Другая интерсекциональность: о жертвах ислама
Фото: Getty Images
Другая интерсекциональность: о жертвах ислама

Понятие "интерсекциональность" было введено американской негритянкой (афроамериканкой) Кимберли Креншоу в 1989 году. Она обозначала этим словом ситуацию, при которой кто-то оказывается объектом дискриминации сразу по нескольким линиям. Себя Креншоу видела потенциальной жертвой как расизма против черных, так и женоненавистничества, живущей на пересечении обоих видов нетерпимости.

В последние годы этот термин широко распространился по кампусам американских вузов, но стал обозначать нечто иное: рассматриваемые как общие "перекрестные" трудности расовых и этнических групп, а также женщин и сексуальных меньшинств, ставших жертвами расизма со стороны белых мужчин и таких его проявлений в истории, как империализм, колониализм, эксплуатация и рабство.

Признав порочность европейского империализма и эксплуатации неевропейского населения в прошлом, вероятно, было бы нелишне также обсудить и то, в какой мере можно говорить о влиянии европейского империализма на нынешнее положение неевропейских народов, а также женщин и сексуальных меньшинств. Вот только возможности дискутировать на эту тему нет. В большинстве западных академических кругов, включая и американские, подобные дебаты сегодня жестко табуированы.

Аналогично, невозможно дискутировать в наше время в кампусах и о другой, во многих отношениях конкурирующей интерсекциональности: общих, пересекающихся трудностях сегодняшних жертв исламской агрессии, включая и жертв террора. Этими жертвами в большинстве своем становятся цветные – чернокожие африканцы, арабы, курды, пакистанцы, афганцы и восточные азиаты, хотя есть среди них и немало белых. В основном речь идет о самих мусульманах, но также и о христианах, евреях, езидах, друзах и, наконец, людях, не исповедующих никакой религии.

Почему же эти две интерсекциональности, будучи сфокусированными на совершенно разных группах преступников и жертв, тем не менее, конкурируют между собой? А дело здесь в том, что союзники исламской агрессии сыграли заметную роль в продвижении университетской версии интерсекциональности. Именно поэтому, в версии, принятой в университетских кампусах, Израилю отводится роль, противоположная той, которую он, по сути, играет в мире, в том числе, и в контексте другой интерсекциональности.

Движение, стремящееся разрушить Израиль, задушив его экономически, через бойкоты и тому подобные акции, в значительной мере является порождением сторонников исламской группировки ХАМАС, к слову, включенной госдепартаментом США в список иностранных террористических организаций.

Не случайно целью всей этой экономической агрессии, нередко откровенно признаваемой, является уничтожение Израиля. Основные пропагандисты этой повестки дня в кампусах - члены организации "Студенты за справедливость в Палестине" (SJP), следуя примеру своих единомышленников за пределами кампуса, определяют Израиль как европейское колониальное государство, организованное, по их утверждениям, на Ближнем Востоке Западом ради подчинения местного населения и продвижения империалистических интересов в регионе.

Фото: Getty Images/David Silverman

 

Активисты SJP и другие силы, лоббирующие экономическую агрессию против Израиля, стремясь расширить свои ряды, широко используют бренд интерсекциональности, утверждая, что представители всех пострадавших групп, прежде всего народы, ставшие жертвой европейского колониализма, должны теперь объединиться и сплотиться ради дела палестинских арабов, ставших парадигматическим примером жертвы мирового масштаба. Что, мол, они должны теперь всем миром добиваться исправления ущерба, нанесенного возникновением Израиля.

Многое уже было сказано об очевидной абсурдности подобного антиизраильского альянса. Как могут феминистские группы поддерживать дело, главные сторонники которого регулярно ущемляют права женщин, принуждают к подчинению, зачастую физическому, нередко подвергая жесточайшей агрессии?

Как организации сексуальных меньшинств могут выступать в поддержку тех, кто последовательно и с чудовищной жестокостью преследует их представителей в собственной среде? Но отрыв от реальности здесь еще более глубок. Ведь, по сути, именно палестинские арабы и стали едва ли не самыми главными бенефициарами западного колониализма.

После распада побежденных в Первой мировой войне империй и создания на их землях новых государств Лига Наций предоставила Британии полномочия (мандат) по надзору за восстановлением еврейского национального дома на исконной еврейской земле, являвшейся ранее частью Османской империи. Британия, однако, преследуя, как она считала, собственные колониальные интересы, приложила немалые усилия к тому, чтобы, торпедируя возложенные на нее мандатом обязанности по отношению к евреям, продвигать арабские интересы.

