Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+18+14

Мнения

А
А

Ифик

В поисках исторических параллелей с "Кахоль-Лаван" часто вспоминаются имена прошлых начальников Генштаба и других генералов, ходивших с переменным успехом в израильскую политику. Только одно имя израильские СМИ стараются не вспоминать.

Yitzhak Mordechai
Фото: Reuters

В поисках исторических параллелей с "Кахоль-Лаван" часто вспоминаются имена прошлых начальников Генштаба и других генералов, ходивших с переменным успехом в израильскую политику - кто дошел до кресла номер один, кто, наоборот, так и скис в должности министра сельского хозяйства. Только одно имя израильские СМИ почему-то стараются не вспоминать. Вспомним мы.

...Обеденные перерывы в заседаниях израильского правительства во время первой каденции Биньямина Нетаниягу были весьма демократическими - помощники и пресс-секретари, дежурившие у дверей зала заседаний, чтобы быстро слить журналистам ценную информацию и/или "мудрую" цитату своего босса, могли обнаружить себя за одним столом с министрами и послушать, как они общаются в неформальной обстановке, что обсуждают, как ведут себя. Ариэль Шарон, Авигдор Кахалани, Натан Щаранский, Яаков Неэман, Давид Леви, Звулун Хаммер, Рафаэль Эйтан - было, было на кого посмотреть. Однако из всех выделялся один - "Ифик", как он сам произносил свое имя.

Ицхак Мордехай всегда держался особняком, демонстрируя всем свою важность. У Мордехая была любопытная военная карьера - с одной стороны, он считался "рабочей лошадью", способной выполнить любое задание, заботился о своих солдатах, и главное - чуть было не стал жертвой сговора израильской тайной полиции, руководство которой попыталось повесить на Мордехая убийство взятых в плен палестинских террористов. С другой стороны, за Мордехаем тянулся шлейф непонятных историй, свидетельствовавших об интеллектуальной ограниченности, чрезмерных амбициях, обидчивости и мстительности, а также личной склонности к насилию. Идеологии никакой за ним не наблюдалось, и всем было понятно, что оказался он в Ликуде только потому, что Нетаниягу был готов обещать ему пост министра обороны (до того он хотел стать мэром Иерусалима от Аводы, потом генинспектором полиции у министра от Аводы Моше Шахаля, а у Шимона Переса успел попросить должность главы ШАБАКа). В Ликуде Мордехай быстро нашел себя - выходец из Курдистана, обиженный ашкеназами (Мордехая раз за разом кидали при назначении заместителя начальника Генштаба), "командующий тремя округами", он занял первое место на праймериз, сыграл существенную роль в победе Нетаниягу и получил обещанный пост по праву.

Однако с момента, когда Мордехай вошел в кабинет министра обороны, стало ясно, что это отнюдь не предел его амбиций. Новый министр унаследовал от предыдущего - Переса - пресс-секретаря по имени Ави Бнаягу (да, да, это тот самый Бнаягу, который еще успел обслужить Габи Ашкенази и радует нас сегодня "объективным" комментарием). Бнаягу быстро разрулил старые конфликты Мордехая с влиятельными журналистами типа Нахума Барнеа из Едиот, и сделал его из темной лошадки настоящей звездой прессы - благодаря демонстративно "мирной" политике, которую Мордехай повел на посту министра. День за днем СМИ строили Мордехаю репутацию опытного эксперта по безопасности, который постоянно сдерживает разрушительные порывы неопытного премьер-министра и отражает нападки ультраправых и поселенцев, завоевывая народную любовь и популярность. Чем дальше шло дело, тем откровеннее становились "утечки информации" из министерства обороны против "несерьезного", "эгоистичного" Нетаниягу, который "легкомысленно относится к безопасности государства".

Когда в начале января 1999 года экс-глава Генштаба Амнон Шахак, покинувший Ликуд Дан Меридор и экс-мэр Тель-Авива Рони Мило создали партию Центра, они тут же начали переговоры с Мордехаем. Когда Нетаниягу узнал о том, что Мордехай дал согласие, он уволил его с поста министра обороны 23 января - письмо нашло Мордехая в момент заседания с "центристами" у Шахака дома. Мордехай изобразил из себя оскорбленную невинность, страна (и особенно ликудники) были в шоке, а израильские журналисты, прекрасно знавшие правду, помалкивали.

