Умер Джордж Г.У. Буш, президент со сложным еврейским наследием
Фото: Getty Images
Умер Джордж Г.У. Буш, президент со сложным еврейским наследием

Умер Джордж Герберт Уокер Буш, президент, правивший один срок, чья общественная борьба с еврейскими лидерами попала в заголовки газет, в то время как его частные вмешательства помогли уберечь десятки тысяч евреев от опасности. 

94-летний Буш умер 30 ноября в своем доме в Хьюстоне, заявила его семья, менее чем через год после того, как умерла его любимая жена Барбара. Провальная попытка Буша переизбраться в 1992 году стала символом самой низкой точки в отношениях между республиканцами и еврейской общиной. Буш набрал всего 11 процентов голосов евреев на этих выборах по сравнению с третью голосов, которые он получил за четыре года до того, во время его победы в 1988 году над Майклом Дукакисом. 

Президентство Буша характеризовалось напряженностью как с премьер-министром Израиля Ицхаком Шамиром, так и с лидерами американских евреев. В 1991 году Буш раскритиковал произраильских активистов, которые наводнили Конгресс в ответ на нежелание президента одобрить кредитные гарантии, запрошенные Израилем, чтобы помочь интегрировать сотни тысяч евреев из только что развалившегося Советского Союза. Буш назвал себя «одним одиноким парнем», сражающимся с "тысячей лоббистов на холме". Еврейские лидеры были возмущены инсинуацией о том, что произраильская община обладает силой, достаточно зловещей, чтобы подвести лидера свободного мира к грани антисемитизма. Комментарий про "одного одинокого парня" преследовал Буша после этого, и даже евреи-республиканцы склонны использовать первое президентство Буша как свидетельство того, как далеко они продвинулись в привлечении поддержки евреев. 

Тем не менее, это была не вся история. Менее запоминающимся было то, как, будучи вице-президентом Рональда Рейгана, Буш тихо помогал спроектировать некоторые из ключевых моментов в усилиях по вывозу евреев из бывшего Советского Союза, Эфиопии и Сирии. "Когда вы сложите вместе всех евреев, которых он спас, он станет великим цадиком", – сказал в 2013 году бывший национальный директор Антидиффамационной Лиги Абрахам Фоксман, используя еврейское слово, обозначающее праведного человека. Буш был глубоко вовлечен во внешнюю политику в качестве вице-президента, и еврейские лидеры заявили, что он помог организовать седер, устроенный государственным секретарем Джорджем Шульцем в американском посольстве в Москве в 1987 году. Он также проигнорировал совет большей части своей команды по национальной безопасности в 1991 году – тот самый период, когда он был в муках своих самых трудных споров с еврейскими лидерами, – и одобрил американские предложения в отношении режима Менгисту в Эфиопии, результатом которых была операция "Соломон", которая привела 15 000 евреев в Израиль. 

Среди прочего, Буш обеспечил "золотой парашют" для Менгисту Хайле Мариам, диктатора, который уже замышлял свой побег в роскошную ссылку в Зимбабве. Буш также сыграл важную роль в убеждении сирийского диктатора Хафеза Асада разрешить молодым еврейским женщинам покинуть Сирию чтобы их можно было выдать замуж за мужчин из сирийской еврейской общины в в Нью-Йорке. Хотя лишь некоторые из этих действий в то время были секретными, Буш не хотел брать на себя ответственность даже в последующие годы. "Он был человеком старой школы", – сказал Маршалл Брегер, который был связующим звеном с еврейской общиной при Рейгане и Буше "С ним у вас было ощущение, что он скрытен в своих чувствах и чувствителен к мысли, что его можно рассматривать как гиперболизированного тщеславного и слащавого по отношению к другим". 

Сильная закрытость Буша воспринималась как скованность и позволила его соперникам изобразить его патрицием, далеким от народа. Два момента на выборах 1992 года помогли оттолкнуть общественность от президента, чье мастерское управление первой войной в Персидском заливе помогло похоронить двойственное отношение к военным после войны во Вьетнаме. Его явное удивление технологией сканирования покупок в супермаркетах предполагало, что он не знаком с обыденной жизнью средних американцев. Хотя в дальнейшем эта история была развенчана – Буш был знаком с устройством, но был поражен сканером нового поколения, который демонстрировался на магазинной конференции во Флориде, – но его репутация понесла урон. 

На собрании мэрии в Эксетере, Нью-Хэмпшир во время праймериз, глядя на записки, Буш зачитал вслух одну: "Сообщение: мне все равно", не понимая, что это ответ одного из его помощников. Фраза стала эмблемой его неспособности к контактам. Тем не менее, государственная служба была естественной нишей для Джорджа Герберта Уокера Буша, чей отец, Прескотт Буш, был сенатором США из Коннектикута. В последующие годы он вспомнил, как естественно было поступить на флот после окончания элитной академии Андовера в 1942 году. Он стал пилотом бомбардировщика и получил Крест летных заслуг после того, как японцы сбили его в 1944 году. Через год он женился на Барбаре Пирс и, как и его предки, поступил в Йельский университет. 

