Надежда на перемены: арабская партия - за Израиль
Фото: Getty Images
Надежда на перемены: арабская партия - за Израиль

На выборах в Кнессет партия "Ха-Тиква ле-шинуй" вряд ли преодолеет электоральный барьер. Шансы на это слишком малы. Однако те, кто ее создавал, надеются, что в самом ближайшем будущем смысл, заложенный в названии, – "Надежда на перемены" - начнет претворяться в жизнь, и перемены эти прежде всего коснутся арабского сектора, чьи интересы эта партия и собирается отстаивать. 

- Согласно опросам, многие из тех, кто голосовал за арабский "Объединенный список", разочарованы его наплевательским отношением к избирателям. Трудно найти кого-либо, кто нанес больший ущерб израильским арабам - особенно тем, кто настроен интегрироваться в израильское общество", - сказал в беседе с "Деталями" Абдул-Рахман аль-Рахман, житель Абу-Гоша, один из создателей партии "Ха-Тиква ле-шинуй" и кандидат в Кнессет по ее предвыборному списку. - Эти парламентарии, по сути дела, никого из нас не представляли. Они хотели всех нас, израильских арабов, видеть униженными, жалкими, как кошку, которую надо пожалеть и погладить. "Объединенный список" отвернулся от избирателя, который привел его в Кнессет, и занимался проблемами Абу Мазена и Сирии. 

При знакомстве с Абдул-Рахманом возникает ощущение, будто этот молодой человек создан – и делает все! – для того, чтобы разрушать сложившиеся стереотипы об израильских арабах. От европейского внешнего вида и открытости в высказываниях - до заявлений, которые приводят в ступор многих его единоверцев. Например, 8 февраля нынешнего года на своей странице в "Фейсбуке" он опубликовал пост (на иврите), вызвавший колоссальный резонанс: комментируя убийство Ори Ансбахер, Абдул-Рахман написал: "19-летняя Ори Ансбахер была изнасилована и хладнокровно убита. Это – подлый, низменный, варварский акт, с клеймом ИГ, освященный нацизмом. Кровь стынет в жилах, сознание словно парализовано. Я отказываюсь принадлежать к какой-либо идеологии, которая поощряет массовые убийства, кровопролитие, изнасилования… Я предпочитаю смертную казнь для подобных кровожадных людей, нежели хотя бы одного пострадавшего от их рук. Вселенная безмолвствует. Пусть память об Ори будет благословенна". 

Абдул-Рахман аль-Рахман учился в Еврейском университете. Он часто выступает защитником Израиля в соцсетях, доказывая право государства на существование и не скрывая гордости от того, что он живет в единственной демократической стране Ближнего Востока. Можно себе представить удивление сторонников BDS, призывающих к бойкоту Израиля во всех сферах, когда против них обращает свой гнев араб и мусульманин. 

- Мне очень важно говорить правду об этом бойкоте, поскольку организация BDS избрала очень выгодную для себя избирательную тактику. Они призывают подвергнуть санкциям Израиль, но старательно затушевывают тот факт, что в своей повседневной жизни и работе не могут обходиться без израильских изобретений и инноваций. Пусть перестанут пользоваться аппликацией Waze или другими израильскими разработками! Пока же я не могу это назвать иначе, чем лицемерием и преследованием собственных интересов, - подчеркивает Абдул-Рахман. 

- Каково это - идти против течения? 

- На самом деле, я представляю довольно многих. Высок процент израильских арабов, которые поддерживают мою точку зрения. Но многие из них не торопятся высказываться по разным причинам. 

- Каким? 

- По привычке; может быть, из-за страха; из опасения, что в арабских странах их сочтут предателями. Понимаете, Израиль – маленькая страна: мы, израильские арабы, тесно связаны между собой, можно сказать, практически все знаем друг друга. И я уверен, что есть свет в конце туннеля. Мы – израильские граждане, и мы все должны интегрироваться в израильское общество, прекрасно понимая, что значит жить в демократическом государстве. Особенно на фоне того, какие, к моему глубокому сожалению, процессы происходят у наших соседей.

