Спор о призыве в армию
Фото: mnenia.zahav.ru
Спор о призыве в армию

Спор о призыве в армию ультраортодоксов (харедим) и строит политические миры, и разрушает их. На этой лошади въехали в Кнессет и Эхуд Барак, и Яир Лапид и Либерман...

А с другой стороны, сами ультраортодоксы выигрывают от такого глупого спора. Они-то сами очень хорошо знают, что далеко не каждый юноша действительно способен сидеть и учить Тору.

Спор о призыве ультраортодоксов странный, потому что реальность просто противоположна всем тем базовым предположениям, которые лежат в основе этого спора:

1. Ультраортодоксы постепенно, медленно, но неуклонно включаются как армию, так и в рынок труда.

2. С другой стороны, армия не очень-то их хочет и уж точно не нуждается в них.

Наша "народная армия" уже давно насчитывает в своих рядах менее половины молодежи призывного возраста. Около половины тех, кто обязан призваться в армию, в любом случае туда не зачисляются, а серьезную резервистскую службу проходят только 5%!

3. Армия обороны Израиля сегодня все меньше и меньше видит по ту сторону наших границ вражеские бронетанковые дивизии и регулярные армии. И все больше стоящие перед нашей армией задачи требуют технологического профессионализма. Армия больше нуждается в военно-воздушных силах и специальных подразделениях, то есть больше качества и меньше количества. Армия не хочет быть нянькой для любого, кто был принужден стать солдатом из-за закона о всеобщей воинской обязанности. 

Так почему же вопрос о призыве затмевает реальные проблемы? Проблемы жилья, здравоохранения, безопасности, образования ... Почему именно эта надуманная проблема разрушает правительство?

Дело в том, что огонь этого конкретного вопроса затрагивает корни нашей идентичности. Политики признают это и пользуются этим.

Этос безопасности является основополагающим для израильского общества. Яд Вашем стал как бы Храмом израильтян.

Мы не знаем, как создать коллективную идентичность вокруг позитивных ценностей. Вопрос национальной самоидентификации и общей цели мы заметаем под ковер проблемы безопасности и физического выживания. Таким образом, ЦАХАЛ стал единственной структурой, способной объединить всех нас, как костер, вокруг которого собирается племя. А старшие офицеры получают статус своего рода коэна (священнослужителя).

Ультраортодоксы оспаривают этот этос, у них он другой.

А теперь, друзья, пожалуйста, успокойтесь.

Яир Лапид внес меньший вклад в безопасность Израиля, чем депутат от партии "Яадут а-Тора" Исраэль Эйхлер. Потому что Эйхлер, по крайней мере, не паразитировал на армейской системе ...

Либерман способствовал безопасности Израиля меньше, чем депутат от "Дегель а-Тора" Моше Гафни, и опять по той же причине ...

На самом деле конфликт вокруг призыва питает вовсе не забота о безопасности Израиля. Необходимо освободить ЦАХАЛ от политики и функции воспитателя. А вот гражданское общество больше не может уклоняться от формирования национальной идентичности граждан.

После 71 года пришло время для положительного национального самоопределения. Пришло время объединиться вокруг притягательного для всех "племенного" костра.

Положительная самоидентификация уже здесь, она ждет нас, а вот старый костер стремительно угасает. Если он погаснет не найдя себе замены - нам станет сразу холодно и опасно. Пришло время зажечь настоящий объединяющий нас всех костер.

counter
Comments system Cackle