Шведская модель самоубийства
Фото: mnenia.zahav.ru
Шведская модель самоубийства

Шведский портрет в интерьере 

В теории "Черный лебедь" (это теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия) обязательным является то, что профуканное стадами экспертов событие имеет вполне внятное, рациональное объяснение – жаль только, что задним числом. Вот и сегодня следует признать, что Brexit был достаточно ожидаем: навязывание квот по мигрантам, регулирование кривизны огурцов, ограничения мощности бытовых пылесосов – не могло все это однажды не выстрелить, как то чеховское ружье на стене. 

Сейчас для Евросоюза прогнозы становятся еще более мрачными: некоторые обозреватели уже сегодня день следующих европейских выборов (26 мая 2019 года) провозглашают концом единой Европы. "Вышеградская четверка" на Востоке, "Северная лига" в Италии… Но на самом деле самая страшная для ЕС бомба отсчитывает последние секунды на северном фланге: 9 сентября более 6,5 млн шведских избирателей придут к урнам, чтобы избрать новый парламент (риксдаг). 

Результатом этих выборов вполне может стать расставание с ЕС, причем даже куда более стремительное, чем "ленивый" Brexit. Почему так? 

 

Шведский стул 

Швеция – вообще страна особая, креативная. Одно обилие шведских брендов поражает: "Вольво", "Эрикссон", ИКЕА, "Тетрапак", H&M; а сколько терминов, указывающих на их шведское происхождение? Шведская стенка, шведский ключ, шведские спички, шведский стол… И это я еще не все вспоминаю! Но главное – это шведская модель социализма. Вот на ней мы остановимся особо. 

Самое потрясающее в меме про шведский социализм то, что самого его никогда в природе не существовало. Того самого главного, чем характеризуется социализм, а именно общественной собственности на средства производства, в Швеции не было никогда. Удушающей все на свете бюрократии – сколько хочешь. Расточительные социальные программы – в ассортименте. Высоченные налоги, порой превышающие 100% (sic!), чтобы всю эту бюрократию содержать и те самые социальные программы оплачивать, были раньше и есть до сих пор. Но вот "Вольво", SAAB, "Бофорс" и Electrolux как были частными, так и остаются. Одним словом, НЕ СОЦИАЛИЗМ. 

Поэтому уточним особо: "соц" следует понимать не в оруэлловском контексте, как "социализм", а как "социалка". Если так, то тогда да! Вот тогда это правильно и понятно даже Берни Сандерсу: все заработанные тобою деньги будут изъяты в виде разнообразных налогов в общую кубышку и поделены (кем-то!) – якобы по справедливости.

Со стороны это выглядит почти как рай на земле. Особенно такое устройство нравится люмпенам и профессорам из бывших студентов 1968-го: "Все отобрать и поделить!" Это вообще приятно: отбирать и делить то, что не тобою заработано. Еще древние греки знали три вещи, которые можно наблюдать до бесконечности: как горит огонь, течет вода и как считают чужие деньги. Последнее и объясняет популярность социализма, на нем создалась и надолго обустроилась при власти шведская социал-демократическая партия. 

Надо сказать, что даже после провозглашения нейтралитета (что избавляло страну от непроизводительных военных расходов) пути-дороги Швеции вовсе не были усыпаны цветами. К середине XIX века Швеция подошла отсталой аграрной страной с нулевым политическим и экономическим влиянием, будучи независимой лишь в том смысле, что от нее вообще ничего в Европе не зависело. 

Совсем не случайно братья Нобели отправились не на Запад, а на Восток, покорять Россию: сегодня это трудно себе вообразить, но даже николаевская империя с ее гоголевскими персонажами "в натуральную величину" выглядела куда привлекательнее Швеции. Публика попроще направилась покорять Америку, где закон о Хоумстеде обещал каждой семье отобранный у индейцев кусочек Великих равнин: так разбежались 1,3 млн шведов из 3,5 имевшихся в наличии. Швеция медленно умирала и завидовала Финляндии – и было чему завидовать! 