У меня была когда-то мечта, как у араба и израильского гражданина: пересечь границу не на танке, а на автомобиле, и поехать спокойно либо в Бейрут, либо в Дамаск. Получить наслаждение от этого путешествия, увидеть, как там живут люди, попробовать блюда их кухни, послушать их музыку, порадоваться их жизни, вникнуть в особенности их психологии. А теперь я думаю о другом: чтобы, наконец, закончилась эта братоубийственная война в Сирии, чтобы там наступил долгожданный мир, чтобы сирийцы жили в безопасности и радовались жизни так, как радуемся мы здесь, в Израиле. Словом, жили бы нормальной жизнью. 

- И все же: араб-мусульманин, защищающий Израиль - это все еще за рамками общих представлений, не так ли? 

- Не знаю, одно другому не мешает и не противоречит. Более того, в исламе есть множество прекрасных идей. Достаточно сказать, что в Коране более сорока раз, к примеру, упоминается пророк Моисей, в Коране рассказывается об Израиле, о том, что пережил и перенес еврейский народ в противостоянии фараону. А еще Коран говорит, что еврейский народ следует уважать за то, что Бог выбрал его перед другими народами. Нельзя забывать, что именно Коран это признает. 

- Во многих интервью, выступлениях, постах вы постоянно подчеркиваете, что гордитесь своим израильским гражданством… 

- Я впитал любовь к Израилю с детских лет. Я родился и вырос в Абу Гоше. Наш город всегда был сторонником сосуществования с евреями, мы признали независимость Израиля в 1948 году. Многие горожане принимали участие в становлении молодого государства, известен также случай, когда местные жители спасли в то непростое время Геулу Коэн, ставшую впоследствии одним из самых ярких израильских политиков. Наше добрососедство продолжалось на протяжении всех этих лет. Образование, которое получало юное поколение Абу Гоша, также зиждилось на любви к Израилю. Вот откуда идет эта гордость. Это не стыдно, а напротив, - правильно, потому что еврейский народ на протяжении более чем семидесяти лет своего существования выживает в невероятно сложных условиях, добиваясь успехов во всех областях, от оборонной промышленности до индустрии высоких технологий. 

И еще: да, я лоялен к Израилю, но еще больше я привязан к моим друзьям – евреям, я учился в еврейской школе, и никогда не чувствовал там дискриминации или унизительного отношения. Моя учительница поддерживала меня, помогала мне во всем, как собственному сыну. Я до сих пор вспоминаю, как в пятом классе, когда у моей семьи не всегда была возможность покупать мне одежду, учительница это заметила, и сама стала приносить мне обновки, причем, делала это очень деликатно. Так что - да, я не стесняюсь признавать, что у меня огромное количество еврейских друзей, я знаю, что в любой момент могу обратиться к ним за помощью. Поверьте, это дорогого стоит. 

- Вы сражаетесь за свои убеждения в одиночку? 

- Пока получается, что так. Ко мне обращаются различные НКО, ассоциации, но в данный момент я ни с кем из них не договорился и никого не представляю - только себя. 

Из-за того, что я публикуюсь в соцсетях, ко мне обращается огромное количество людей, прося ответить на те или иные вопросы, в том числе касающиеся Израиля. С одним из своих единомышленников я создал специальную страницу в "Фейсбуке", чтобы целиком сосредоточиться на разъяснительной работе - но она пока закрыта, мы еще отрабатываем модель поведения. Но, готовя эту страницу, я увидел удивительные пересечения между арабским сектором Израиля и правым лагерем. Это еще раз убедило меня в необходимости конструктивного диалога. 

- А вы не боитесь столь открыто декларировать свои взгляды? 

- Я никогда не боялся говорить то, что думаю. Но повторю еще раз: есть огромное количество израильских арабов, которые думают так же, как и я. Они молчат, потому что ездят по разным арабским странам, боятся, что их начнут считать предателями, не хотят лишнего шума. Но ситуация меняется, и в корне. Премьер-министр Израиля начинает налаживать отношения со странами Персидского залива, о чем мы вообще раньше не думали и не мечтали. Он свободно общается с шейхами, встречается с султаном Омана, с высокопоставленными лицами из Саудовской Аравии, и сами эти страны уже говорят, что можно строить прямые отношения с Израилем. Открыто говорят, а не в кулуарах. Израильские арабы становятся свидетелями невиданных ранее процессов, меняющих мир. 

