"Этот протест не ради женщин - он против мужчин!"
Фото: Shutterstock/Aaron Amat
"Этот протест не ради женщин - он против мужчин!"

Акции протеста против насилия над женщинами, которые прошли в Израиле, отнюдь не у всех вызвали положительные эмоции. 

Фото: Shutterstock/Aaron Amat

 

- Те, кто возглавил этот протест, обратили в цинизм и насмешку столь важную и серьезную проблему, как насилие против женщин, извратив ее суть. Эти, якобы, лидеры протестного движения не говорят о том, что, когда в сексуальных домогательствах оказываются замешаны арабы или эритрейцы, их почему-то прощают. А судебным преследованиям подвергаются исключительно мужчины-евреи, - сказала в беседе с "Деталями" Мири Лави. Мы обратились к ней после того, как ее публикация против женской забастовки стала чрезвычайно популярной в соцсетях. Тысячи одобрительных комментариев показывают, что подобным образом в Израиле думают многие. 

Коалиция "Красный флаг", которая организовала массовую манифестацию в поддержку женщин, включает в себя более пятидесяти феминистских и женских организаций. Шествие поддержали местные власти, в рядах протестующих можно было увидеть кого угодно - от девочек-подростков до кинозвезд и депутатов кнессета. Так почему же Мири Лави, занимающаяся производством медиа-контента, и до сего дня известная разве что коллегам по цеху, в одночасье стала известной, выступив против них? Не потому ли, что отразила мысли многих, не участвующих в митингах и потому не привлекающих внимание прессы? 

"Я сильная женщина, - написала она на своей странице в "Фэйсбуке", - поэтому я не принимаю участие в вашем протесте. 

Когда журналист Лиран Леви на 20-м канале рассказал, как криминальный авторитет-араб в одной из тюрем позволил себе сексуальные домогательства по отношению к женщинам-надзирательницам, вы молчали. 

Когда Шефи Паз открыто рассказала о насилии со стороны мужчин-эритрейцев в южном Тель-Авиве, вы грубо от нее отмахнулись. 

Когда женщины пришли на заседание парламентской комиссии по статусу женщины, которой руководит депутат кнессета Аида Тума-Сулейман из "Объединенного арабского списка", чтобы поведать правду о сексуальных домогательствах националистически настроенных арабов, этим женщинам даже не дали открыть рот. 

Когда женщины из ХАБАДа хотели, в соответствие со своими правилами, принять участие в церемонии, посвященной дню освобождения шестого любавического ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона из советской тюрьмы, вы попытались сорвать  праздник, чтобы отказать этим женщинам в свободе выбора". 

- Конечно, были и те, кто со мной не согласился. Как мужчины, так и женщины. Но они выражали свое мнение довольно корректно, - рассказала Мири. 

- В чем главная претензия к организаторам протеста? 

- Мне кажется, что феминистские организации преследуют исключительно собственные цели - они пытаются отыскать симметрию между разными культурами, симметрию, которой не существует. Потуги этих воительниц ничтожны и напоминают шарик, надутый воздухом, ткни его - и весь выйдет, ничего не останется, пустота. Никакой реальной программы, лишь общие лозунги и речевки, не привязанные к действительности. 

К тому же, меня не устраивает их немотивированная агрессия, когда любой, кто посмеет высказать иное мнение, тотчас автоматически зачисляется в ряды женоненавистников, шовинистов и противников женской свободы. С ними нельзя спорить, нельзя обсуждать проблему конструктивно и спокойно - на тебя тотчас спустят всех собак. Причем, аргументов, как правило, нет- одни эмоции и нежелание слушать собеседника. 

- Но вы согласны, что проблему насилия по отношению к женщинам нужно как-то решать? 

- Безусловно. Однако то, что сегодня происходит, это не решение проблемы, а ее забалтывание. В итоге создалась ситуация, когда люди, постоянно слыша в новостях о сексуальном насилии или домогательствах, уже пропускают эти сообщения мимо ушей! 

Организации феминисток монополизировали тему сексуальных домогательств и довели ее до абсурда: женщины, пострадавшие от насилия, действительно нуждаются в помощи, но не получают ее, зато те, кто хочет, к примеру, отомстить своему бывшему возлюбленному, спешат жаловаться в полицию или обращаются за помощью в женские организации. 

- Почему вы так настроены? 

- У меня двое сыновей, и я опасаюсь того, что, когда они будут идти к своему успеху, кому-то это не понравится. И этот "кто-то" сможет использовать ставший уже привычным триггер насилия к женщинам, или сексуального домогательства, как способ свести счеты с моими сыновьями. Потому, я открыто заявляю, во всеуслышанье: этот протест не преследует своей целью решить проблему насилия против женщин - он направлен против мужчин. Почувствуйте разницу.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...