Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+26+18

Мнения

А
А

Проблема власти

Наступившее в Израиле доминирование правой политики – сионистской и несоциалистической – важный итог 70 лет его развития.

NETANYAHU_sara_vibori
Фото: Reuters

Истории всех народов не усыпаны розами. Виновны в этом сами народы, их соседи, а также их вожди. Хроники полны имен правителей-злодеев. Начиная от библейских Нимрода и фараона, приказавшего убивать еврейских мальчиков, это еще Ирод Великий, Нерон, Чингисхан, Тамерлан, Иван Грозный, Сталин, Гитлер… Список бесконечен. Куда реже встречаются мудрые правители, благотворные для своего народа.

Писатель и историк Борис Акунин, рассуждая о бедах, сопровождающих исторический путь Руси, усмотрел их корни в четырех принципах ее организации, заложенных в основание ее собирателем земель русских, первым государем всея Руси Иваном III. Эти принципы, скопированные у Орды и привнесенные Чингисханом: 1) абсолютная централизация власти; 2) обожествление, сакральность лидера; 3) лидер выше закона; 4) граждане служат государству, его слуги, а не наоборот. Общество, построенное на этих принципах, стабильно и мало способно к эволюционированию. Оно может быть успешным во время войн, но ничтожно в мирное время. 

После крушения в начале 90-х годов коммунизма была предпринята попытка привить России демократический метод правления. Но ордынская модель, о которой говорит Акунин, слишком глубоко вживлена в национальное сознание: попытка постепенно увяла, и страна не обрела динамичности. 

Два демократических государства, наиболее динамичных в сегодняшнем мире, США и Израиль, являют примеры различных избирательных систем: мажоритарной и пропорциональной. 

Мажоритарная система выборов логично привела США к двухпартийности. Многообразие мнений в стране гасится партийной политикой, определяющей в большинстве вопросов более или менее монолитную позицию каждой из двух партий. 

Взгляды демократической партии сегодня формирует левый истеблишмент: работники СМИ; профессора и преподаватели вузов, за ними и студенчество, а также выросшие из этого студенчества труженики интеллигентских профессий, в первую очередь гуманитарии; Голливуд и в целом бизнес развлечений. Такая разношерстная публика могла бы составить десяток партий со своими левыми программами: социалистической, феминистской, энвайронменталистской, происламской, антиизраильской, проЛГБТК и другими. Не представляя в отдельности большинства американцев, адепты каждой из этих программ поддерживают друг друга и потому доминируют в американской культурной и духовной жизни. Так, например, на защиту антисионистской конгрессменши Омар, делающей антисемитские заявления, встали приверженцы других левых групп демократов и не допустили резолюции, осуждающей ее антисемитизм. 

Менее разнообразна Республиканская партия. Прагматики, управляющие экономикой, считают: то, что хорошо для бизнеса, хорошо для Америки, и поддерживают, как демократы, но по другой причине (те увеличивают свою электоральную базу), бесконтрольную нелегальную иммиграцию в США. Такие иммигранты, пока не легализуются и не обретут полные права, – дешевая рабочая сила. 

Для республиканцев-консерваторов важны религиозные ценности и идеология американизма. Они – противники массовой нелегальной иммиграции, меняющей идеологию, традиции и язык страны. Их представляют по большей части средний класс и пролетариат – rednecks. 

Президент Трамп объединяет позиции обеих этих групп и доказывает, что консерватизм прагматичен. 

Отдельная группа республиканцев – видные правые интеллектуалы и публицисты, в основном евреи – бывшие неоконсерваторы, составившие ныне заметную оппозиционную группу «Только не Трамп». Понять их позицию я не могу, поэтому приведу мнение о них одного из виднейших правых интеллектуалов Америки Нормана Подгорца: «Меня занимает, не потеряли ли они вообще свой разум?.. Консервативная элита позволила своему худшему качеству – чувству превосходства – преодолеть свои интеллектуальные способности». Эта оценка особо интересна тем, что один из заметных «тольконетрамповцев» – сын Нормана Джон, возглавляющий сегодня созданный Норманом журнал «Комментари».