- Вы один из создателей новой арабской партии. Чем вызвано это решение? 

- Катастрофической ситуацией в арабском секторе - и, что самое важное, не израильское правительство тому виной. Наши политики, которых мы делегировали в парламент, и значительная часть руководителей на местах не занимаются развитием инфраструктуры в арабских городах и поселениях. Они запустили социо-экономическую ситуацию. Как такое может происходить в столь преуспевающем государстве, как Израиль? Ответ один: проблемы арабских общин, разбросанных по всей стране – в их руководстве, в главах местных советов. 

Мой дед – мэр Абу-Гоша, и ему небезразлично, как живут жители нашего города. У нас отлично развитая инфраструктура, Абу-Гош успешен и процветает, опережая по разным параметрам даже многие еврейские поселения. Почему же другие арабские населенные пункты не могут последовать примеру Абу-Гоша? Ответ один: из-за равнодушия политиков и зависимости от них руководителей местных советов. 

Поверьте, если начальников на местах освободить от зависимости от Аймана Уде или Ахмеда Тиби, мы тотчас увидим небывалые изменения. То, что возможно в Абу-Гоше, возможно везде. 

- Из ваших слов понятно, что вас не устраивает деятельность "Объединенного списка"? 

- На прошлых выборах представители этого списка получили 13 мандатов, сегодня опросы дают этим партиям меньше - это знак того, что многие арабы в них разочарованы. Потеря, как минимум, пяти мандатов говорит о многом. Но запомните, что я вам скажу: "Арабский список" не получит 9 апреля и восьми мандатов, и это станет большим сюрпризом! 

По моим оценкам, арабский избиратель будет голосовать, в основном, за правых, потому что чувствует высокомерное отношение к себе левого лагеря, тогда как правому лагерю доверяет, считает его заслуживающим доверия. В крайнем случае, определенная часть голосов уйдет списку Бени Ганца. 

Сам я, конечно, в Кнессет не попаду. Наша партия только начинает свой путь, и мы должны еще очень много работать, чтобы однажды преодолеть электоральный барьер. Но арабское население накажет действующих арабских депутатов, которые давно о нем забыли, занимаясь, чем угодно, но только не его проблемами. Знаю об этом не понаслышке, так как очень много езжу по стране, я в курсе того, что чувствуют люди. Они не хотят быть козлами отпущения для депутатов вроде Ахмеда Тиби, который создал свой список, а на второе место поставил своего близкого родственника. Эдакий семейный бизнес на политике! 

- Да, но израильско-палестинский конфликт не менее важен, разве не так? 

- Я живу в пределах "зеленой черты", я – гражданин Израиля и не имею к этому конфликту никакого отношения. Тем не менее, если вы спросите меня, как подступиться к решению этого давнего спора, отвечу: я уверен, что палестинцам, прежде всего, надо вкладывать деньги в образование, и еще раз в образование. Если Абу Мазен и прочие лидеры начнут вкладывать деньги в народ, а не тратить их на другие нужды; если они начнут развивать экономику, туризм, только в таком случае можно как-то сдвинуть дело с мертвой точки. Я не считаю, что мы разрешим этот конфликт на все сто процентов, но процентов на восемьдесят - точно. 

- Что нужно сделать, чтобы процесс пошел? 

- Руководители правого лагеря должны признать, что у палестинцев есть законное право на существование, а также право на собственное государство. Но параллельно, с другой стороны, палестинцы обязаны признать законность существования государства Израиль. Только так мы можем прийти к какому-то соглашению, к общему знаменателю. Я говорю о двух сторонах, не об одной. Обе стороны должны двигаться навстречу друг другу, чтобы, наконец, устранить многолетний конфликт.

counter
Comments system Cackle