Стремясь идти собственным путем, он отказался от предложения своего отца работать в инвестиционно-банковской фирме и отправился в Техас, где занялся нефтяным бизнесом. Но Буш не смог устоять перед призывами со стороны государственной службы, и к концу 1950-х годов он был активным членом Республиканской партии штата. В 1966 году он был избран в Конгресс-знаковое достижение того времени для республиканца из Техаса. В Вашингтоне он вскоре наладил дружеские отношения с общенациональными еврейскими организациями. Назначенный послом в Организации Объединенных Наций Ричардом Никсоном в 1972 году, он попал в заголовки СМИ, когда он отменил визит на шоу Дика Каветта после того, как еврейские лидеры попросили его не предоставлять легитимность другому гостю Каветта в тот же вечер. Гостем был Меир Кахане из Лиги защиты евреев, чья радикальная и порой насильственная пропаганда отталкивала еврейский истеблишмент. В то время Буш написал Каветту, что он сверился с "определенными ответственными и уважаемыми лидерами национальных еврейских организаций", которые убедили его, что "любой шаг со стороны меня, который имел бы даже малейшее проявление признания или доверия к Кахане, нанесет серьезный ущерб продуктивным и юридическим усилиям, которые они и тысячи их собратьев-евреев прилагают, чтобы облегчить страдания своих братьев". 

В Организации Объединенных Наций Буш сделал выступления по поводу советского еврейства одним из своих коньков, и еврейская община организовала ужин в его честь в 1973 году после того, как он покинул свой пост. Его забота об Израиле вновь проявилась в 1976 году, когда он был директором ЦРУ. Буш был в ярости из-за того, что чиновники ЦРУ утверждали на полугосударственном форуме, что у Израиля было 10-20 ядерных бомб, готовых к использованию. С 1960-х годов совместная тактика США и Израиля — ни подтверждать, но и не отрицать предполагаемое обладание Израилем ядерным оружием. В заявлении, сделанном в том году JTA, Буш не стал специально упоминать очевидное раскрытие информации, но добавил: "В той степени, в которой любая секретная информация могла бы быть упомянута, я принимаю на себя полную ответственность. Я уверен, что этого больше не повторится". 

В 1980 году Буш выступал на праймериз против Рейгана, а затем принял предложение стать вице-президентом. Он взял на себя важнейшую внешнеполитическую роль при Рейгане, но эти двое никогда не сближались. Рейган едва не поставил Буша в тупик в 1988 году. Тем не менее, уходящий президент сделал своему преемнику одолжение в начале 1989 года, дав добро на отношения между Организацией освобождения Палестины и США низкого уровня. Буш столкнулся бы с политической бурей, если бы он инициировал такие связи, но он нуждался в них, чтобы проложить путь к своей гражданской мечте: загнать ближневосточных кошек в новый мировой порядок, во главе с тем, что быстро стало единственной сверхдержавой в мире. 

Патрицианское высокомерие Буша раздражало израильских чиновников, особенно премьер-министра Ицхака Шамира, чья тяжелая молодость, составляла глубочайший контраст с воспитанием Буша. 

В "Преобразованном мире", где Буш рассказывает о своем президентстве, написанном вместе со своим советником по национальной безопасности Брентом Скоукрофтом, он благодарит Шамира за то, что он принял непопулярное решение не нападать на Ирак во время войны в Персидском заливе 1991 года. Несколько страниц спустя, Буш задается вопросом, почему у Шамира не было энтузиазма в присоединении к Мадридской мирной конференции, созванной Соединенными Штатами после войны. Буш пишет, что он рассчитывал получить от Израиля определенную благодарность за его защиту во время войны в Персидском заливе – по-видимому, не понимая, что именно эта нежелательная защита вызвала недовольство среди израильтян, яростно преданных самозащите. Дипломатические столкновения не утихали. 

В июне 1990 года самый надежный советник Буша, Джеймс Бейкер, выступавший перед Комитетом по иностранным делам Палаты представителей США, попросил у Шамира немного "доброй воли". "Когда вы серьезно отнесетесь к миру, позвоните нам", – сказал Бейкер, обращаясь к виртуальному Шамиру, и дал номер коммутатора Белого дома. В марте 1992 года Эд Кох, бывший мэр Нью-Йорка, написал, что Бейкер снял озабоченность по поводу еврейского гнева, сказав: "К черту евреев, они не голосуют за нас". Бейкер категорически отрицал, что говорил это. Фред Зейдман, бизнесмен из Хьюстона и сборщик средств для республиканцев, который дружит с семьей Бушей и с Бейкером, сказал, что замечание уже давно поняли. 

К середине 1992 года, когда началась его президентская кампания, Буш казался непоправимо уязвленным в глазах еврейской общины. Высокий результат на праймериз Пэта Бьюкенена, воинственного борца за американскую культуру, известного нападками на евреев, не помог переломить эту ситуацию. Не помогла и апокалиптическая речь Бьюкенена на летней Конвенции республиканцев. Еврейские лидеры говорили, что, встречаясь с Бушем во время его президентства, они пытались дать ему понять, насколько он дорог общине. 

Исполнительный вице-президент Конференции президентов крупных американских еврейских организаций Малкольм Хоэнлейн вспомнил о встрече с Бушем вскоре после его замечания об "одном одиноком парне". У Буша были слезы на глазах, сказал Хоэнлейн и настаивал, что он никогда не собирался обижаться. "Я провел всю свою жизнь по-другому", – сказал Буш делегации. Буш редко общался с еврейскими лидерами после своего президентства, и он никогда не знал, какую похвалу будет получать его сын в некоторых еврейских кварталах за его преданность Израилю. 

Младший Буш каким-то образом пытался прямо противоречить политике своего отца. Одним из первых действий старшего Буша было привести в движение процесс, который в конечном итоге привел бы лидера ООП Ясира Арафата в сферу влияния США. Младший Буш решил с самого начала своего президентства изолировать Арафата, которого он воспринимал как нераскаявшегося террориста. Фоксман сказал, что еврейская история будет любезно судить Буша. "Я считаю, что он войдет в еврейскую историю как президент, который принимал участие в множестве инициатив по спасению большего числа евреев в странах, где их преследовали", – сказал он.

jta.org

counter
Comments system Cackle
Загрузка...