с 1982 по 1985 год.

Бывший руководитель DST на допросе в январе этого года признал, что заключил с палестинскими террористами секретный устный договор. Газета Le Parisien приводит его слова: "Я больше не хочу терактов на территории Франции. Взамен я вам разрешу приезжать во Францию и гарантирую, что с вами ничего не случится".

Бонне подтвердил, что дал членам группировки гарантию того, что во Франции их не будут преследовать. "И это сработало. С конца 1983 года, в 1984 и до конца 1985 года больше не было терактов (со стороны ОАН)", - отметил на допросе бывший глава DST. Надо отметить, что в этот период во Франции теракты продолжали совершать другие группировки. В декабре 1985 года, перед Рождеством, прогремели взрывы в парижских торговых центрах Printemps и Galeries Lafayette, в результате которых пострадали 43 человека. Следствие указало на причастность к ним "Хизбаллы".

В интервью Le Parisien бывший глава контрразведки Ив Бонне подтвердил факт негласного договора с палестинскими террористами и заявил, что считает это правильным решением, позволившим "обеспечить безопасность французам". Он отвергает термин "сотрудничество", предпочитая ему термин "договор о ненападении".

Допросить 83-летнего Бонне следователи решили из-за его же признаний в документальном фильме "Секретная история борьбы с терроризмом" ("Histoire secrète de l’antiterrorisme"), который вышел в 2018 году на телеканале France 2. Там экс-глава DST рассказал, что отправил своих сотрудников вести переговоры с группировкой Абу Нидаля.

Семьи жертв теракта на улице Розье показания Ива Бонне назвали шокирующими. Репрезентативный совет еврейских организаций Франции (Crif) будет добиваться создания парламентской комиссии по расследованию всех обстоятельств этого дела и снятия с него грифа секретности.

Бывший председатель Международной лиги против расизма и антисемитизма (Licra) (которая в этом деле имеет статус гражданского истца) Ален Якубович отмечают в свою очередь, что даже если такое соглашение и существовало, оно не помешало французскому следствию идентифицировать нападавших и выдать ордер на их арест. "Если эти люди до сих пор не предстали перед судом, то (по крайней мере, как кажется) это случилось не из-за этого договора, а из-за того, что их не экстрадируют", - отмечает господин Якубович.

"Ни в коем случае не французская специфика"

Директор французского Центра исследований в области разведки Эрик Денесе в интервью Altantico объясняет, что подобного рода секретные договоры существовали и, возможно, продолжают существовать, хотя остаются исключительной редкостью.

Они неизбежно создают напряженность в отношениях со странами-жертвами терроризма и могут быть пересмотрены в любой момент. Так или иначе, речь ни в коем случае не идет о том, что члены террористических группировок на территории Франции могут заниматься незаконной деятельностью и финансировать своих сторонников. За этим следят самым пристальным образом, - отмечает Эрик Денесе.

Исследователь французского Института международных отношений (IFRI), специалист по вопросам терроризма Эли Тененбом в интервью RFI отмечает, что Франция - далеко не единственная страна, прибегавшая к подобным методам, особенно в 1980-х.

"Это ни в коем случае не французская специфика. В те годы переговоры с террористическими группировками вели многие страны. Это были организации с крайне четкой политической повесткой, их часто поддерживали власти некоторых стран. Переговоры с ними были основным методом управления террористической угрозой для многих государств. Многие европейские страны тоже заключали такого рода соглашения. Франция - одна из них", - говорит Эли Тененбом.

Он указывает, что террористические группировки того времени нельзя в этом смысле сравнивать с нынешними - "Аль-Каидой" или "ИГ". "У современных террористических группировок другие цели. Они намного более радикально отвергают Запад, чем в свое время группировка Абу Нидаля, которая использовала терроризм в своих политических целях, не отвергая междунардную систему. „Аль-Каида“ и „ИГ“ и не хотят переговоров, они отвергают легитимность западных государств и государств в принципе", - объясняет собеседник RFI.

Эрик Денесе отмечает, что переговоры с "Аль-Каидой" и "ИГ" невозможны даже в теории и по другой причине: эти организации не имеют строгой иерархии, их руководство контролирует лишь малую часть своих сторонников (в том числе потенциальных).

counter
Comments system Cackle