А потом начались реформы, Средневековье вдруг закончилось. Король-республиканец Карл-Юхан XIV (в бурной молодости своей – маршал Бернадот) провозгласил свободу прессы и вероисповедания, что позволило стране вздохнуть. Вообще-то такой шаг – не панацея, теми же тропами хаживали и до, и после; но Струэнзе в результате лишился головы, Горбачев – государства, а вот у шведов как-то получилось. Далее были снижены налоги и таможенные пошлины, отменены акцизы, ушли в прошлое гильдии, процентные ставки дерегулированы – и мало-помалу Швеция превратилась в одну из самых процветающих, свободных стран мира. Так продолжалось до середины XX века. 

Конечно, Швеции несколько раз крупно повезло. Сперва – неучастие в империалистической (она же Первая мировая) бойне, в которой надорвались (а то и просто погибли) почти все ее европейские конкуренты. Потом сказалось удобное расположение между Западом и двумя "траблмейкерами": СССР и Германией. Соседство исключительно опасное, но как-то опять так получилось, что Швеция и из него извлекла выгоду. Особенно пригодился "нейтралитет" с Германией, дал заработать и на поставках, и на транзите грузов, и даже на конвое транспортов судами королевских ВМФ: когда идет драка, в выигрыше остается "терциус гауденс" ("третий радующийся"), и пример Швеции это только подтвердил. 

Итак, к 1950 году, в результате столетия реформ и последовательного строительства НОРМАЛЬНОГО капитализма, Швеция превратилась в одну из самых богатых стран мира (7-е место), а по продолжительности жизни даже обошла США. Воистину над некогда нищей страной взошло солнце! И тут же стала заметна тень социал-демократии: как только появилось что делить, знаменатель не замедлил себя ждать… 

Здесь и далее я использую материалы блестящего экономического обзора Владислава Притулы "Миф о шведской социалистической утопии". 

Правительственные расходы за предыдущее столетие росли медленно, отставая даже от США, где вообще до 1913 года обходились без подоходного налога. А не было налогов – не было на какие шиши плодиться бюрократии. Но благосостояние страны увеличивалось, и в 50-е годы прошлого века государственные расходы потихоньку двинулись вверх. Последовательно пройдя все виды аллюра, эта лошадка за какие-то несколько лет перешла в галоп, и с 30%-ной налоговой нагрузки в начале 60-х достигла 55% в середине 90-х. 

Государственные расходы при этом почти удвоились (с 31% (1960) до 60% (1980) от ВВП) и весело понеслись дальше (65% в начале 1990-х). Социальные пособия не забывали расширяться, а ставки налогов уходили в заоблачную высь. Такой двойной нагрузки Боливар выдержать, естественно, не мог… 

Для начала из страны побежал бизнес, включая учредителей IKEA, "Тетрапак", H&M. Нового уже не возникало ничего: к 2004 году лишь две из 100 крупнейших компаний были созданы после 1970 года. К 1993 году Швеция скатилась с 4-го места по богатству на 14-е, и те, кто посещал Швецию в начале 90-х (причем не из самого богатого в те годы Израиля), были поражены, как шведы закупают продукты в супермаркетах: не то, что нужно, а на что в данный момент есть акция или скидки. Ну, почти как в СССР: не то, что надо, а что дают! 

Одним словом, социализм быстро расставил все по своим местам: поклонникам Амира Переца, Жан-Люка Меланшона и Берни Сандерса и намек, и урок! Кстати, минимальной заработной платы в Швеции не было ни тогда, ни сейчас: страну довели до ручки и без таких резких движений. 

