Трещины в "Железном куполе"?
Фото: Getty Images
Трещины в "Железном куполе"?

Постепенно становится ясно, что колоссальные инвестиции в оборонительные системы обернулись непомерным и дорогостоящим провалом, ну или в лучшем случае - лишь очень частичным и временным успехом. Настало время переосмыслить стратегическую парадигму Израиля.

"... способность победить врага означает возможность перейти в наступление. Пребывание в обороне указывает на недостаточную силу; нападение – на ее избыток", Сунь Цзы, "Искусство войны", около 400 г. до н. э.

В конце мая как Израиль, так и ХАМАС опровергли сообщения о том, что им удалось достичь соглашения о шестимесячном прекращении огня. Вне зависимости от того, доверяем ли мы этим заявлениям, они лишь подчеркивают, сколь хрупко нынешнее затишье в боевых действиях и как легко оно может быть нарушено.

Хотя после обстрелов юга страны прошло совсем немного времени, воспоминания о тех событиях уже практически стерлись из общественного сознания. Череда же праздников, а затем политических коллизий, и вовсе притупила коллективную память.

Краткое, но необходимое напоминание

Это прискорбно и тревожно.

Крайне важно напомнить, что последний раунд боевых действий между Израилем и сектором Газы, находящимся под властью ХАМАСа, вызвал серьезные вопросы по поводу рациональности стратегических доводов, лежащих в основе укрепления системы противоракетной обороны Израиля, и в первую очередь - хваленого "Железного купола".

Фактически сомнения по поводу эффективности этой системы стали зарождаться еще до того, как в начале мая на Израиль обрушились мощные ракетные залпы. Ведь уже тогда несколько выпущенных из Газы ракет не были перехвачены и попали в жилые дома в Беэр-Шеве и поселке Мишмерет к северу от Тель-Авива. Две же и вовсе упали неподалеку от Тель-Авива, к счастью, не причинив ущерба.

Согласно израильским военным источникам, во время последнего столкновения ХАМАС и "Исламский джихад" выпустили из Газы по израильской территории 690 ракет и минометных снарядов. Около 90 из них не сумели перелететь через границу. Из остальных - 240 были сбиты системой "Железный купол", оценивающей, упадет ли ракета на открытой местности или ее необходимо перехватить. Согласно официальным сообщениям, попытки перехвата ракет системой были успешны на 87%, но 35 ракет все же долетели до городских районов. Четверо израильтян было убито, более чем 200 людям потребовалась медицинская помощь.

Среди экспертов существует широкий консенсус по поводу того, что наступление следующего и, возможно, куда более масштабного и интенсивного раунда боевых действий является лишь вопросом времени. И это более чем удручает.

Ведь количество израильских гражданских лиц, погибших в ходе этого двухдневного конфликта, было почти таким же, как и во время операции "Нерушимая скала" в 2014 году, продолжавшейся почти два месяца, когда террористические организации сектора Газы выпустили по израильским населенным пунктам более 4500 ракет и минометных снарядов.

Стал ли "Железный купол" "Железным ситом"?

Одной из причин, которой можно объяснить снижение эффективности "Железного купола", стала особенно высокая интенсивность обстрелов Израиля за короткий промежуток времени. Подтверждая, что это действительно было целенаправленной тактикой, представитель бригад "Изз ад-Дина аль-Кассама", боевого крыла ХАМАСа, заявил: "Бригадам Кассама с божьей помощью удалось преодолеть так называемый "Железный купол", запуская десятки ракет за один залп".

Так или иначе, последние результаты перехвата ракет вызвали скептицизм, и даже насмешку, пусть и не вполне обоснованную, по поводу реальной эффективности системы "Железный купол" в защите гражданского населения Израиля. Кое-кто даже позволил себе едкие и, вообще говоря, не слишком справедливые слова, мол, это не "Железный купол", а "Железное сито".

Конечно, подобное утверждение является уж слишком резким. В конце концов, "Железный купол" без всякого сомнения, стал выдающимся технологическим достижением, благодаря которому в прошлом удалось значительно уменьшить человеческие жертвы и сократить физический ущерб, который в противном случае был бы причинен Израилю.

Тем не менее, в свете все же далеко не столь успешных итогов применения "Железного купола", безусловно, возникают веские основания для критического пересмотра стратегических доводов, лежащих в основе его использования.

К слову, утверждение о том, что "Железный купол" по сути обеспечил защиту жителей Газы возможно даже в большей степени, чем израильтян, отнюдь не лишено оснований. Ведь если бы большая часть ракетных залпов не была бы перехвачена и нанесла бы серьезный ущерб, приведя к жертвам среди гражданского населения, Израиль был бы вынужден предпринять ответные действия, используя массивные карательные меры и подавляя огонь. Это неизбежно привело бы к огромным разрушениям в секторе Газа и гибели людей в куда больших масштабах, чем те, которые Израиль был в состоянии себе позволить в политическом плане.