Не в последнюю очередь британское правительство вело себя так, полагая, что арабы окажутся более лояльными, чем евреи, по отношению к британской колониальной политике. Поэтому оно способствовало широкомасштабной арабской иммиграции на подмандатную территорию, одновременно блокируя туда доступ евреям. Разумеется, поступая так, и, стремясь предотвратить создание Израиля, Великобритания предала свои обязательства, как перед Лигой Наций, так впоследствии и перед уставом ООН.

Увы, сегодня немногие знакомы с этой исторической реальностью или даже более поздней историей израильско-арабского конфликта. Кампусы куда в большей степени стали рассадниками идеологической индоктринации, нежели источниками образования. Поэтому, пропагандистам связанных с ХАМАСом усилий, нацеленных на экономическое сокрушение Израиля, активно использующим в качестве антиизраильского инструмента распространенную в кампусах версию интерсекциональности, не приходится бояться столкновения с информированной аудиторией.

Напротив, интерсекциональность, связанная с общими, пересекающимися трудностями жертв исламской агрессии, апеллирует не к истории, но к текущим событиям, просачивающимся в общественное сознание, вопреки попыткам приуменьшить их значение. И она, эта конкурирующая интерсекциональность, становится потенциальным вызовом для всех тех, кто лоббирует в кампусе антиизраильскую повестку дня.

Глава исламского режима в Судане Омар Хассан аль-Башир еще в 2009 году был осужден Международным уголовным судом по обвинению в геноциде за массовые убийства граждан своей собственной страны, причем мусульман, правда, не арабов, а негров – жителей суданского региона Дарфур. Преступления правительства Судана в отношении жителей Дарфура не прекращаются по сей день, поддерживаемый же Лигой арабских государств аль-Башир все это время продолжает оставаться президентом страны.

При этом ХАМАС пошел куда дальше политической поддержки суданского президента. Боевики этой группировки, проходя обучение и тренировки в Судане, сотрудничают с представителями суданских спецслужб, включая и тех, кто непосредственно участвовал в дарфурском геноциде. Напомним, речь идет о той самой организации, чьи сторонники, возглавляя кампанию в университетских кампусах США по интерсекциональности и бойкоту Израиля, стали там моральными арбитрами политической корректности.

Судан на протяжении более чем полувека после обретения независимости вел то затихавшую, то вновь разгоравшуюся войну против негров, в основном христиан и анималистов на юге страны, тоже сопровождавшуюся жесточайшим геноцидом. Прежде чем в 2011 году Южный Судан сумел стать независимым государством, хартумский режим убил там около двух миллионов человек. В последние десятилетия этого жуткого геноцида боевики ХАМАСа принимали в нем участие, поддерживая правительство Судана.

Иными словами, небезызвестному движению Black Lives Matter, присоединившемуся к инициированному ХАМАСом антиизраильскому-интерсекциональному движению, вероятно, следовало бы расширить своё название до "Black Lives Matter, кроме тех случаев, когда их истребляют исламисты", так было бы куда точнее.

К слову, Израиль, напротив, поддерживал южных суданцев в годы, когда те отбивались от атак хартумских мусульман, продолжая и сегодня помогать молодому государству в решении трудных задач, стоящих перед новой нацией.

Более того, по мере проникновения угрозы исламского радикализма в районы к югу от Сахары, все больше африканских негритянских стран, и тех, что уже сотрудничали с Еврейским государством в прошлом, и тех, что никогда прежде не имели с ним контактов, обращаются к Израилю за помощью в противостоянии мусульманскому террору. В число этих стран, в последние годы вошли такие восточноафриканские страны, как Эфиопия, Кения, Уганда, Руанда и Танзания.

В 2015 году официальный представитель правительства Нигерии, как известно, самой густонаселенной африканской страны сообщил: "Израиль был ключевым и надежным союзником в нашей борьбе против "Боко Харама" (исламской группировки, убившей тысячи нигерийских христиан). Печальная реальность такова, что у Израиля есть большой опыт борьбы с террором".

Здесь уместно напомнить, что наибольшая часть упомянутого террора против Израиля и его граждан была совершена именно ХАМАСом.

Соединенные Штаты и сами пережили встречу с массовым исламским террором 11 сентября 2001 года. Большинство жертв были белыми христианами, но среди убитых также были и чернокожие, и латиноамериканцы, и азиаты, и евреи, и мусульмане, и индуисты и последователи других конфессий.

