Иллюзия новизны
Фото: Getty Images
Иллюзия новизны

Сразу после решения о роспуске Кнессета израильские политики, как по команде, начали пересаживаться и занимать новые стулья под бодрую музыку предвыборных опросов. Обычно в таких случаях говорят, что новые партии растут, как грибы после дождя, но здесь эта идиома не очень уместна: почти ничего нового на нашей политической почве не произрастает; лишь давно знакомые личности занимают наиболее выгодные позиции для выборного старта. 

Самым громким событием стал выход из "Еврейского дома" Нафтали Беннета и Айелет Шакед и создание ими фракции "Новые правые" (партия ЦАЛАШ). По заявлению ее организаторов, она позволит выстроить "подлинное сотрудничество" между светскими и религиозными израильтянами, чего не удалось "Еврейскому дому", и обеспечит правому лагерю более широкую общественную поддержку. 

Беннет и Шакед хотят завоевать больше голосов умеренных сторонников центра и позиционировать себя как новую политическую силу (что отражено даже в названии фракции). Кроме того, оба лидера явно рассчитывают на свой высокий политический рейтинг – их называют самыми популярными министрами в правительстве; 53% одобрения у Шакед и 44% у Беннета. Казалось бы, новый список обречен на победу (об этом говорят и опросы), однако проблема в том, что в выборах собирается принять участие слишком много правых движений, как старых, так и новых. Помимо "Еврейского дома" и "Новых правых", это списки "Ихуд леуми", "Зеут", "Оцма Йегудит" и "Яхад"; сюда можно добавить и НДИ с ее несколько специфическим, но все же правым электоратом. При нынешнем электоральном барьере в 3,25% многие из них рискуют остаться за бортом. 

Дробление правого лагеря грозит ему общим поражением, о чем не устают предупреждать обозреватели, вспоминая 1992 год, когда схожая ситуация привела к победе левых во главе с Рабиным. Но в послевыборной перспективе оно может оказаться выгодным для партии-победителя и ее лидера. Чем больше разных фракций окажется в Кнессете, тем больше вариантов формирования коалиции. Для Нетаниягу (нет смысла делать вид, что мы не знаем имени будущего премьера) может оказаться даже более выгодным опираться на другие списки, а не на родной Ликуд, с его внутренним разбродом и шатанием. 

Обратная сторона строительства коалиции из мелких "кубиков" – необходимость дать каждому участнику важные для него посты и гарантии. Порой эта цена бывает непомерно высокой: в прошлой каденции Израиль сполна заплатил за участие в правительстве ультраортодоксов отменой уже принятого закона о призыве и прочими поблажками для харедим. Часто для удовлетворения всех коалиционных аппетитов приходится создавать новые должности и ведомства, которые в конечном итоге оплачивает народ Израиля из своих налогов. 

И наконец, сам факт раздробления политического лагеря вызывает разочарование избирателя в его платформе в целом. Когда Нафтали Беннет говорит, что "религиозный сионизм утратил способность влиять на политику", он не только подпускает шпильку своим соперникам, но и рубит сук, на котором сидит сам вместе с другими правыми движениями. 

На левом фланге тоже происходит образование партий, правда, больше за счет добавления новых сил, а не дробления старых. Так, адвокат Эльдад Янив, один из организаторов митингов против коррупции в Петах-Тикве объявил о создании партии "Эрец Хадаша" ("Новая страна"), которая будет бороться с коррупцией. Электоральные перспективы этого списка весьма туманны. Зато многого ждут от Эхуда Барака, который намерен вернуться в политику то ли во главе своего движения, то ли примкнув к одному из существующих. Пока что Барак призывает к объединению всех лево-центристских сил – как можно догадаться, под своим руководством. Как ни сомнительно политическое наследие этого бывшего премьера, его имя может принести левым дополнительные голоса, особенно если они придут к единству на фоне разброда в стане правых. 

Бывший начальник генштаба Бени Ганц наконец зарегистрировал свою партию "Сила Израиля", которая позиционируется как центристская. Программы у нее до сих пор нет, Ганц ограничивается лишь общими словами о смене национальных приоритетов в образовании, соцобеспечении, сфере безопасности и т.д. Тем не менее, опросы сулят им от 10 до 16 мандатов, а ведущие лево-центристские силы энергично заманивают бывшего генерала под свое крыло (например, "Еш Атид", укрепленный "Силой Израиля", сможет набрать 25-26 мандатов и соперничать с лидером предвыборной гонки - Ликудом). Но скорее Ганц пойдет на объединение с кем-то из новых партий: "Гешером" Орли Леви-Абекасис, которая в одиночестве может рассчитывать на 4 мандата, или партией Моше Яалона. В любом случае выход Бени Ганца на политическую арену сокращает разрыв между Ликудом и другими участниками марафона – точнее, ПОКА сокращает. Если глава "Силы Израиля" не представит конкретную и убедительную программу или провалит предвыборную кампанию, его звезда закатится, не успев взойти. Его высокий рейтинг сегодня – всего лишь кредит доверия, который общество готово выдать любому, кто отвечает его главным запросам на новизну и тяготеющую к умеренному центру политическую платформу. 

Увы, что касается новизны, то здесь Ганц оказался скорее исключением. Несмотря на обилие новых названий, по-настоящему новых имен в нынешней предвыборной колоде раз-два и обчелся. Все те же знакомые лица мелькают на новых плакатах под новыми лозунгами, создавая иллюзию новой политики. Это достаточно действенный прием, поскольку избиратели из раза в раз клюют на него, отдавая голоса партиям, впервые появившимся на горизонте, в надежде на перемены. 

Чаще всего эти надежды не оправдываются по вполне понятным причинам, которые можно проиллюстрировать многочисленными примерами из литературы и фольклора - от анекдота "нужно не переставлять кровати, а менять барышень" до русской классики: "А вы, друзья, как ни садитесь…".

Источник: MIGnews.com
counter
Comments system Cackle