"Знали и помалкивали" теперь становится лейтмотивом истории, поскольку чем дальше продвигался кампейн 1999 года, тем более странными становились слухи насчет Мордехая - один из них, особо упорный, говорил о том, что якобы его молодая жена Кохи была замечена в одной из иерусалимских больниц с фонарем под глазом. Сегодня мы знаем, что это была полная чушь по факту, но одновременно - тот самый дым, которого не бывает без огня. Дело в том, что прямой, честный, уверенный в себе, взвешенный и немногословный генерал Ицик Мордехай был еще и тем, что в Америке принято называть sexual predator. Когда уже все взорвется и правда выйдет на свет, на феминистском митинге протеста в Тель-Авиве будет названа цифра - десятки женщин засвидетельствуют о сексуальных домогательствах со стороны Мордехая, как минимум одна из них - об изнасиловании.

Однако все эти истории каким-то образом оставались вне поля зрения СМИ, которые активно пиарили лидера партии Центра Ицхака Мордехая, кандидата на пост премьер-министра. Расчет был прост и верен - в то время как с самого начала было ясно, что альтернативой Нетаниягу был только глава Аводы Эхуд Барак, только "курд" и экс-ликудник Мордехай мог выбить из-под ног Нетаниягу хотя бы часть его правой "базы". С этой задачей Мордехай отлично справился ("рабочая лошадь", помните?) на теледебатах с Нетаниягу 13 апреля 1999 года. "Ицик" отлично сыграл свою роль "боевого генерала, парня из народа", который выводит на чистую воду манипулятивного, запутавшегося в объяснениях шпака-премьер-министра. Фраза Мордехая "Биби, посмотри мне в глаза" стала символом выборов. Разумеется, симпатии организаторов дебатов были всецело на стороне Мордехая - его пиарщику Ави Бнаягу позволили вместе с еще одним помощником встать за спиной у Нетаниягу и весело хихикать каждый раз, когда премьер начинал говорить. С тех пор Нетаниягу не участвует в теледебатах и вряд ли согласится на этот раз.

Нетаниягу не оправился от этого удара, но и сам Мордехай уже терял высоту - он больше был не нужен. За день до голосования, несмотря на все свои обещания "идти до конца", Мордехай снял свою кандидатуру в пользу Эхуда Барака, который и стал премьер-министром. Партия Центра, которой первые опросы прочили  до 20 мандатов, получила на выборах всего шесть, и Ицхак Мордехай вместо кресла премьера угодил из министерства обороны в министерство транспорта. Дальше уже заработала карма (а может быть, те, кому был нужен Мордехай, решили, что он исчерпал себя).

Не прошло и года после выборов, как в марте 2000 года секретарша в канцелярии министра подала в полицию жалобу на то, что Мордехай неоднократно хватал ее за грудь, говорил непристойности и пытался навязать ей сексуальную близость. В конечном итоге именно эту жалобу суд решит оставить без внимания, но с нее все началось - свидетельства о сексуальных домогательствах Мордехая на протяжении двадцати, даже двадцати пяти лет пошли потоком. Срок давности защитил "Ицика" от большинства из них, но расследование еще двух жалоб все же привело к обвинительному заключению. 28 мая 2000 года Мордехай подал в отставку, а 21 марта 2001 года был признан виновным по двум статьям сексуальных домогательств с применением насилия. В описании одного из инцидентов рассказывалось, как, командуя Северным военным округом, Мордехай в октябре 1992 года привез свою секретаршу-офицера к себе домой против ее воли, уселся на диван рядом с ней в одном полотенце, повалил ее, улегся на нее и, не сумев расстегнуть на ней одежду, терся об нее, пока не дошел до эякуляции (после чего пострадавшая сумела сбежать).

Yitzhak Mordechai1
Ицхак Мордехай. Фото: Reuters

 

По сегодняшним меркам, наказание Мордехая было смешным - восемнадцать месяцев условно (тем более, что самое "свежее" преступление было совершено им всего за четыре года до суда). Ему также пришлось заплатить одной из пострадавших 140 тысяч  шекелей компенсации. Тем не менее, его не понизили в звании и он продолжил получать генеральскую пенсию. Вместе с тем, дело Мордехая считается прецедентным - оно стало на тот момент наиболее драматической реализацией закона о борьбе с сексуальными домогательствами, принятого в 1998 году, начав продолжающийся и сегодня процесс очистки израильского общества - и в особенности армии. В конечном итоге, "Ифик" все же вошел в историю Израиля - правда, не совсем так, как предполагал.

Метки:

Читайте также