Мы за ценой не постоим
Фото: fotolia.com
Мы за ценой не постоим

Анализируя процесс формирования крупных партийных блоков, многие обозреватели сокрушенно качают головами. Мол, впрячь в одну телегу правого генерала и трепетную правозащитницу возможно лишь на условный предвыборный период и с одной целью: сместить нынешнее правительство и взять власть в свои руки. Но как только - и если - это случится, свежесобранный блок неминуемо развалится из-за радикального расхождения во взглядах практически по всем вопросам. 

Речь идет о лево-центристском блоке, окрашенном в цвета израильского флага и включающем, генералов и пацифистов, сторонников рыночной экономики и профсоюзных деятелей, ортодоксов и открытого гея.

Объединить их смогло одно – стремление к победе на выборах любой ценой. 

Пока по опросам правые все равно формируют коалицию, несмотря на то что Ликуд уступил бело-голубым место лидера. Но картина еще не раз будет меняться, и стоит готовиться к любому варианту. Вот только предположения, что лево-центристский блок, добившись власти, развалится из-за идеологических разногласий, чересчур наивны. 

Точнее говоря, этот блок скорее всего действительно развалится и его правление будет недолгим и плачевным – но не по принципиальным соображениям. Мы слишком хорошо думаем о своих политиках, считая, что у них есть твердые убеждения и «красные линии», которыми они готовы поступиться только скрепя сердце и временно, чтобы общими усилиями свалить главного врага. Будь это так, они бы не вступали в нежизнеспособные союзы и не объединялись со своими идейными противниками, поскольку понимали бы, что из этого объединения ничего не выйдет. Но увы, наша политика знала даже действующие коалиции, составленные из людей, чьи взгляды и программы, казалось бы, откровенно противоречат друг другу. Эти противоречия отступают на задний план, когда речь идет о сохранении власти. Трудно подсчитать, сколько раз фракции, входящие в правительство, одобряли (или, в лучшем случае, не опротестовывали) курс, идущий вразрез с их предвыборными обещаниями. 

Подобное наблюдалось даже в рамках одной партии вроде Кадимы, которую собрал с миру по нитке Ариэль Шарон. В нее вошли и правые, и левые – и все поддержали шароновский план размежевания. Да, Кадима в конце концов развалилась, но лишь потому, что осталась без харизматичного вождя. Так и нынешние блоки с высокой вероятностью не выдержат склок из-за борьбы за власть, дележки министерских портфелей и комиссий. И разумеется, ради сохранения лица каждая партия объяснит своим избирателям этот развал идейными разногласиями и невозможностью поступиться принципами. 

Мы говорим сейчас о лево-центристском лагере, но ситуация справа ничуть не лучше. Опасаясь прихода к власти левых и непрохождения электорального барьера правые списки – умеренные и радикальные - собираются в «технический» блок под лозунгом «Дом горит!». В отличие от своих соперников, они не скрывают наличия противоречий, но обещают не нападать друг на друга «во имя победы правого лагеря». Вопрос, как они поведут себя после (в случае) этой победы? Электорат многих правых партий пересекается, и каждая из них постарается отобрать его у конкурентов и сохранить на будущее. Так что фестиваль взаимных упреков, демаршей и критики просто перенесен на послевыборный период. 

Казалось бы, у правых есть лидер, который сумеет удержать в руках всю разношерстную компанию. Но и это сомнительно. Слишком многие дышат лидеру в спину, слишком многие – в том числе соратники по партии - мечтают занять его место. Борьба за лидерство будет разгораться даже при оптимальном для правых исходе выборов, а если Нетаниягу придется уйти из-за предъявленных обвинений, она и вовсе грозит выйти из-под контроля. 

Нельзя не отметить и условно неприсоединившихся, не вступивших ни в один блок. Среди этих партий есть как и те, что действительно хранят верность своей идеологии, так и уличенные в постыдных уступках и компромиссах во время пребывания в правительстве. У последних просто нет иного выхода – пойдя на сомнительные союзы, они окончательно утратят поддержку своих избирателей. Сегодня их лидеры заверяют, что ни за что не сядут в одно правительство с теми либо другими, либо со всеми сразу. Но такие заявления мы слышали неоднократно, и слишком часто они забывались, когда дело доходило до коалиционных переговоров. Резоннее предположить, что неприсоединившиеся оставляют себе опцию присоединиться к победителям. Такая возможность порой признается открыто, с формулировкой: если те или иные «докажут, что достойны сотрудничества». 

Как мы знаем, очень часто судьбу коалиции решали «независимые» мелкие партии, и наиболее осторожные или нерешительные политики предпочитают эту роль. Если же расклад мандатов и коалиционные переговоры будут с большой вероятностью вести к созданию слабого недолговечного правительства, для неприсоединившихся будет лучше отсидеться в оппозиции и дождаться своего часа. 

В принципе, мы давно знаем, что политика – это искусство договариваться.

А раз так, то не стоит ли партийным лидерам перестать морочить нам головы заявлениями о своей твердости и верности принципам и одновременно заключать союзы с теми, кто придерживается противоположных взглядов? Было бы честнее, если бы они откровенно говорили с самого начала: мы готовы на такие-то и такие-то отступления от своей позиции ради того, чтобы иметь возможность сделать то-то и то-то, от чего мы никогда не откажемся. А идеально было бы, если бы мы выбирали парламентариев не списками, которые они формируют, никого из нас не спрашивая, а по отдельности, исходя из личных качеств каждого – опыта, честности, упорства, последовательности, и т.д. 

В любом случае, самая плохая причина для голосования за тот или иной список – страшилки «горящего дома», возможной победы другого лагеря. К сожалению, чаще всего именно этот фактор вынуждает нас сделать выбор.

Источник: MIGnews.com
counter
Comments system Cackle