Пришлось откатить систему назад. Чуть-чуть. В начале 90-х налоги и правительственные траты вновь были значительно сокращены, а социальные программы – урезаны. Пенсионная система была переформатирована в накопительную программу. Бизнес был приватизирован и дерегулирован, а налог на биржевые операции (о чем мечтают Сандерс и Окасио-Кортез) был отменен. Кстати, объемы торгов вскоре выросли настолько, что даже сниженные налоги на прирост капитала компенсировали эти потери "с процентом". Всего этого хватило, чтобы экономика немного ожила… 

Конечно, по большому счету социализм в Швеции никуда не делся, были лишь исправлены перегибы на местах. Государственные траты остались очень высокими; треть работников являются госслужащими (с соответствующей эффективностью труда); НДС составляет 25%, а среднестатистическая налоговая ставка – 70%. Даже в сравнении с Израилем, в процентах от зарплаты, стоимость аренды жилья примерно та же. То есть, несмотря на все благие преобразования, страна остается социально ориентированной, в которой со всеми удобствами может расположиться только очень неприхотливая публика, коей вполне хватает разного рода гарантированных выплат и уравнительных пособий "по справедливости". 

Вы уже поняли, о чем это я… Более 15% населения Швеции либо иммигрировали в страну, либо являются потомками иммигрантов. Благодаря этим "новым шведам" прежде моноязычное шведское общество с гомогенной этнической структурой стало обществом мультикультурным. При этом почти 22% рожденных вне Швеции граждан безработны! И ничего, знаете ли… В США таких менее 5%, но в Америку люди (во всяком случае, значительная часть их) стремятся, чтобы работать и зарабатывать. Когда-то это даже называлось американской мечтой. А в Швеции мечта совсем другая, социалистическая… Да и опять же, зачем напрягаться, если все равно уровень образования позволяет стать только "работником метлы": даже после 15 лет в стране лишь 34% мигрантов имеют полную занятость. 

И неслучайно многие из "беженцев", осевших в Австрии, Германии, Дании, изначально собирались именно в Швецию – знали, на какой стул можно будет присесть, где они будут востребованы самой СИСТЕМОЙ "справедливого распределения". Опять-таки, Швеции в чем-то повезло, что не все они доехали; несмотря на это, сегодня процесс "первоначального накопления" этой публики успешно завершен и пора, как учат нас классики, переходить к качественным изменениям. Вот свидетелями подобного перехода мы сейчас и являемся. 

 

Сборная Сомали по хоккею с мячом 

Хоккей с мячом (или, как его еще называют, бенди) – игра интересная: тот же хоккей на траве, только не на траве, а на льду, и скорости другие, и мячик красивый, оранжевый. Но для этой замечательной игры необходимо ледовое поле нормальных футбольных размеров, что сильно ограничивает распространение игры по планете: в ЮАР, Индии, Израиле или Малайзии бенди особого признания не получил… 

Впрочем, в этом правиле есть одно любопытное исключение: с 2014 года в чемпионатах мира по бенди участвует… сборная Сомали. Странно, да? Климат в Сомали сухой и жаркий, от +23 °C зимой до +34 °C летом. Но даже не это главное: за год в Сомали выпадает всего 200–300 мм осадков, так что даже в случае нечастых на экваторе заморозков залить каток все равно будет нечем. И негде: самой страны уже тоже нет – 30 лет идет гражданская война всех со всеми, правильные исламисты истребляют неправильных, а в оставшееся от резни время те и другие пиратствуют у Африканского Рога. Так что натурально не до бенди – некогда. 

Ладно, не буду вас интриговать… Команда полностью состоит из граждан Сомали, которые проживают в Швеции. Тренировки команды проходят в г. Бурленге, где проживают около 3000 сомалийцев. 

Вообще-то ничего страшного. Вот в обычном хоккее шведы выиграли в этом году первенство мира, и лучшим у них был выходец из Ирана по фамилии Зибанеджад (комментаторы выговаривали его фамилию только по частям). Мало ли какая у хоккеиста фамилия может приключиться и чем какой-то Нюквист или Экхольм лучше? Да ничем! Проблему я тут вижу в другом. 

Население Бурленга составляет около 45 тыс. человек. Если 3 тыс. сомалийцев распиханы в нем, как изюм в булке, и встречаются между собой только на хоккейной площадке, то все замечательно и, как говорится, играем дальше. Но, увы, опыт ул. Левински и прилегающих к ней районов Южного Тель-Авива подсказывают мне, что не все так радужно. И без вояжа в Швецию рискну предположить, что в некоторые районы Бурленга чужие давно уже не ходят. При этом в категорию чужих попадают не только жители других районов города, но также полиция и муниципальные служащие. Ибо там уже не Швеция. Там – Сомали. 

