Лукавые "портные" из генпрокуратуры
Фото: Reuters
Лукавые "портные" из генпрокуратуры

В недавней телепрограмме "Пятничная студия" ветеран израильской журналистики Амнон Абрамович заявил о том, что, мол, если один из наиболее вероятных кандидатов на пост главы минюста Ярив Левин (Ликуд) действительно получит эту должность, прокуратура "накинет" Нетаниягу дополнительный год тюрьмы. 

Разумеется, он сказал это, как бы в шутку, вот только уж слишком много подобных примеров случалось в прошлом, а потому слова Абрамовича, отнюдь, не кажутся смешными. 

Профессор Даниэль Фридман (и сам некоторое время занимавший пост министра юстиции) собрал в своей книге "Кошелек и меч" целую подборку возбужденных против общественных избранников дел, которые, как оказалось в итоге, были либо крайне предвзятыми, либо и вовсе "дутыми". 

Стоит особо подчеркнуть, что истории эти, некоторые из которых приведены ниже, не являются ни фантазиями того или иного публициста, ни интерпретацией событий со стороны одной из заинтересованных сторон. Речь идет о судебных решениях и профессиональных заключениях, в соответствии с которыми все эти дела и были закрыты.

Начнем, пожалуй, с Яакова Неемана. Буквально через несколько дней после назначения Неемана министром юстиции в первом правительстве Нетаниягу, юридический советник правительства (совмещающий в Израиле этот пост с должностью генерального прокурора) Михаэль Бен Яир, которого к слову, Нееман намеревался сменить, сообщил о том, что начал "проверку" против новоназначенного министра. Уже через несколько недель "проверка" переросла в "следствие", вынудившее Неемана уволиться считанные недели спустя после своего назначения. 

Заголовки газет того времени, по своему обыкновению, нагнетали страсти.

"Следствие по делу министра Неемана разветвляется и расширяется. Оно уже далеко вышло за известные нам рамки…, - рапортовал все тот же самый Амнон Абрамович, драматически добавляя, - Высокопоставленный сотрудник полиции, близкий к следствию, сказал: даже если мы отвернемся и не станем смотреть на дела, они - все эти дела - продолжат смотреть на нас". 

Вот  только, когда дело дошло до суда, стало ясно, что речь идет о грандиозном блефе. Оказалось, что обвинение, среди прочего, основывалось на ложном свидетельстве, которое было легко опровергнуто и на ошибках в аффидевите (письменном свидетельском показании), заверенном адвокатом из офиса Неемана, которого обвинение даже не удосужилось  пригласить для дачи показаний. В итоге, судьи резко раскритиковали прокуратуру, а дело закрыли, цель, однако, была достигнута – назначение Неемана не состоялось. 

Много лет спустя, Шимон Шевес, бывший генеральный директор канцелярии премьер-министра (при Ицхаке Рабине), утверждал, что "собственными ушами слышал, как Бен Яир пообещал ему заблокировать этого фашиста". Действительно заблокировал.

Похожий случай произошел и с Рафаэлем (Рафулем) Эйтаном - главой партии Цомет, который должен был стать в первом правительстве Нетаниягу министром общественной безопасности. 

Он был обвинен в том, что якобы нарушил неприкосновенность частной жизни кандидата на должность гендиректора своей партии, когда ознакомился с документами, содержащими информацию об образовании этого кандидата и о том, что тот дезертировал из армии. 

Судьи разгромили эти обвинения в пух и прах, заметив, что Рафуль действовал в рамках закона и проявил должную ответственность "ведь, он был главой движения, от которого и требовалось заботиться о соблюдении интересов, как самого движения, так и общества, избравшего его". Дело оказалось настолько надуманным, что даже не возникло необходимости заслушивать свидетелей - в обвинениях не нашлось состава преступления. 

Пойдем дальше. Авигдор Кахалани, назначенный министром общественной безопасности в том самом, первом правительстве Нетаниягу, был обвинен в серии преступлений, связанных с нарушением доверия и созданием помех правосудию. Когда же дело дошло до суда, судьи буквально спустили  прокуратуру с лестницы. 

"Обвиняемый оправдан по всем обвинениям, - постановил судья Элигон в своем решении, добавив, что когда он ознакомился со свидетельствами обвинения, "ему стало ясно, что как порой случается с рвущимися к верху большими надувными шарами, все содержание которых состоит из небольшого количества теплого воздуха, когда, в конце концов, воздух из этих шаров с усталым выхлопом выходит, не остается ничего, даже неприятного запаха".

Ярив Левин, Биньямин Нетаниягу и Цахи Браверман. Фото: Reuters

 

Даже миролюбивый президент Израиля Реувен Ривлин удостоился в свое время почувствовать на себе тяжелую руку государственной прокуратуры. В первом правительстве Ариэля Шарона, Ривлин должен был стать министром юстиции. В те времена, как мы помним, Ривлин еще был жестким критиком израильской судебной системы. Внезапно, незадолго до создания правительства, стало известно, что против него начато расследование. Этого хватило, чтобы назначение не состоялось. В конце концов, спустя три с половиной года, юридический советник правительства Мени Мазуз дело закрыл. 

Но, вероятно, одним из самых откровенных дел подобного рода, стало обвинение, выдвинутое против Дрора Хотер-Ишая, занимавшего в середине 90-х годов должность главы ассоциации адвокатов Израиля, известного как резкого критика судейского активизма.

Дрор Хотер-Ишай должен был стать представителем ассоциации адвокатов в комиссии по назначению судей, наряду с Яаковом Нееманом. Это обеспечило бы в комиссии большинство противникам судейского активизма. Трижды Хотер-Ишай привлекался к суду и во всех трех случаях он либо был оправдан, либо же прокуратура соглашалась снять обвинительное заключение. Дело, однако, было сделано: из-за обвинительных заключений Хотер-Ишай был вынужден уволиться из комиссии, вместе с ушедшим оттуда по той же причине Нееманом. В результате "расклад в комиссии по назначению судей был полностью изменен", - заключает в своей книге Фридман. 

Эту печальную историю можно продолжать дальше и дальше. Многие годы велось  расследование в отношении Авигдора Либермана, в итоге окончательно закрытое юридическим советником правительства. За эти же годы было проведено не менее 19 проверок или расследований в отношении Нетаниягу. Все они, кроме обсуждаемых нынче  дел 1000-4000, уже закрыты, без каких-либо обвинений. 

На днях бывший министр Хаим Рамон заметил в радиоинтервью каналу 103FM, что были попытки начать расследование и против самого пр. Даниэля Фридмана, когда тот занимал должность министра юстиции в правительстве Ольмерта. 

Так "накинет" ли генпрокуратура еще год заключения Нетаниягу за назначение Ярива Левина министром юстиции? Кто знает? Ясно одно: "шуточка" Амнона Абрамовича совсем, совсем не смешная. 

Акива Бигман, Исраэль ха-Йом

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle