Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивחם מהרגיל
+29+22

Мнения

А
А

Порочное зачатие. Прекратить страдания - уничтожить монстра

Идея создания государства для палестинских арабов в Иудее, Самарии и Газе родилась после 1967 года — как результат порочной связи коварства врагов еврейской страны и наивных комплексов израильских левых.

Саша Непомнящий
27.04.2012
Источник:LiveJournal
GettyImages

Расформирование Палестинской автономии — единственный надежный путь к стабильности региона и процветанию его населения.

Идея создания государства для палестинских арабов в Иудее, Самарии и Газе родилась после 1967 года — как результат порочной связи коварства врагов еврейской страны и наивных комплексов израильских левых.

Сокрушительное поражение в ходе Шестидневной войны убедило лидеров арабских стран и их союзников в невозможности уничтожить Израиль военным путем. На смену силовой доктрине пришла концепция поэтапного ослабления и расчленения еврейского государства вплоть до полного его исчезновения. В этом плане созданию плацдарма агрессии в Иудее, Самарии и Газе отводилась особая роль.

Для лучшего усвоения на Западе, доктрина была сформулирована в русле якобы гуманистических принципов о правах человека: необходимость самоопределения «палестинского народа» в рамках независимого государства на территории Иудеи, Самарии и Газы со столицей в Иерусалиме рядом с еврейским государством, на побережье, которое в свою очередь принимает на своей территории потомков «палестинских беженцев».

Однако все до единого основные утверждения этой концепции были заведомо столь же ложны, сколь оторваны от политической культуры Ближнего Востока. Что и предопределило фиаско проекта.

1. «Палестинский народ, которого никогда не было и нет»

Описания Палестины накануне сионистского возрождения страны изобилуют эпитетами «пустынная», «нищая», «разрушенная». Именно такой предстает Земля Израиля, например, в путевых заметках Марка Твена, побывавшего в наших краях в середине XIX века.

Административный произвол турецких чиновников, разбойничьи набеги кочевников, эпидемии и стихийные бедствия сделали жизнь в Палестине невыносимой, что привело к практически полному исчезновению населения в ее пределах.

Лишь еврейская колонизация, развернувшаяся на рубеже XIX и XX веков, а затем британский мандат дали мощнейший толчок экономическому развитию, превратив регион в чрезвычайно привлекательный.

Города, в которых возникли еврейские колонии, вроде Яффо и Хайфы, увеличили за первую половину XX века свое арабское население в разы, в то время как в чисто арабских населенных пунктах никакого особенного прироста населения не наблюдалось.

Подавляющая часть сегодняшнего арабского населения Палестины — потомки переселенцев, именно тогда устремившихся в наш край со всех окрестных районов, продолжавших влачить жалкое существование.

Многие «палестинцы» носят сегодня фамилии Альмицри, Мацарва, Фаюми, однозначно указывающие на происхождение их предков, бежавших во второй половине XIX века из Египта от принудительных работ на строительстве Суэцкого канала. Другие зовутся Альхурани, поскольку были привезены британцами из сирийской провинции Хуран в основном для работы в хайфском порту. Жители деревни Джесер-Альзарка, расположенной возле Кейсарии, — суданцы. А в галилейских Рехании и Кфар-Каме живут черкесы. Клан Бушняк из другой галилейской деревни со звучным именем Кфар-Манда перебрались в Палестину из Боснии. Арабские жители Негева, большинство жителей сектора Газы и Хевронского нагорья — бедуины, чей саудовский диалект арабского языка однозначно указывает на происхождение из пустынных районов между Синаем и Аравийским полуостровом.

Европейские географы, побывавшие в Земле Израиля в XIX веке, а также международные комиссии, исследовавшие страну в первой половине XX века, оставили свидетельства о многочисленных группах переселенцев из районов Ирана, Афганистана, Йемена, Ирака, Северной Африки и Балкан.

Таким образом, изначально называть все это многообразие «палестинским народом», имеющим особые права на Землю Израиля, является очевидной натяжкой.

Однако и впоследствии, за все время сосуществования, пестрый этнос переселенцев не сформировался как единая нация. В первую очередь это связано с чуждостью арабской культуре самого западного понятия «народ».

Традиционно арабская самоидентификация определяется принадлежностью к племени, клану, религиозной группе или общине. Попытка навязать арабам европейское понятие нации восходит к колониальной политике Британии и Франции, которые в первой половине XX века раскроили остатки Османской империи на «национальные» государства вроде Ирака, Сирии, Ливана и Иордании. Однако несмотря на приложенные усилия, сегодняшняя дестабилизация во всех этих странах очевидно продемонстрировала провал европейских концепций на арабском поле.

Правительства ближневосточных стран столкнулись с тем, что лишь те, кто кормятся непосредственно от государственных структур, готовы признавать себя «сирийским», «иорданским» или «ливанским» народом. Все же остальные продолжают воспринимать государственный аппарат как чуждый им инструмент подавления.

Для администрации Палестинской автономии в условиях этнического разнообразия ее жителей эта проблема оказалась особенно острой. Представители различных групп «палестинского народа» продолжают оставаться чужими и даже враждебными друг другу.

Одним из свидетельств отсутствия единства стал раскол между ООП и ХАМАСом. В то время как лидеры ООП с помощью институтов автономии пытались навязать населению западную концепцию «национального государства», ХАМАС, опираясь на традиционные понятия панмусульманского братства, оказался куда более востребованным.

Поэтому сегодня целостность автономии поддерживается лишь военной силой и непрерывными финансовыми вливаниями в административный аппарат. Стоит ослабнуть одному из этих факторов — и автономия развалится, освобождая политическую нишу представителям радикального ислама.

Таким образом, лживое утверждение о существовании «палестинского народа» не имеет исторических оснований и полностью противоречит ситуации в настоящее время.

2. Столица, которая никогда не принадлежала и не была нужна арабам

В то время как в ТАНАХе Иерусалим упоминается сотни раз, в священной книге мусульман Коране этот город не назван ни разу. Как, впрочем, нет в Коране и ни единого упоминания о «палестинском народе», хотя евреям там посвящено немало сур.

Если для евреев Иерусалим на протяжении трех тысяч лет является важнейшим священным центром, для мусульман он никогда не был значимым городом. В Иерусалиме никогда не было мусульманского большинства. Даже во время завоевания Земли Израиля арабский административный центр располагался в Рамле.

Более того, даже в основополагающем документе ООП — «Палестинской Хартии» — Иерусалим не упоминается ни в первоначальной версии, сформулированной в 1964 году, ни в более поздней редакции 1968 года. И в хартии ХАМАСа, опубликованной в 1988 году, Иерусалим не представлен столицей Палестины.

Ультимативное требование сделать Иерусалим столицей палестинского государства является исключительно инструментом борьбы против еврейского государства. Если бы администрация автономии была заинтересована в благополучии своих граждан больше, чем в нанесении ущерба евреям, она не стала бы предъяв­лять Израилю претензии, не имеющие ни исторической, ни правовой базы, но тормозящие нормализацию отношений между народами.

3. Отказ от признания легитимности еврейского государства

За двадцать лет, прошедших со дня подписания соглашений Осло, руководство ООП не нашло времени для того, чтобы изменить свою хартию и признать легитимность еврейского государства даже в границах 1948 года. В школьных учебниках, СМИ и официальных документах автономии Хайфа, Яффо, Лод и другие города Израиля рассматриваются как части оккупированной Палестины.

И на гербе автономии карта всей Палестины подчеркивает претензии ООП не только на Иудею, Самарию и Газу, но и на всю территорию Израиля и, возможно, Иордании.

