Иран пугает мир ядерной бомбой
Фото: Reuters
Иран пугает мир ядерной бомбой

Тегеран шантажирует Европу обогащенным ураном 

Иран пытается ускорить создание специального финансового механизма совместно с Европой, чтобы защитить от американских санкций свою экономику. Европейцы, в частности, обещали Ирану запустить альтернативную систему банковских расчетов. Но она до сих пор так и не заработала. Одностороннее соблюдение запретов на ядерные разработки становится для Тегерана почти бессмысленным. Иран заявляет о готовности самостоятельно наладить производство урановых материалов более высокой степени обогащения. 

Глава Иранской организации по атомной энергии Али Акбар Салехи заявил, что предприняты первые шаги для разработки усовершенствованной версии топлива с 20-процентным обогащением урана, которое более эффективно, чем топливо, уже используемое в Тегеранском ядерном реакторе. 

Глава Иранской организации по атомной энергии Али Акбар Салехи. Фото: Reuters/Yves Herman

 

По его словам, страна "достигла такого большого прогресса в области ядерных знаний и промышленности, что вместо использования реверс-инжиниринга (копирования изделия по готовому образцу. – "НГ") теперь сможет разработать новый реактор топлива с нуля". 

Он рассказал, что Тегеранский ядерный реактор раньше работал на более старой версии топлива, но новая конструкция для 20-процентного топлива повысит эффективность этого реактора, сообщает Mehr News. Салехи добавил, что его страна находится на грани разработки нового, модернизированного топлива, которое можно использовать в любом реакторе. "Проектирование реакторов теперь стало очень возможной задачей для иранских экспертов", – сказал он. 

В мире очень нервно реагируют на подобные заявления иранских представителей. "Иран намерен вновь обогащать уран сверх безопасного уровня. Неизвестно, согласован ли этот шаг с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ). Это может привести к сокращенному соблюдению ядерной сделки", – выражает тревогу немецкое государственное агентство Deutsche Welle (DW). 

Соглашение по ядерной программе Ирана было заключено в 2015 году при участии России, Китая, Франции, Великобритании, Германии и США. Оно ограничило развитие ядерной программы Тегерана (разрешено обогащать уран до безопасного уровня в 4,5% для научных и медицинских целей) в обмен на отмену международных санкций против этой страны. Иран быстро воспользовался сделкой, нарастив экспорт нефти. Несмотря на то что МАГАТЭ никаких нарушений соглашения не выявляло, США в мае 2018 года в одностороннем порядке вышли из сделки и вернули санкции в два этапа: с 7 августа в силу вступили запреты на продажу и передачу Ирану наличных долларов, торговлю золотом и другими драгоценными металлами, сделки в иранских риалах, любые действия, связанные с выпуском иранского госдолга, поставки пассажирских самолетов в Иран. Иранские банки были отключены от международной системы расчетов SWIFT. А с 5 ноября вернулись запрет на операции в долларах для банков тех стран, которые не будут сокращать закупки иранской нефти, санкции против иранских портов и ключевых отраслей – энергетики, судоходства и судостроения. 

Хотя некоторые европейские компании очень серьезно отнеслись к угрозе санкций (французская Total вышла из крупного проекта по добыче углеводородов), в целом Европа (крупнейший импортер иранской нефти) попыталась сохранить сделку и объявила о создании механизма обхода санкций. 

10 декабря 2018 глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини обещала, что финансовый механизм Евросоюза и Ирана для обхода санкций США против Тегерана будет готов в ближайшие недели. По ее словам, о готовности механизма объявят главы МИД Франции, Великобритании и Германии, работающие над ним. Али Акбар Салехи высказывал тогда надежду, что совместный с Евросоюзом финансовый механизм начнет действовать до конца года. Он тогда подчеркивал, что механизм должен заменить SWIFT, позволив обойти санкции США в отношении Тегерана. Механизм, однако, не готов до сих пор, и Тегеран использует разные поводы, чтобы напомнить об убытках, которые он несет из-за санкций. В частности, привычными со стороны Тегерана стали и сигналы о том, что он готов вернуться к обогащению урана до 20%. 

"Скорее всего, речь идет больше о политическом заявлении, Иран готовит мир к тому, что в случае полного разрыва ядерной сделки он вернется к развитию своей ядерной программы, – сказал "НГ" главный редактор портала "Атомная энергия 2.0" Павел Яковлев. – Заявление рассчитано на внутреннюю аудиторию и европейских партнеров. Что касается реверс-инжиниринга: у Ирана до сих пор не было компетенций в создании собственных реакторов, они создавались другими странами, это очень сложная, трудоемкая и затратная отрасль с очень длинными периодами реализации. Когда и если Иран приступит к реализации заявленных целей, он будет делать это под контролем МАГАТЭ – последние 30 лет Иран и МАГАТЭ продуктивно сотрудничали, и проблем с этим не было. Что касается технических аспектов, возможно, глава Иранской организации по атомной энергии говорит о новом топливе для исследовательских реакторов, особенностью которого является невозможность использования в военных целях". 

Эксперты с пониманием относятся к такому поведению Ирана, ведь он действительно несет существенные издержки из-за вернувшихся санкций. Кроме того, внимание к иранской ситуации можно назвать повышенным и в связи с тем, что российскую экономику вполне могут ожидать санкции по жесткому иранскому сценарию. Опыт исламской республики, в том числе возможное применение особого европейско-иранского механизма для обхода санкций, России могут пригодиться уже в ближайшее время, если учитывать непрекращающееся давление американцев на европейский бизнес с призывами остановить строительство "Северного потока – 2". 

"Ущерб от санкций (и от ожидания санкций) для экономики Ирана весьма серьезен, – сказал "НГ" эксперт Финансового университета Станислав Митрахович. – По некоторым данным (статистика из разных источников разнится), экспорт нефти Иранской исламской республики (ИРИ) в ноябре 2018 года снизился на несколько сотен тысяч баррелей в сутки. И даже опускался ниже 1 млн барр. в сутки, тогда как в апреле 2018 года этот показатель был на уровне 2,5 млн барр. Иран столкнулся с проблемой ухода части инвесторов и отключением части банков ИРИ от SWIFT. В стране за 2018 год прошла серьезная девальвация национальной валюты, на черном рынке риал упал в несколько раз по отношению к доллару, для граждан ИРИ введены ограничения на легальное владение наличной валютой (не более 10 тыс. евро или аналогичная сумма в иной иностранной валюте)". 

Митрахович подчеркивает, что политический курс Ирана из-за экономических сложностей не изменился. "Доказательством этому служит как раз решение развивать свою атомную программу, в которую вполне может быть включен и военный компонент. Хотя публично Тегеран этого и не признает. Санкции США на деле оказались не такими жесткими, как было изначально обещано. Хоть Вашингтон это и отрицает, на деле "временные исключения" для ряда стран по покупке иранской нефти могут быть продлены и на новый срок. Показательно, что Турция в декабре 2018 года опять возобновила импорт иранской нефти. То есть ситуация для ИРИ далеко не такая тяжелая, как была во время действия консолидированных санкций США и ЕС в 2011–2015 годах, когда фактически действовало полноценное торговое эмбарго со стороны стран Запада. Сейчас же Европа явно не хочет нового торгового эмбарго в отношении ИРИ, а Вашингтону очень трудно требовать от ЕС одновременно и новых санкций против РФ, и против ИРИ, да еще и участия в торговой войне против Китая", – говорит Митрахович.

counter
Comments system Cackle