Пять мифов об однополых браках
Фото: Getty Images
Пять мифов об однополых браках

В среду президент Обама выступил в защиту однополых браков. Однако за день до этого жители Северной Каролины проголосовали за поправку к конституции штата, запрещающую однополые браки и другие подобные виды семейного партнерства, причем даже несмотря на то, что во время опроса общественного мнения большинство из них высказалось в пользу легализации сожительства людей одного пола. Эта ситуация способна привести в замешательство, не правда ли?  Так оно и есть. Законодательство, касающееся однополых браков, является той сферой, где сложные юридические, нравственные и социальные проблемы сплелись в один клубок, где существуют подчас противоречащие друг другу правовые нормы. Размышляя о брачном союзе людей одного пола и взвешивая мои доводы в поддержку его легализации, я думаю, что было бы полезным напомнить читателям о пяти ключевых моментах, которые многие люди, как правило, понимают неправильно.

1.  Разрешив однополые союзы, мы тем самым пересмотрим саму суть брака.

Те, кто выступает против создания однополых семей, утверждают, что – за небольшим исключением – брак всегда бы союзом двух людей разного пола, призванным привязать отца и мать к своим детям. Если это изменить, брак перестанет быть браком.

Предпосылка правильная, а вывод выглядит абсолютно неверным. Сторонники этой точки зрения ошибаются, когда говорят о том, что брак выполняет только одну задачу. На самом деле, таких задач много. Да, брачный союз привязывает биологических родителей к их детям, однако, разрешив однополые браки, мы ничего не меняем в этой сфере. Дело в том, что семьи создают не только биологические родители, дети могут жить и с приемными родителями, мачехой или отчимом. Чем же геи хуже в этом смысле?  Однако задачи брака этим не ограничиваются. Союз двух людей является своего рода порталом, через который молодежь входит во взрослую, семейную жизнь; заставляет людей поддерживать и заботится друг о друге; решает проблему «безопасного секса» и поощряет моногамные отношения; укрепляет финансовое положение и делает людей эмоционально уравновешенными; позволяет создать целые семейные кланы и приобрести новых родственников (например, пресловутых тещу и свекровь, которые иногда так раздражают); привязывает супружеские пары и детей к своему месту жительства.

Мне кажется, что наилучшим определением брака может служить клятва, которую большинство молодых людей произносит при вступлении в брачный союз: «Я беру тебя в жены / мужья, чтобы с этого дня быть вместе, в богатстве и бедности, в болезни и здравии, обещаю любить и лелеять тебя, пока смерть не разлучит нас». Раздвинув границы понятия «брак» и позволив однополым парам создавать подобные союзы, мы ни в коей мере не исказим смысла этого определения, наоборот, мы сделаем его более полным. Отбрасывать же многочисленные социальные выгоды, которые обещает снятие запрета на однополые браки, исключительно на том основании, что подобная семья не может выполнять только одну из предназначенных для нее функций, по-моему, в корне неправильно.

2.  Однополый брак отрицательно сказывается на детях.

Мои оппоненты совершенно правы, утверждая, что, при прочих равных, для детей лучше, когда их воспитывают живущие в законном браке биологические родители. Однако здесь мы снова видим, как из правильного исходного положения делается абсолютно неверный вывод.

Сегодня главная беда традиционной семьи в Соединенных Штатах заключается отнюдь не в желании однополых пар вступать в законный союз, а в том, что гетеросексуальные пары не хотят или не могут создавать и сохранять семьи. За последние десять лет, пока страна была занята обсуждением проблемы супружеских отношений между людьми одного пола, число семейных пар, живущих вместе без оформления законного брака, увеличилось вдвое. Ввиду того, что подобный вид сожительства становится все более популярным, растет число разводов и неполных семей, треть всех детей в стране сегодня не живет со своими биологическими родителями, состоящими в браке. Такая зловещая тенденция начала развиваться за десятилетия до того, как возникла проблема однополых браков.

Приоритетом семейной политики должно стать стремление укрепить понятие семьи, сделать ее нормой, и здесь цели геев не расходятся с нашими. В этом смысле однополые браки не усложняют проблему, а скорее приближают нас к ее решению, ведь узаконив подобные союзы, мы подчеркнем, что брак – это то, к чему должны стремиться все без исключения американцы.

Не стоит также забывать и о том, что многие однополые пары воспитывают детей. Почему кто-то думает, что этим детям лучше от того, что их родители не могут пожениться?

3.  Противоречие с нормой, предусматривающей свободу вероисповедания, неизбежно.

Идея однополых браков, как, впрочем, и все аспекты борьбы гей-сообщества за свои права, наталкиваются на возражения со стороны тех, кто выступает против гомосексуальных отношений по религиозным мотивам. Как отнестись к тому, что женщина-бухгалтер, сотрудница Армии спасения, пытается получить медицинскую страховку для своей жены? Что делать, если студент баптистского колледжа требует места в семейном общежитии для совместного проживания со своим гражданским мужем? Должны ли религиозные учреждения и учебные заведения выбирать между своими принципами и некоммерческим статусом? Мифом является то, что эта проблема неразрешима.