Некорректное стратегическое обоснование

По сути, признание именно такого рода стратегической пассивности было подтверждено, и даже одобрено в недавнем отчете, опубликованном Институтом исследований национальной безопасности (INSS), озаглавленном "Ракетные обстрелы израильского тыла: выводы по обеспечению обороны".

"Государство Израиль продолжает вкладывать значительные средства в пассивную оборону и сопутствующие технологии, при этом львиная доля этих инвестиций направлена на "пакет Газы", - с одобрением написали составители документа Меир Элран и Кармит Падан.

Главный же вывод этого отчета состоит в том, что существующие планы по улучшению государственных и частных бомбоубежищ необходимо реализовать во всех частях Израиля, поскольку обстрелы гражданского пространства, сопровождающиеся смертельным исходом, приведут к давлению на любое израильское правительство, сокращая его свободу действий перед угрозой … обстрелов ХАМАСа".

Однако, в контексте арабо-израильского конфликта подобные рассуждения обладают серьезным стратегическим недостатком.

Ведь именно вследствие того, что "Железный купол" и "пассивная защита" обеспечили израильскому правительству "свободу действий перед угрозой обстрелов ХАМАСа", обстрелы как раз и продолжились.

Иными словами, как бы это ни казалось парадоксальным, но именно потому, что большая часть запущенных террористами ракет и снарядов действительно была перехвачена, сами террористические организации остались нетронутыми и теперь позволяют себе стрелять всякий раз, когда сочтут это необходимым. Как правило, либо если чувствуют себя достаточно сильными, чтобы сделать это, либо, напротив, когда слишком слабы, чтобы этого не делать.

Оборона или наступление?

Эта явно извращенная ситуация стала прямым результатом того, что "Железный купол" (равно как и другие системы ПРО) являются исключительно оборонительными системами. Но именно такая, сориентированная на оборону, стратегия в отношении Газы и привела к продолжению военных действий, конца которым не видно.

Определяющая разница между оборонительными и наступательными стратегиями включает два аспекта:

Во-первых, элемент неожиданности. Избыточный упор на оборонительные меры лишает обороняющегося элемента неожиданности, ведь нельзя внезапно применить защиту – защищаться можно лишь тогда, когда тебя атакуют, и атакуют, как правило, неожиданно. Иначе говоря, хотя системы защиты и могут содержать неожиданные для атакующего элементы, применить их, как правило, можно лишь против уже идущей атаки.

Во-вторых, причиняемый ущерб. Защитные меры не способны нанести потери большие, чем те ресурсы, которые нападающий сам готов использовать в ходе атаки. В случае "Железного купола" максимально возможный причиняемый ущерб - это уничтожение летящей ракеты, которую агрессор в любом случае ожидал потерять. Соответственно, любые системы ПРО, включая и "Железный купол", не способны сдерживать агрессию угрозой нанесения серьезного ответного ущерба.

Комбинация двух вышеуказанных элементов позволяет ХАМАСу и прочим террористическим организациям не только выбирать время и масштабы своей агрессии, но и определять пределы наносимого ими ущерба. Именно это, в конечном итоге, в значительной степени и является причиной продолжения военных действия в Газе.

Изменить суть стратегии

Исходящее из Газы насилие практически без изменений следует одной и той же модели. Раз за разом террористы разрабатывают новую наступательную тактику. Израиль же в ответ находит новую контрмеру. Однако все эти контрмеры обычно в гораздо большей степени направлены на то, чтобы отбить атаки, нежели на то, чтобы предотвратить их изначально.

Так, атаки смертников привели к строительству забора безопасности. Это, в свою очередь, подвигло террористов на создание ракетного арсенала, для противостояния которому был создан дорогостоящий "Железный купол". Тогда террористы стали рыть многочисленные диверсионные туннели, защищаясь от которых, Израиль был вынужден построить подземный барьер стоимостью в миллиард долларов. Теперь ХАМАС и конкурирующий с ним "Исламский джихад" стали использовать "зажигательных" воздушных змеев и воздушные шары со взрывчаткой, превращая в пепелище изрядную часть сельскохозяйственных угодий и лесных массивов Израиля, прилегающих к границе с сектором Газы.