Вскоре после 11 сентября американские официальные лица, в том числе представители местных, государственных и федеральных правоохранительных органов, начали связываться с Израилем, чтобы, подобно упомянутым выше лидерам Нигерии и стран Восточной Африки извлечь уроки из приобретенного Израилем мучительного опыта борьбы с террором. И это ещё одна грань интерсекциональности, связывающая жертв исламского террора.

До сих пор группы сотрудников американских правоохранительных органов и других чиновников, а также представители скорой медицинской помощи США приезжают в Израиль или посещают проходящие в США конференции, на которых выступают израильские эксперты по борьбе с террором и специалисты по экстренной медицине. Они стремятся отточить навыки по предотвращению террористических атак, равно как и эффективному реагированию на них, обучаясь справляться как с полицейскими, так и с неотложными медицинскими и другими проблемами, возникающими в результате террористических нападений.

Как рассказывают те, кто участвовал в подобных американских программах, приобретенные навыки и знания оказались чрезвычайно ценными при реальных террористических угрозах и атаках.

Однако "Студенты за справедливость в Палестине", как и прочие группы, связанные с ХАМАСом и другими защитниками исламского радикализма, в кампусах и за их пределами в своих попытках опорочить и изолировать Израиль, изо всех сил стремятся положить конец подобным контактам и программам по обмену опытом.

Как всегда, они все переворачивают с ног на голову, утверждая, что израильская полиция и вооружённые силы виновны в безосновательном преследовании ни в чем не повинных палестинских арабов. После чего, ссылаясь на интерсекциональность, заявляют, что целью и результатом сотрудничества между израильскими и американскими правоохранительными органами является не помощь в борьбе с террором, а обучение американской полиции тому, чтобы эффективнее преследовать американские меньшинства, в первую очередь молодых чернокожих.

Сторонники SJP, манипулируя интерсекциональностью, приняли эту позицию и выступили за прекращение сотрудничества между израильскими и американскими антитеррористическими группами. В компании тех, кто активно включился в эту деятельность, мы опять видим Black Lives Matter. А ведь среди погибших в башнях-близнецах 9/11 было 215 чернокожих (136 мужчин и 79 женщин). Были погибшие афроамериканцы и среди пассажиров самолетов, захваченных и посланных террористами на Пентагон. Были они, наконец, и среди тех героических спасателей, кто впоследствии скончался из-за проблем со здоровьем, возникших в процессе устранения последствий страшных терактов.

Другие афроамериканцы были убиты во время последующих террористических атак, устроенных исламскими радикалами в Калифорнии, Флориде и других местах. Понятно, что, как и остальные жители США, могут они стать жертвами подобных террористических атак и в будущем. Но работа по предотвращению подобных атак и минимизации их последствий, как видно, не имеет никакого значения для Black Lives Matter, продвигающих антиизраильскую повестку дня вместе с SJP и другими связанными с ХАМАСом группами.

Аналогично, кампанию за прекращение израильского и американского сотрудничества в борьбе с террором, ведет и другая печально известная организация - "Еврейский голос за мир" (JVP), выступающая за исчезновение Израиля. Особенно характерной и показательной стала ведущая роль, которую сыграли члены JVP в кампании, развернутой в городе Дарем (Северная Каролина), в результате которой городской совет принял резолюцию, запрещающую участие городской полиции в совместных с израильскими правоохранительными органами программах.

Исламские атаки не исчезнут сами собой. Напротив, они продолжат требовать себе все новых жертв, все в большем и большем количестве по всему миру. Одновременно интерсекциональность жертв этого террора, общие, пересекающиеся проблемы групп, против которых он направлен, будет все ярче отражаться в сотрудничестве с Израилем стран, стремящихся извлечь уроки из мучительно приобретенного еврейским государством опыта по борьбе с террором.

В свою очередь, "интерсекциональность", пропагандируемая в кампусах и за их пределами ХАМАСом, SJP и прочими их попутчиками, навязывающими антиизраильскую повестку дня, старается отвлечь внимание общества от исламской агрессии, от продолжающегося исламского насилия в отношении жителей Африки, Азии и Америки, и от альянсов, формируемых жертвами этого насилия с Израилем. Иными словами, интерсекциональность кампусов, по сути, стала фактором, способствующим и подстрекающим к исламскому радикализму, в том числе и к массовым убийствам.  

Автор: Кеннет Левин, психиатр, историк и автор книги "Синдром Осло: иллюзии осажденного народа". Институт Гэйтстоуна

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle
Загрузка...