Мы все это хорошо знаем, так как уже сталкивались с подобными трудностями при обсуждении вопросов, касающихся абортов. Конгресс и законодательные собрания штатов предусмотрели в этом плане определенные исключения. Например, персонал католического госпиталя имеет права отказаться делать аборт. Подобные исключения можно и нужно сделать при решении проблемы однополых браков. Конечно, процесс разрешения противоречий между правами геев и свободой совести потребует времени и усилий, однако, как думается, большинстве случаев можно найти приемлемый для обеих сторон компромисс.

4.  Политика должны быть единой на всей территории страны.

Законодательные нормы штатов, касающиеся проблем семьи и брака, не должны отличаться друг от друга, иначе возникнет хаос. Верно?

Нет, в корне неправильно. В законодательствах различных штатов понятия семьи и брака всегда трактовались по-разному. Правила отличались друг от друга в плане, например, возможности вступить в брак с кровным родственником, возраста вступления в брак и развода. Хотя во всех штатах брак признается союзом, в который люди вступают для удобства, ни конституция, ни федеральное законодательства этого не требуют.

Я работаю в округе Колумбия, и по тамошнему законодательству состою в браке, а мой партнер Майкл (Michael) считается моим мужем. В Северной Виржинии, где я живу, я считаюсь холостым, а Майкл является абсолютно чужим для меня человеком с юридической точки зрения. Подобная ситуация выглядит крайне странной, если не сказать унизительной. Нам она не нравится, однако мы научились жить с этим.

Митт Ромни (Mitt Romney) и многие республиканцы хотят внести изменения в конституцию, чтобы определить брак, как союз исключительно между мужчиной и женщиной. Сторонники однополых браков, в свою очередь, надеются, что Верховный суд вскоре узаконит подобные брачные союзы на всей территории страны. Среди последних я, наверное, выгляжу белой вороной, ведь, подобно президенту Обаме и бывшему вице-президенту Дику Чейни (Dick Cheney), я считаю, что лучше было бы позволить штатам придерживаться своих собственных взглядов на вопросы семьи и брака, пока страна не станет ближе к консенсусу в этом плане. Мне кажется, что постепенное решение проблемы является более безопасным и верным путем к социальным изменениям, если оно, конечно, возможно. В нашем случае оно, безусловно, возможно.

5.   Война почти завершилась.

Согласно результатам опроса, который провело агентство Gallup, число тех, кто нормально относится к однополым бракам, сегодня составляет 50% населения страны. Президент Обама также открыто поддерживает союзы людей одного пола. Молодое поколение вообще не видит в этом никакой проблемы. Так, может быть, война скоро закончится?

Возможно, это и так, однако не следует забывать об одном моменте. В большинстве штатов однополые браки запрещены, причем во многих из них конституционной нормой.  В отсутствии решения Верховного суда процесс снятия данного запрета займет годы. Если же Верховный суд вмешается, его решение, особенно принятое 5 голосами против 4 - а это все, чего сторонники однополых браков могут ожидать от его нынешнего состава – не обязательно будет означать, что спор успешно завершился. На самом деле, оно может привести к эскалации конфликта, как это уже однажды случилось в 1973 году, когда суд провозгласил решение сделать аборт конституционным правом каждой женщины.

Сегодня в основе борьбы лежит само понятие брака, а не только гражданские права геев. Для людей традиционных воззрений, которые считают, что брак, секс и деторождение неразделимы между собой, составляют единое целое, однополые браки выглядят угрозой, способной разрушить саму концепцию семьи. Для тех, кто придерживается современных взглядов на регулирование рождаемости, контрацепцию, феминизм и технологию искусственного оплодотворения, снятие запрета на однополые брачные союзы является шагом вперед, позволяющим возродить понятие семьи. Проблема затрагивает основополагающие ценности, поэтому я сильно удивлюсь, если какая-либо из сторон в скором времени сдастся.

По историческим меркам движение в защиту однополых браков набирает обороты удивительно быстро, однако до окончательного решения проблемы, вероятно, еще далеко. Перефразируя Роберта Фроста (Robert Frost), можно сказать, что лучший выход из ситуации всегда заключается в преодолении препятствий, характерных для этой ситуации, т.е. надеяться нужно на собственные силы.

Джонатан Рауч, "The Washington Post", США

Джонатан Рауч – внештатный научный сотрудник Института им. Брукингса ( Brookings Institution) и автор книги «Однополый брак: чем он хорош для геев, граждан традиционной сексуальной ориентации и в целом для Америки». (Gay Marriage: Why It Is Good for Gays, Good for Straights, and Good for America).

counter
Comments system Cackle