Дантон утверждал, что "нельзя унести Родину на подошвах своих сапог": в результате остался без головы. И поделом: на подошвах нельзя, а в голове как раз можно! А в дружном коллективе вообще раз плюнуть. Если в районе улицы Левински дать обустроиться паре сотен выходцев из Эритреи (а их там значительно больше), то там будет Эритрея, что бы ни утверждали политики и гуманисты… Потому что Эритрея не под ногами, а в головах. И не может Южный Тель-Авив в этом отношении отличаться от Бурленга. Так не бывает. Проверено: просто НЕ БЫВАЕТ! 

История со сборной Сомали по бенди относится скорее к курьезам. Если угодно, редчайшее приятное исключение во всем процессе интеграции: товарищи афрошведы врастают в новую для них культуру. Ура! Больше таких положительных случаев пока не зафиксировано. Зато противуположных – хоть отбавляй. 

Вот, к примеру, третий по величине город Швеции, Мальме – 350 тыс. жителей. Мусульманская умма – от 45 до 55 тыс. жителей, а по некоторым оценкам – 45% населения. Это пока еще Швеция или уже не очень? В 2009 г. шведская федерация тенниса остроумно устроила в Мальме матч на Кубок Дэвиса со сборной Израиля. Причем на всякий случай при пустых трибунах. Не помогло: толпа бесчинствующих палестинофилов при активной поддержке леваков организовала погромы – естественно, в знак протеста против "военных преступлений Израиля в Газе". Даже когда в какие-нибудь Кувейт или Тунис местным властям ПРИХОДИТСЯ допускать израильских спортсменов, на улицах обходится без эксцессов… В Мальме – 16 мечетей и одна синагога, да и ту уже пообещали взорвать. Помните, чем король начал вытаскивать страну из Средневековья? А теперь ее тем же загоняют обратно. 

Впрочем, для бесчинств евреи вовсе не обязательны. Даже какие-либо действия полиции, как, например, во Франции или в Британии, тоже не являются необходимыми. Всего пару недель назад люди в масках В РАЗНЫХ ГОРОДАХ подожгли десятки автомобилей: к примеру, в Гетеборге сгорело более 80 машин, а очаги возгорания располагались в 20 разных местах. Пострадавших не было. Задержанных – тоже. Понятно, что речь шла об организованной акции. Организованно ответили и шведские СМИ: ни одна из главных газет не упомянула, к какому сектору мультикультурного общества принадлежат поджигатели. "Люди в черном", и все тут. 

Если и приходится чему-то удивляться, то только удивлению шведов: мол, как же так! С тех пор, как в 1984 году в Мальме была построена первая мечеть, несложно подсчитать, что каждые 7–8 лет их количество удваивалось. А мечеть – это вам не оранжевый мячик по ледяному полю гонять. Тут вам прививают правильные представления о прекрасном, причем весьма успешно. Примерно 300 "новых шведов" в рядах ИГИЛ – один из ярких показателей такого успеха. К гуриям в результате той командировки отправились не все. Более 120 человек, увы, вернулись – с приобретенным ценным опытом: дома пригодится! 

Как-то в одной из школ Норрчепинга девочкам устроили медосмотр: у 28 из 30 учениц одного из классов оказались полностью ампутированы внешние половые органы. Это В ОДНОМ КЛАССЕ, а всего было выявлено 60 таких девочек: притом что за женское обрезание родителям с 1982 года в Швеции светит от 4 до 10 лет – не в Ярославской колонии, конечно, но все-таки. А с 1999 года сажают даже тех, кто совершал обрезание за пределами Швеции. Медосмотр же проводился в 2014 году, большинству девчонок от 4 до 14 лет. Нет, прекрасные в Швеции все-таки законы – жаль, что бессмысленные…

 

Три обезьяны 

Приведенные выше примеры показывают, что бомба давно лежала у шведов под кроватью и последняя волна миграции только ускорила процесс. До поры до времени все эти мелкие мультикультурные шалости шведов задевали мало, но теперь мерзкое зелье начало выплескиваться наружу. 

Для начала (упс!) к 2017 году по количеству изнасилований страна оказалась на втором месте в мире (среди цивилизованных стран, естественно, конкурировать с ЮАР Швеция пока еще не в состоянии, хотя и старается). В декабре 2016-го по Мальме прокатилась серия групповых изнасилований, уровень зверства зашкаливал – и во всех случаях жертвами стали девочки-подростки. Полиция "приняла меры": жительницам Мальме рекомендовали "оставаться дома или ходить парами". Это вам не призыв "скромнее одеваться надо", тут даже шведы не выдержали и вышли на улицы с плакатами "Никаких насильников на наших улицах" и "Мы будем бороться", с требованием к премьер-министру немедленно принять меры. Меры "были приняты" немедленно, полицейские извинились: они, так сказать, неправильно подобрали формулировку. Других практических результатов протесты не возымели. 

Власти делают все, чтобы не возбуждать уголовных дел и не портить тем самым статистику: "беженцу" нужно быть уже совсем креативным, чтобы все-таки загреметь на скамью подсудимых. Например, заснять насилие на мобильник и выложить в сеть. Это именно то, что случилось в Уппсале: на девушку напали три мигранта арабского происхождения, и "сам процесс" они транслировали в фейсбуке. Прямой репортаж прервала полиция, но кое-что в сети осталось… И тогда уже совсем другая девушка опознала в "исполнителе главной роли" того насильника, который со товарищи проделал с ней то же самое в 2015 году! Разумеется, заявление в полицию-то она подала, однако дело закрыли "за отсутствием доказательств". 

Неполиткорректная статистика показывает, что граждане иностранного происхождения в два раза чаще попадают под подозрение в криминале, чем коренные шведы, а для мигрантов из Африки эта цифра оказалась вообще в пять раз выше! И сказать, что к ним придираются, тоже как-то не получается. Поэтому требуются слаженные действия правительства, СМИ и полиции, чтобы сыграть в "трех обезьян": "не вижу", "не слышу", "не скажу". Промолчать, правда, получается не всегда. 

В Мельндале мигрант убил 22-летнюю работницу центра для беженцев. Полиция не комментирует вопрос о личности или национальности преступника – мол, не надо нагнетать! – но проговаривается: "Мы все чаще получаем подобного рода вызовы. Такие инциденты стали происходить с тех пор, как из-за рубежа прибыло много беженцев", – заявил представитель местной полиции. 

Тот же год, тот же месяц. Очередной скандал: подросток-мигрант с Ближнего Востока пытался приставать к своим одноклассницам. Арминас Пилецкас (тоже, кстати, мигрант, только из Литвы) вступился за своих подруг. Началась драка… Новогодние каникулы "обиженный" потратил недаром: искал в интернете способы убийства. Нашел – в первый же учебный день он напал на Арминаса и зарезал его. 

А дальше было еще интереснее: шведские СМИ категорически отказались писать о событии! Лишь некоторое время спустя в Aftonbladet появился материал об убийстве, но в нем была только одна точка зрения – отца убийцы. А вот опубликовать интервью с родителями Арминаса ни одна из шведских газет не согласилась… 

В странах, попавших под мигрантское цунами, наблюдается одна и та же картина: бессилие полиции, молчание мейнстримных СМИ, стремление левых защитить беженцев от тех, кто от них уже пострадал. Наличие "братьев по разуму" и развитая социалка делают страну привлекательной для массовой миграции, а возможность участвовать в выборах, давно поделенная политическая поляна и левые, понятливые СМИ превращают Швецию в хорошо отлаженную систему с положительной обратной связью. И цель этой системы – УНИЧТОЖЕНИЕ Западной цивилизации. 

