Тектонические сдвиги на Ближнем Востоке
Фото: Reuters
Тектонические сдвиги на Ближнем Востоке

У него особый статус в антураже Дональда Трампа. Не только потому что он ближайший друг и доверенное лицо президента, хотя такого рода союз на вершине вашингтонского олимпа – явление редкое, пусть и не беспрецедентное: схожие отношения связывали Никсона с Киссинджером. Что беспрецедентно, так это разброс деятельности и амплитуда влияния Джареда Кушнера – от назначения и увольнения высших государственных чинов до инноваций, борьбы с наркотой и всей международки. Министр без портфеля? Чрезвычайный посланник по особо важным делам? Серый кардинал? Всесильный визирь? 

Опасные связи? 

Никак не умаляя многофункциональной роли старшего советника президента, хочу все-таки особо остановиться на его ближневосточной политике, которая целиком отдана Джареду Кушнеру на откуп и ведет к передислокации в этом самом, вероятно, сейсмоопасном мировом регионе. 

А началось все с малого. Сразу же после ноябрьской победы, в которой Кушнер тоже сыграл не последнюю роль, избранный президент поручил ему урегулировать отношения между палестинскими арабами и палестинскими евреями. «Если Джареду не удастся, то никому не удастся», – заявил Трамп, зная по семейному опыту миролюбивый и миротворческий характер своего зятя, умение сглаживать конфликты и находить компромиссы. «И на бушующее море льет примирительный елей», – мог бы сказать американский президент, знай он русскую поэзию. 

В этом был, конечно, известный риск – назначить на роль главного переговорщика, а точнее регулировщика на палестинском перекрестке, ортодоксального еврея, тесно связанного с Израилем. Или это сделано намеренно, с вызовом, чтобы ни у кого не было никаких иллюзий: США с Израилем связывают особые отношения, а Трамп – самый произраильский президент за всю американскую историю? Наглядное свидетельство – признание за Иерусалимом статуса столицы Израиля. 

В Белом доме считают Джареда Кушнера де-факто госсекретарем, потому что он выстраивает отношения с другими странами независимо, а зачастую и тайно, от Госдепартамента и никому не подотчетен, кроме самого президента. 

Единственный в команде президента, он добился редчайшей привилегии – его секретные переговоры с зарубежными политиками не подлежат стенографической записи, а значит, не подлежат ни обсуждению, ни тем более критике. Не этого ли, кстати, он добивался в злопамятном разговоре с российским послом Сергеем Кисляком, обсуждая возможности установления тайного канала связи с Россией без всякой прослушки? Увы, русские симпатии Джареда Кушнера, у которого предки советского происхождения, были на корню пресечены подозрениями в его, и не только его, «опасных связях» с Россией. 

Где лучше всего живется палестинцам? 

На Ближнем Востоке Кушнер повел себя и вовсе как отморозок. Дональд Трамп дал ему если не абсолютную там власть, то карт-бланш. Не только официальному и все более номинальному шефу Госдепартамента Рексу Тиллерсону, но и самому президенту, скорее всего, неизвестны все хитросплетения челночной дипломатии своего зятя, у которого прежде не было никакого дипломатического опыта вовсе, но за год он прошел школу дипломатии экстерном и по меньшей мере один экзамен выдержал, установив детант между США и Китаем, о негласных ингредиентах соглашения с которым мы можем только строить догадки. 

То же самое с его келейными переговорами с лидерами Израиля и умеренных арабских режимов и с криптоаспектами его ближневосточной миссии, о результатах которой говорить преждевременно, хотя по крайней мере внешне она эффективна и эффектна: от подготовленного Кушнером триумфального турне американского президента в эти страны до создания стратегического антииранского альянса Вашингтон – Эр-Рияд – Иерусалим. Выносим за скобки моральный вопрос, ось добра это или ось зла, потому как большая политика – по ту сторону добра и зла. 

Даже по срокам судя именно Джаред Кушнер стоит за бархатной революцией в Саудовской Аравии под видом борьбы с коррупцией, в результате которой его друг, наследный принц и министр обороны Мохамед бин Салман стал фактически регентом при старом, больном и недееспособном короле: десятки прежде неприкасаемых принцев из королевского семейства (по совместительству министров и госчинов) арестованы, их политическое влияние нейтрализовано, а конфискованные у них 800 миллиардов долларов (по оценке «Уолл-стрит джорнэл») только частично осядут в Эр-Рияде, немало перетечет в США. Став государственными деятелями, Трамп с Кушнером остались до мозга костей бизнесменами и в параллель политической выгоде блюдут финансовые интересы своей страны. Это вдобавок к сделке на 350 миллиардов, которые саудиты платят за американское оружие. 

