Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+21+14

Мнения

А
А

Новые подходы и старые задачи

Израильская политическая конструкция с первых дней своего существования испытывала на себе заметное влияние со стороны так называемой прогрессивной мировой общественности.

knesset
Фото: Reuters

Израильская политическая конструкция с первых дней своего существования испытывала на себе заметное влияние со стороны так называемой прогрессивной мировой общественности. Ныне мы видим здесь слепки с элементов самых разных социалистических конструкций. Они несут на себе следы ошибок и неудач и заметно осложняют политический процесс. Но, несмотря ни на что, часть электората остается в плену левых заблуждений, и ловким политикам всегда удается, нанеся на лозунги злободневный камуфляж, взять свои несколько мандатов.

Борцы за справедливое общество всегда отличались смелостью мышления. Даже самые первые из них. Например, Платон, разрабатывая модель идеального государства, не вписывавшихся в концепцию рабов просто вынес за скобки. Ну рабы и рабы. Как же без них.

С тех пор абсолютно все социалистические эксперименты имели две, как говорится, ипостаси: одну – для пропаганды, другую – для практики. Первая говорила о всемерном развитии личности, о ее нацеленности на решение сложнейших и возвышеннейших задач. Вторая втихомолку расставляла по местам кадры, ведь никто с детства не мечтал о карьере, к примеру, золотаря. Считалось, что два подхода сольются при рождении того самого идеального государства, а пока не обессудьте, партия лучше знает, кого и куда назначить.

Как и неучтенные платоновы рабы, в первых государствах рабочих и крестьян все тяжелые и грязные работы выполняли люди из правящих прежде классов. Позже, когда они как-то поисчезали, нашли способы пополнять трудовые резервы. Ведь даже лучшие из лучших могут ошибаться, поэтому, посмотрев повнимательнее вокруг себя, правители рабочих и крестьян обнаружили ошибавшихся даже среди соратников.

По мере того, как взявшие власть всерьез брались за работу, они обнаруживали, что пряников на всех не хватит. Введение полной справедливости отодвигалось в будущее. Да и чему удивляться, ведь еще Ленин сетовал на низкую производительность труда в государствах с неразвитой экономикой. Лишь через сотню лет после залпа «Авроры» технологии позволили меньшинству кормить, поить, обувать и одевать большинство. И то не во всех странах, а лишь в тех, в которых живет пресловутый «золотой миллиард».

Этот факт дал нынешним левым шанс начать новую кампанию, прежде вовсе невиданную.

На смену всем прежним социализмам был принят на вооружение социализм нового типа. Угнетенными были объявлены не классы, не нации, не расы, а меньшинства.

Читатель, возможно, до самого последнего момента считал, что автор сейчас сообщит, что новейший социализм основан на оппозиции «глобальный север – глобальный юг». Но этот лозунг, будучи выдвинут некоторое время назад, не дал желаемого результата. Он, как и в случае с меньшинствами, предполагал потрясения планетарного масштаба, однако непонятно было, как «югу» бороться с «севером» при почти полном отсутствии непосредственного контакта противостоящих сил. Социализм, ставящий задачу борьбы за признание главенствующими всех без исключения меньшинств, хорош тем, что в бой сначала вступают те представители угнетаемых, которые уже, и довольно давно, находятся в непосредственном соприкосновении с угнетателями и, естественно, уже вдоволь настрадались. 

Не будем скрывать. Мы, говоря о меньшинствах, имели в виду прежде всего представителей народов Азии, Африки и Латинской Америки. «Но как же так? – воскликнет читатель. – Ведь их миллионы и миллионы. Какие же это меньшинства?» И читатель окажется неправ.

Это у себя они не меньшинства. А в Штатах, во Франции, в Великобритании, в Швеции и в других странах, где у власти находятся белые, выходцы из указанных выше частей света представляют собой самые что ни на есть меньшинства.