9 апреля я впервые участвовал в израильских выборах.  Они – полная противоположность американским: в месте недостатка американской системы можно увидеть достоинства израильской, и наоборот. В американской двухпартийной, например, феминистке-сионистке голосовать не за кого: демократы поддерживают феминизм, но только республиканцы – Израиль. Будет разрываться между двумя партиями и гей, последователь Адама Смита. 

Для участия в израильских выборах этого года зарегистрировалось 48 партий, предлагая выбор самому разборчивому избирателю. Электоральный барьер преодолели, правда, только 11 из них. Так что, выбирая, за кого голосовать, избиратель должен был решать, что для него важнее: узкие интересы или желание, чтобы его голос был учтен. 

Среди победителей находятся четыре партии, избиратели которых могли проголосовать только за них: две арабские и две ультраортодоксальные – харедим – сефардская и «литовская». 10 депутатов – представителей арабов ни в какое правительство не войдут, но будут напоминать, что их нацменьшинство существует.  Успех двух партий харедим – обе завоевали по 8 мест – обусловил, что правительство в Израиле будет правым. Электорат этих партий поправел, и уже трудно представить, скажем, чтобы сейчас партия сефардов ШАС поддержала договор Осло, как сделала в 1993 году. 

Наступившее в Израиле доминирование правой политики – сионистской и несоциалистической – важный итог 70 лет его развития. 

Израиль – единственное в истории государство, на добровольной основе, без внутреннего насилия, созданное социалистическим – социалистами для социалистов. Его исторический напарник – СССР – был втянут в социализм за счет обмана народа и насилия, в результате кровавейшей Гражданской войны и немыслимого террора после. 

Израильские кибуцы – реальная коммунистическая община, на которую советские колхозы были похожи не больше, чем обезьяна на человека. Вся израильская промышленность принадлежала объединению профсоюзов – Гистадруту. Израиль был рожден, чтоб сказку сделать былью. Но, сделав, обнаружил, что жить в этой сказке не то чтобы комфортно. 

И тогда израильтяне стали голосовать за партию сионистов-ревизионистов «Ликуд», родившуюся из идей Зеэва (Владимира) Жаботинского, которого лидер социалистов, создателей Израиля Бен-Гурион называл «Владимир Гитлер». Ненависть социалистов к Жаботинскому была столь велика, что они не только не впускали его в Палестину, но даже, когда он в 1940 году умер, не позволили похоронить на Святой земле. 

Прошедшие выборы знаменуют собой закат социалистической идеи в Израиле. Партия социалистов «Авода» завоевала на них жалких 6 депутатских мест, и трудно представить, за счет чего она может возродиться. 

А премьер-министром в пятый раз станет Биби Нетаниягу. Его отец Бенцион был видным историком и секретарем Жаботинского. Успехи Израиля под руководством Биби представляются торжеством сионистско-ревизионистских идей Жаботинского над социалистической химерой. 

NETANYAHU_sara_vibori2
Сара и Биньямин Нетаниягу. Фото: Reuters

 

Единственный реальный соперник «Ликуда», партия «Бело-голубых», социалистической не является. Она никакая. Ее обещание сделать жизнь лучше для всех потому, что ее возглавляют три главных генерала, умеющих командовать, и один не очень-то образованный журналист, принесло ей временный успех. Но можно предсказать ей судьбу партии-однодневки, вспыхнувшей и погасшей, каких политическая история Израиля знает немало. 

Часто повторяют максиму, будто каждый народ заслуживает своих лидеров. Но те же американцы дважды голосовали за антиамериканского происламистского социалиста Обаму, а потом, в 2016 году, выбрали и, надеюсь, на будущий год выберут вновь выдающегося президента, одного из лучших в истории, Дональда Трампа. Заслужили и того и другого? Так же и израильтяне – пять раз они избирали премьеров-неудачников, ведших страну от провала к провалу: ословскому договору с Арафатом – пощечине здравому смыслу евреев; предательскому ночному бегству ЦАХАЛа из Южного Ливана; членовредительскому разрушению Гуш-Катифа. И наконец страна обрела великого лидера, прекрасного стратега, специалиста в экономике, замечательного дипломата, благополучно проведшего Израиль сквозь тяжелые 8 обамовских лет, достойного воина. Заслужила и тех, и этого? 