Скажете, что Швеция не уникальна? Что можно без труда найти десятки похожих случаев в Германии, Франции, Израиле, что Мальме – этот тот же Моленбек… Да, так. Но именно в Швеции целенаправленными стараниями социалистов всех оттенков один из главных городов страны под вой муэддинов стремительно превращается в Ближний Восток – во всех его "мультикультурных" проявлениях. Поэтому, когда мы поминаем недобрым словом разных Шираков, Меркелей и Блэров, запустивших этих орков в Европу, мы не должны забывать, что все они – идейные наследники Улофа Пальме и в своих устремлениях следуют именно шведской модели. Модели самоубийства собственной страны. 

 

За пять минут до полуночи 

Когда "неопознанные подростки в черном" пожгли машины в Гетеборге и вокруг него, премьер-министр Стефан Левен был просто в ярости: оно и понятно, 9 сентября шведам идти на выборы – еще не все страховые выплаты будут переведены пострадавшим. Зато правые оппозиционные "Шведские демократы" (SD) имеют все основания радостно потирать руки: последние четыре года их поддержка среди населения только росла и, по оценкам социологов, сегодня SD – вторая по популярности в стране партия, голосовать за которую собираются от 20 до 28% избирателей. А может быть, и первая: сколько им принесет голосов "эффект Трампа", мы узнаем только утром 10-го. 

Системные СМИ тоже в панике, и есть от чего. Сто лет рынок СМИ был благополучно поделен между тремя ведущими газетами: Aftonbladet, Dagens Nyheter и Svenska Dagbladet, и не было поводов опасаться смены медийного пейзажа. Однако печальная история Арминаса Пилецкаса с десятками и сотнями подобных привели к тому, что появились и стали стремительно набирать популярность электронные альтернативные СМИ, которые не принадлежат ни одному медиахолдингу и посему не управляемы ни Соросом, ни Безосом, ни даже НИФ. Эти пишут то, что "пипл хочет знать": воспитательная роль красно-зеленых в них сведена к нулю. 

Популярность и влияние альтернативных СМИ растет, они кардинально меняют политическую повестку. Не будь их, глядишь, Левен так бы и не нервничал. Дело в том, что мейнстримные СМИ бывают только левыми – разных оттенков, но красный цвет преобладает. В благополучной (пока!) Швейцарии провели исследования на государственном TV и получили изумительную картину "объективности": 70% сотрудников, определяющих то, под каким соусом будут подаваться новости (и что в них попадет), придерживаются левых или даже радикально левых взглядов! Посему, пока не появится какая-то альтернатива, промывка мозгов будет успешно поставлена на поток. 

Надо сказать, что новые, появившиеся всего за последние четверть века средства информации, включая смартфоны, Google, Facebook, телеграм-каналы, поначалу вовсе не вызывали тревоги ни у пишущей бранжи, ни у левой части политического спектра. Наоборот, их охотно попытались поставить себе на службу, и избрание Обамы в 2008 году во многом стало результатом эффективного использования IT-технологий: для всего нового нужны деньги, которые были у тех, кто поддерживал "демократов". 

Пока рыцарский доспех стоит стада в 45 коров, один рыцарь в броне может держать в подчинении десятки окрестных вилланов. Пока молитвы полагается читать исключительно на латыни, которой никто, кроме священника, в округе не понимает, епископ мог порой усмирить не только крестьян, но и местного графа с его оруженосцами. Зато с появлением кольта ценой всего в несколько долларов точка зрения Его Сиятельства сильно теряет в весе. А переведите Библию на понятный язык – и мнение Его Святейшества сразу перестанет быть единственно верным… 

Может быть, я слишком оптимистичен, но именно появление других, альтернативных СМИ оставляет Европе хоть какую-то надежду устоять перед новым нашествием с Востока. Любому народу можно безнадежно загадить мозги, если из каждого утюга 24 часа в сутки лить на него одни и те же информационные помои. Но если "пипл", у которого сожгли машину, пырнули ножом сына, ограбили жену и изнасиловали дочь, в поисках информации в интернете будет натыкаться не только на то, что заботливо подсовывает ему "полиция мысли", то есть некоторый шанс, что он перестанет соглашаться с коллективным Aftonbladet. 

До чего он додумается – другой вопрос: тут спектр весьма широк… Но у человека хотя бы будет выбор. Обязан быть – иначе остается только самоубийство.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...