И, как у угнетенных народов прошлого были союзники и заступники из числа наиболее сознательных людей, покинувших свой класс, так и у теперешних мигрантов и нелегалов (а ведь о них-то и идет речь) есть сочувствующие и помогающие им из числа провинившихся. Одни аккумулируют деньги, организуют логистику, разрабатывают инфраструктуру, обеспечивают юридическое сопровождение миграционных потоков. Это служит делу пополнения отрядов борцов. Другие разрабатывают кампании, обеспечивают привлечение желающих участвовать в уличных акциях. Третьи – деятели, так сказать, искусств – проводят концерты, осуществляют выпуск пропагандистской аудио- и видеопродукции, организуют изготовление контента для соцсетей. Есть и службы безопасности для столкновений с полицией и идеологическими противниками. Много чего и кого есть. И все это работает.

И вот ведь что интересно. Представить себе подобное в слаборазвитых странах просто невозможно. Нет, кто-то может попытаться. Но ни одна слаборазвитая экономика не выдержит. Не прокормит, не напоит, не оденет и не обует столько людей, абсолютно ничем производительным не занятых. Только могучая экономика развитых западных стран, которая и без нашествия «понаехавших» содержит и обеспечивает всем необходимым бесчисленное множество участников «новой экономики», всех этих коллабораций и коворков, того, что в постсоветской России называли «купи-продай», путем нанесения на майку, к примеру, изображения смайлика создающих «дизайнерскую» одежду. Эти работники социализма двадцать первого века также являются союзниками «угнетенных», привлекая их массовыми сеансами психоделической обработки, в которые входят, разумеется, кроме сверхпродвинутых концертов и показов высокой моды, уличные шествия, карнавалы, парады и потасовки.

Всех, кто не видит в описанных акциях ростков нового, записывают в консерваторы, реднеки, популисты, расисты, сексисты и так далее с тем, чтобы пригвоздить к позорному столбу, ошельмовать, подвергнуть обструкции и открыть огонь по штабам.

Впрочем, последнее из другой оперы.

Израильским левым все это пока недоступно. Сказывается некоторая специфика. Ведь, несмотря на все старания левых направить развитие страны в направлении создания государства всех граждан, отнюдь не все граждане желают реализации этого лозунга. Но лидеры израильских арабов все больше и больше сближают свои позиции с позициями наиболее радикальных вождей автономии. «Деятели культуры», к коим с некоторых пор относят и работников модной индустрии, все чаще живут на несколько домов, расположенных в разных странах, и считают именно это характерным признаком нового общества, мира без границ и прочих предрассудков. На правительство и парламент международное сообщество оказывает постоянное давление в пользу признания прав «палестинских беженцев» на возвращение. В случае реализации этих прав многократно увеличившиеся за прошедшие десятилетия в числе «беженцы» из меньшинства станут большинством, от которого ждать признания прав всех граждан, включая евреев, не приходится.

Почему же израильские правые допускают все это? Уму непостижимо. Единственное, что приходит в голову по этому поводу, – подозрение в том, что недавняя радость, что ли, по поводу того, что нынешний премьер побил рекорд пребывания у власти, как-то неуместна. Не может быть, чтобы в стране, пусть и небольшой, не было бы людей, способных пробыть у руля четыре года и не наделать глупостей. Почему четыре? Да ведь за всю историю страны выборы в кнессет проходили в срок лишь четыре раза, остальные были досрочными. Если признать реальность и назначить каденцию равной двум годам, то два срока как раз и будет четыре года.

Впрочем, не слишком ли автор пессимистично настроен? Ведь Израилю всего семь десятилетий. По историческим меркам это ничто. Наверняка найдутся новые люди с новыми идеями и подходами, приложимыми к старым задачам, обрисованным еще в декларации Бальфура. А именно поддерживать и укреплять национальный дом еврейского народа.

Источник: Kstati News

Метки:

Читайте также