Обескураживающий провал на выборах партии «Новые правые» (НП) обусловила их неудачная избирательная кампания, построенная на ложной стратегии. Насущные проблемы Израиля – неуместные амбиции судебных властей, вмешивающихся в политическую жизнь страны и тем сминающих разделение властей; тянущиеся несуразно долго, годами, а то и десятилетиями, процессы против политических деятелей, смахивающие на идеологический шантаж; не расследуемые преступные утечки в прессу материалов ведущихся расследований. Один из лидеров НП, министр юстиции Аелет Шакед начала проводить успешные изменения в юридической системе Израиля и могла бы продолжить эту работу. Все популярнее становится идея аннексии «зоны С» в Иудее и Самарии, продвигавшаяся другим лидером НП Нафтали Беннетом. Вместо того чтобы стремиться привлечь этими идеями нестойких избирателей среди «бело-голубых» и либермановцев, руководители НП перед выборами атаковали премьера, выдвигали странные требования к Трампу обнародовать до выборов его план «Сделки века», будто НП могут что-то требовать от Трампа, и в своих роликах педалировали сексапильность Шакед. Известно, что «публика – дура», но вроде избирателем НП должен был быть иной вид публики. 

Говоря о «публике – дуре»: наряду с провалом НП, унесшим в небытие мой голос, расстроил успех партии Либермана, завоевавшей 5 мандатов в кнессете. Его пропаганда, надо признать, оказалась эффективной. 

Я в целом не вижу никакого смысла в этнических партиях в Израиле. Даже многие арабы, живущие в Израиле, при голосовании выбирают партии по их программам – от левых МЕРЕЦа и «Аводы» до правого «Ликуда», а не из национальной солидарности. 

Какие такие специфические российские традиции в Израиле нуждаются в защите? Новогодняя елка, унаследованная христианами от язычников? Праздники 23 Февраля и 8 Марта? Мне кажется, что и без того люди, желающие жить в Израиле, как в совке, но только лучше, имеют такую возможность. 

Политические обещания Либермана носят обычно знак демагогии. Его призывы «обмена людьми и территориями» с арабами при реализации означали бы потерю части Земли Израиля. Да и юридически изгнание арабов, имеющих израильское гражданство, невыполнимо. Обещание решительной политики на посту министра обороны обернулось для Либермана, когда он занял эту должность, провалом, смазанным только своевременной отставкой. На этой должности, в отличие от всех прочих, я бы предпочел генерала. 

После успеха на выборах Либерман в интервью газете Yediot Aharonot заявил: «Мы не станем присоединяться к коалиции, чтобы превращать Израиль в государство еврейского закона». А я-то думал, что возрождение в Земле Израиля еврейских законов и традиций – один из знаков успеха сионистского проекта. Нужно ли было бороться за воссоздание еврейского государства для того, чтобы жить в нем по законам народов, которые мы покинули? 

Израиль любит похваляться своей демократией. Однако мнения значительной части его граждан оказались проигнорированными. Это те, кто проголосовал, как я, за партии, не преодолевшие электоральный барьер. Правый блок недосчитался из-за этого 6 мандатов. Для голосующих за неглавные партии выборы становятся лотереей: будет или нет иметь значение твой голос. Этой несправедливости можно избежать, если добавить в бюллетени второе предпочтение гражданина и учитывать его, если его партия не пройдет в кнессет. 

Иначе Израиль неизбежно станет смещаться, по американскому образцу, к модели двух главных партий с различными фракциями внутри них. И будет утрачиваться традиция политического разнообразия, столь характерного для Израиля. 

Источник: Kstati News

Метки:

Читайте также