При этом десятилетняя политика Израиля, состоящая в прекращении огня всякий раз, когда другая сторона переставала атаковать, позволила ХАМАСу и прочим террористическим организациям, раз за разом инициируя раунды агрессии, определять не только их начало и конец, но также, сохраняя их в "приемлемых рамках", в значительной мере контролировать масштабы собственных потерь – иными словами, самим устанавливать цену за свою агрессию.

Примечательно, что после каждого такого раунда боевых действий, несмотря на ущерб, наносимый Армией обороны Израиля, террористические группировки в Газе, как правило, сохраняют и значительный военный потенциал, и политический статус.

Беспилотники с биологическим или химическим зарядом в обозримом будущем?

Все описанное выше - явный рецепт бесконечно нарастающего насилия, которое следует остановить прежде, чем оно закончится ужасной трагедией.

Базирующиеся в Газе террористические группировки вновь и вновь демонстрируют способность превращать даже обычные детские игрушки вроде воздушных змеев в оружие, попутно вынуждая Израиль создавать дорогостоящие оборонительные системы (вроде "Железного купола") для защиты от крайне дешевых средств нападения (например, минометных снарядов).

Вряд ли стоит считать фантазией то, что уже в обозримом будущем Израилю придется столкнуться с ракетами, оборудованными несколькими боеголовками, разлетающимися непосредственно перед перехватом и тем самым значительно усложняющими перехват.

Вполне возможно и создание террористами противовоздушных средств, способных ограничить или, по крайней мере, серьезно уменьшить нынешнюю свободу действий Израиля в небе над сектором Газа. 

Однако еще опаснее то, что Израилю, возможно, придется противостоять угрозе целых стай беспилотников, оборудованных, скажем, биологическими или химическими зарядами и направляемых на близлежащие израильские населенные пункты. Такая ситуация сделает полностью бессмысленным противотуннельный барьер, обошедшийся израильским налогоплательщикам в миллиард долларов. И вряд ли стоит отрицать подобный сценарий как совершенно неправдоподобный.

На деле следование чисто оборонительной (ответной) стратегии неизбежно ведет к возникновению новых наступательных тактик, делающих ее полностью или частично неэффективной.

Наступательный императив: арабы в Газе или евреи в Негеве

Очевидно, что если Израиль кардинально не изменит свою стратегию, рост агрессивного вражеского потенциала остановить не удастся, а повторяющиеся раунды насилия не прекратятся. Поэтому вместо того, чтобы сосредоточиваться на предотвращении атак и ограниченных ответных ударах, Израилю следовало бы стремиться к устранению самой возможности их нанесения.

Вместо того чтобы использовать системы вроде "Железного купола" в качестве чисто оборонительных мер, их следует включать в качестве вспомогательных средств к наступательным действиям. Иными словами, сводя к минимуму опасность и ущерб для гражданского сектора в ходе проведения масштабных наступательных акций по захвату и удержанию тех районов, из которых были совершены атаки, предотвращая таким образом их повторное использование в этом качестве в будущем.

Такой подход является единственным устойчивым и долгосрочным стратегическим обоснованием для оборонной системы, основанной на перехвате дорогими ракетами крайне дешевых средств атаки.

Безусловный императив именно такого modus operandi, конечно же, подкрепляется перспективой скоординированной атаки со стороны ХАМАСа и его сателлитов на юге и "Хизбаллы" с ее еще более грозным арсеналом на севере.

Совершенно очевидно, что перспектива захвата и удержания Израилем Газы неизбежно поднимает утомительный вопрос о том, что следует делать в отношении арабского населения сектора.

Как я уже неоднократно указывал, при решении этого вопроса Израиль должен признать и окончательно усвоить неприятную, но неизбежную реальность, состоящую в том, что в конечном итоге либо арабы останутся в Газе, либо евреи в Негеве. Совместить же обе возможности в обозримом будущем не удастся.

Возможно, самый серьезный вызов сионизму

Таким образом, если мы всерьез намерены предотвратить уход еврейского населения под натиском непрекращающейся арабской агрессии - будь то ракеты, диверсионные туннели, зажигательные воздушные шары, взрывные воздушные змеи или противотанковые снаряды по автомобилям, автобусам и поездам - единственной реальной и неизбежной политикой становится в этом случае эвакуация населения сектора Газа в третьи страны в рамках широкомасштабной инициативы стимулированной эмиграции.

С деталями подобной инициативы, выходящими за рамки этого эссе, можно ознакомиться в моих предыдущих статьях.

Формирование идеологического обоснования и достижение политической легитимности и международного признания такой инициативы, возможно, является одной из величайших проблем, стоящих сегодня перед сионизмом. Но других вариантов у нас попросту нет.

Автор: Мартин Шерман, основатель и исполнительный директор Израильского института стратегических исследований

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle