Время патриотов: как французские альт-правые раскачивают лодку
Фото: Reuters
Время патриотов: как французские альт-правые раскачивают лодку

Францию принято считать светочем прогрессивного либерализма, однако в последние годы в стране, как и по всей остальной Европе, стремительно растут ультраправые настроения.

Протестную популистскую волну, медленно поднимавшуюся и набиравшую силу последние 15 лет, успешно оседлала кандидат-евроскептик Марин Ле Пен, выступающая за резкое ограничение иммиграции и имеющая все шансы собрать наибольшее количество голосов в первом туре президентских выборов 23 апреля.

В целом риторика французских "альтернативных правых" (альт-правых или альт-райт, как они сами себя называют) очень похожа на аргументацию сторонников "брексита" и избрания Дональда Трампа: они говорят о притеснении простых и честных работяг, выступают за традиционные ценности, против массовой иммиграции и надгосударственных регулирующих институтов.

Однако наиболее яркая отличительная черта французской патриотической волны - молодость ее сторонников. В отличие от Британии и США, во Франции молодежь в возрасте до 30 лет значительно чаще разделяет националистические взгляды, чем более старшее поколение.

А наиболее радикальная часть этого политического спектра представлена движением "идентитеров", аналога американских "альтернативных правых".

Кто такие "идентитеры"?

"Поколение за французскую идентичность" (Génération Identitaire, или GI) - примерно так можно перевести название группы, члены которой устраивают публичные акции, снимают их на видео и выкладывают записи в интернете для продвижения своей основной идеи - идеи борьбы за старую добрую Францию, которая, по их словам, захвачена иммигрантами.

На страницу GI в "Фейсбуке" подписано 120 тысяч человек - это почти вдвое больше, чем у молодежных отделений Социалистической и Республиканской партий вместе взятых.

Однако, от привычного нам образа скинхедов их сильно отличает то, что они не прибегают к насилию. Они обнаружили, что "айфон" может быть значительно более мощным оружием, чем тяжелый кожаный ботинок.

Впрочем, прогулявшись с группой активистов движения, раздающих в Париже листовки, можно убедиться в том, что они с удовольствием вступают в словесные баталии. Их лидер, 26-летний Пьер Ларти, стоит в окружении выходцев из Северной Африки.

"Я читаю вашу листовку - и понимаю, что вы хотите, чтоб меня здесь не было", - говорит один из них.

"Чего мы хотим - так это чтобы наши ценности не заменялись исламскими, - парирует Ларти. - Исторически сложилось так, что Франция - христианская страна. Я никого не критикую. Что там происходит в ваших странах - это ваше дело. Но что происходит здесь - дело наше. Мы против колонизации, и совершенно не хотим, чтобы тот же процесс пошел теперь в обратном направлении".

Пожалуй, для группы, уделяющей столько внимания национальным различиям, со стороны GI немного странно распространять свое влияние и открывать отделения в других европейских странах. Однако "идентитеры" воспринимают весь континент как поле боя между европейской и исламской культурой.

69-летний Жан-Ив Ле Галлу - в прошлом депутат Европарламента - говорит о борьбе за "цивилизационную идентичность": "Голландец ты, немец или француз, неважно - у нас одни и те же проблемы и один взгляд на мир".

Ле Галлу - один из авторов видео под названием "Быть европейцем" ("Европа - это не какое-то глобальное пространство без границ. Европа - это не африканская и не мусульманская территория"), которое за два неполных года набрало на YouTube 3,2 млн просмотров. Это ровно в три раза больше, чем набрало аналогичное видео "Быть французом", расхваливающее только его родину.

Сайт Ле Галлу Polemia апеллирует к высоколобой, претенциозной части французских "идентитеров". В 1970-х он был одним из ведущих членов "Новых правых" - влиятельной группы ультраправой интеллигенции.

Его неослабевающее влияние в политике - свидетельство глубоких интеллектуальных корней движения.

Кроме того, оно демонстрирует и силу новых медиа. Без интернета у Ле Галлу и ему подобных не было бы доступа к массовой аудитории: их дискуссии, посвященные "Великому замещению" европейцев иммигрантами из Азии и Африки, практически невозможно себе представить в традиционных СМИ.

Интернет-площадка

Оказавшись без доступа к традиционным медиа, за последнее десятилетие "идентитеры" отлично научились пользоваться ресурсами, которые предоставляет интернет. Один из наиболее успешных их сайтов - Fdesouche, новостной агрегатор, где публикуются ссылки на статьи и видео традиционных изданий, ведущие скрупулезный учет скандалам в населенных мигрантами пригородах.

Fdesouche не комментирует публикации, предоставляя читателям делать собственные выводы: исламисты и "прочий сброд" (французское слово "racaille" используется для обобщенного описания темнокожих преступников) угрожают захватить нашу страну, дом за домом.

Каждый месяц сайт Fdesouche посещают примерно 3 млн человек - по сравнению с традиционными политическими платформами это совершенно гигантская аудитория. Сайт центриста Эммануэля Макрона, пользующегося безоговорочной поддержкой интернет-хипстеров, в месяц не набирает и миллиона посещений.