Другими словами, готовность «палестинского государства» мирно существовать рядом с еврейским государством тоже является ложью.

4. Возвращение беженцев или повторная попытка захвата

В середине XX века более 900 тысяч евреев бежали из мусульманских стран, спасаясь от погромов и расправы со стороны своих соседей и бросив в странах исхода все свое имущество. За прошедшие 60 лет они интегрировались в израильское общество, став его неотделимой частью.

В то же время арабы, покинувшие Израиль во время Войны за независимость, в большинстве случаев сделавшие это добровольно, подчиняясь приказу своих лидеров, призвавших их уйти, чтобы не мешать истреблению евреев, до сих пор считаются беженцами, вместе со всеми своими потомками.

На планете живут миллионы людей, определяемых ООН как беженцы. Но лишь для потомков 600 тысяч арабов, оставивших в 1948 году территорию еврейского государства, существует отдельное международное агентство UNRWA с бюджетом, превышающим бюджеты многих стран мира, и с многотысячным аппаратом чиновников.

Даже цифра в 600 тысяч является в значительной степени завышенной. Ведь арабским беженцем, по определению UNRWA, считаются и те, кто успели переселиться в Палестину из других регионов всего за два года до начала Войны за независимость. Хотя в мировой практике для получения статуса беженца, как правило, требуется куда более долгий срок.

Однако игры с числом «палестинских беженцев», которых сегодня, по данным агентства, удивительным образом насчитывается уже более четырех миллионов, имеют лишь один смысл — как рычаг борьбы с Израилем.

Палестинская автономия, определяющая себя как государство «палестинских арабов» требует от Израиля принять миллионы мусульман, якобы являющихся потомками «палестинских беженцев». То есть добивается того, чтобы Израиль за свой счет решал проблемы палестинских арабов. В международной юридической практике не существует подобных прецедентов, но это не смущает врагов Израиля. Ведь реальная задача заключается не в решении проблем людей, а в попытке уничтожить еврейское государство.

* * *

Таким образом, Палестинская автономия, созданная двадцать лет назад Ицхаком Рабиным и Шимоном Пересом, подписавшими соглашения в Осло с кровавым убийцей и террористом Ясером Арафатом, ни в малейшей степени не стала решением проблемы взаимоотношений между евреями и арабами в Земле Израиля.

Сегодня автономия существует лишь благодаря военному контро­лю Израиля в Иудее и Самарии. Стоит нашим войскам покинуть эти области, они мгновенно превратятся в плацдарм радикальных исламистов, как это и произошло в секторе Газы после ухода нашей армии из анклава.

Однако поддержание преступного и враждебного режима в Иудее и Самарии столь же мучительно, сколь необоснованно и нелогично. Пришло время предложить другую концепцию, способную на самом деле сделать лучше и счастливее жизнь как евреев, так и арабов.

Возможным решением является предложение одного из наиболее грамотных специалистов в мире по вопросам ближневосточной политики др. Мордехая Кейдара. Кейдар предлагает расформировать не оправдавшую себя Палестинскую автономию, отправив ее несостоятельное руководство обратно в Тунис. Сохранить независимость восьми городам-государствам, в которых сегодня проживает основная часть арабского населения: Газе, Дженину, Шхему, Туль-Карему, Калькилии, Рамалле, Иерихо и арабской части Хеврона. И распространить израильский суверенитет на всю остальную территорию, предоставив израильское гражданство немногочисленным жителям арабских деревень.

Расформирование Палестинской автономии — единственный надежный путь к стабильности региона и процветанию его населения. И чем быстрее мы придем к этому шагу, тем меньше страданий, финансов и человеческих жизней будет растрачено на поддержание лживого и опасного политического эксперимента.

Автор выражает признательность за предоставленный материал и консультации специалисту по вопросам ближневосточной политики др. Мордехаю Кейдару и специалисту по вопросам международного права адвокату Тали Тамарин.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.