Изначальный миротворческий ориентир ближневосточной миссии Джареда Кушнера – сдвинуть с мертвой точки израильско-палестинский вопрос – ушел на задний план, стал маргинальным, если не вовсе снят с повестки дня. Или он с самого начала был дымовой завесой и отвлекающим маневром для глобальных геополитических проектов Джареда Кушнера? Типа гамбита с жертвой пешек и даже фигур в начале шахматной партии. Сошлюсь на скандалезного французского журналиста Тьерри Мейсана, который хоть и скор на выводы, но в посвященной Джареду Кушнеру статье вынужден признать, что «мы являемся свидетелями начала операции, суть которой нам пока не ясна». 

По крайней мере, принцип «две нации – два государства» перестал быть актуальным. Без поддержки саудоаравийцев и финансовых вливаний США никакие резолюции ООН палестинцам не помогут, им поневоле придется стать более уступчивыми, соотносясь с новой реальностью. Вопрос навскидку: где палестинским арабам живется лучше всего? Статистически – по уровню жизни, образовательному цензу, медицинскому обслуживанию и прочее? Ну конечно в Израиле, где, будучи полноправными гражданами, они имеют те же права, что евреи, минус, а для них плюс – они невоеннообязанные. 

Сирия: фигуранты и интересанты 

После разгрома ИГИЛа сдулся с мировой повестки и сирийский вопрос: слишком много там фигурантов и слишком мало интересантов. У Америки с Россией там нет конфликтных интересов потому хотя бы, что у США там вообще нет никаких интересов: после победы над джихадистами борьба с террористами исключена из прерогатив американской военной доктрины. Да и у России там интересы скорее престижные, чем геополитические и стратегические. Иначе, в самом деле, «чтоб землю шиитов суннитам отдать». Либо на классический лад: что он Гекубе? Что ему Гекуба? 

Разве что только две пограничные страны связывают лоскутную Сирию с риском для своей национальной безопасности: Израиль, из-за присутствия и влияния там Ирана by proxy через военные формирования «Хезболлы», и Турция, которая время от времени бомбит союзника своего союзника по НАТО – курдов в их сирийском анклаве, а те сильно помогли Америке освободить Эр-Ракку от игиловцев. 

Турция справедливо рассматривает курдов, где бы они ни обитали, как угрозу своей территориальной целостности, однако, если честно, героические и жертвенные курды – самый многочисленный в мире народ, оставшийся без государства: сорок миллионов, живущих по большей части в Турции, где их больше всего – половина. Чудовищная жертва исторической несправедливости! 

Грозный реформатор c ангельским ликом 

Каким образом великие державы, деля мир и произвольно кроя политическую карту после окончания Первой мировой войны, ухитрились профукать топографически, этнически и религиозно единый Курдистан и раздать его по кусочкам Ираку, Ирану, Сирии и Турции? Политическая ошибка по крутому географическому невежеству? 

Сложность, однако, в том, что курды мечтают не просто о государстве-этногене, но о Великом Курдистане, чтобы в него вошли заселенные миллионами курдов земли названных стран. Но даже «Малый Курдистан» как независимая от Ирака автономия – прямая угроза Турции, которая пусть ненадежный, но член НАТО и, с пеной у рта защищая права палестинцев, убивает своих и чужих (сирийских и иракских) курдов. А сколько их поубивали иранцы при своих аятоллах и иракцы при Саддаме Хусейне: именно на них он использовал химическое оружие. Между прочим, Сталин поддерживал курдов и снабжал их оружием: не думаю, что из сочувствия к их освободительной борьбе за независимость. Скорее, чем из идеологических, из геополитических соображений, которые он прикрывал идеологическими. Соратник Ленина, он был наследником русских царей и императоров – имперцем до мозга костей. 

А какое место отведено курдам в новом миропорядке на Ближнем Востоке, который пытается установить Джаред Кушнер? Собирается ли он разыграть курдскую карту, несмотря на сопротивление Турции? 

Меняется не просто прежний ближневосточный политический пейзаж, но по тайному сценарию Джареда Кушнера происходят тектонические сдвиги на этой древней земле, родине трех великих мировых религий. 

Судить-рядить о них рановато. А потому присоединюсь к предсказанию помянутого французского политолога Тьерри Мейсана: «Тогда как семьдесят лет подряд западные дипломаты умудрялись множить и заводить в тупик конфликты на Ближнем Востоке, Джаред Кушнер оказывается первым, кто их разрешает. Так что советник президента c ангельским ликом  может стать грозным реформатором».

counter
Comments system Cackle