Ошеломительный успех Fdesouche породил целую волну конкурентов и подражателей.

При этом существует некая линия, отделяющая новых "идентитеров", воспринимающих в качестве основной угрозы ислам, от ультраправых традиционалистов, полагающих, что главной враждебной силой мира является "сионизм".

Наиболее известный "антисионист" - Ален Сораль, веб-сайт которого под названием Égalité et Reconciliation ("Равенство и примирение", или E&R), умело сплетает националистскую риторику с левой идеологией, призывая к солидарности с жителями бедных стран.

Сораль отрицает обвинения в антисемитизме: он видит четкое различие между "обычными евреями" и "организованным еврейским лобби", не дающим, по его словам, ему жить.

Он говорит, что сопереживает коренным французам, однако ему представляется, что "идентитеры" ошиблись в выборе цели. "Настраивая белую бедноту против черных и мусульман, они лишь играют на руку сионистам", - говорит он в интервью Би-би-си.

Сораля не раз привлекали к ответственности за разжигание национальной и религиозной розни, однако его никак нельзя назвать маргиналом.

По количеству читателей сайт E&R опережает даже Fdesouche, а по некоторым данным и вовсе является самым популярным во Франции политическим интернет-ресурсом.

Разношерстное онлайн-сообщество "альтернативных правых" может атаковать с разных флангов, но цель у них одна - политический истеблишмент и традиционные СМИ.

Подобное недовольство свойственно не только ультраправым "идентитерам" и людям, прозябающим в забытых властями отдаленных регионах.

Оппозиция по отношению к либеральным элитам и опасения по поводу стирания границ распространяются все шире, и все чаще подобные голоса становятся слышны даже в центре Парижа.

В Парижском институте политологии, где обучают следующее поколение политических лидеров, студенты-евроскептики учредили клуб под названием "Критика европейского разума" (CRE) - чтобы вести борьбу на самых важных фронтах.

Лидер клуба Николя Пувро говорит, что ему удалось создать безопасное для евроскептиков место во все еще враждебно настроенном окружающем мире.

Сара Кнафо, также состоящая в клубе, говорит, что растущая популярность "Национального фронта" Марин Ле Пен - крупнейшей партии Франции - наконец заставила остальных обитателей кампуса относиться к членам CRE с уважением: "Мы представляем что-то, что больше нас самих, и люди больше не смеют презирать нас так же, как раньше".

Члены клуба были совершенно окрылены результатами референдума о выходе Британии из Евросоюза. В тот же день они собрались у здания британского посольства, чтобы выпить шампанского и спеть гимн "Боже, храни королеву".

Расизм против белых

Помимо враждебного отношения к Евросоюзу, членов CRE объединяет неприятие бесконтрольной миграции и торговых соглашений, на которые они возлагают ответственность за расслоение общества.

Было бы неверным назвать членов "Критики европейского разума" ультраправыми. В клубе состоят активисты как правого, так и левого толка, однако между ними намного больше общего, чем между умеренными представителями одного фланга.

Кевин Версен - еще один член CRE, поддерживающий ультралевого кандидата в президенты Жан-Люка Меланшона, - относится к идеологии мультикультурализма столь же враждебно, как и консервативные члены клуба.

Ему довелось жить в одном из пригородов, населенных преимущественно иммигрантами, где его - по его словам - частенько называли "грязным белым". Кевин утверждает, что традиционная пресса замалчивает реальную проблему "расизма против белых".

Сколь бы неприглядным ни казалось такое мнение, оно широко распространено среди тех, кто жил в мигрантских пригородах.

"Мне довелось натерпеться из-за того, что я белый", - утверждает студент Сорбонны Уго Иануцци.

"Мне нередко приходилось плакать. Бывало, я шел в школу, и у меня живот сводило от страха. Ты начинаешь стесняться того, что ты белый, что ты француз, что ты гордишься своим происхождением - потому что за это тебя могут избить, или отобрать твой телефон, или разбить очки", - говорит он.

Иануцци поддерживает "Национальный фронт". Но презирает политические и медиа-элиты ровно так же, как и левак Версен.

Потерянное поколение

Александре Девеккьо - журналист и автор книги о бунтарях французской молодежи. Всех тех, кто слишком занят мыслями о распадающейся идентичности, он называет "поколением Земмура" - по имени Эрика Земмура, влиятельного писателя и телеведущего, утверждающего, что последствия революции 1968 года превратили Францию в руины.

По словам Девеккьо, многие из тех, кому сегодня от 20 до 30 лет, согласны с Земмуром, поскольку они чувствуют себя преданными.

Рожденные после падения Берлинской стены, они рассчитывали прожить успешную жизнь как часть свободного, многоликого общества мирной, спокойной, "пост-исторической" Европы.

"Жизнь этого поколения не совпала с его ожиданиями", - говорит Девеккьо Би-би-си. Вместо этого, продолжает он, молодежи пришлось столкнуться с безработицей, нестабильным заработком и ощущением физической и культурной незащищенности в тех областях, где на подъеме радикальный ислам.

Помогут ли "идентитеры" и более широкие слои "поколения Земмура" прийти к власти Марин Ле Пен?

На сегодняшний день перспектива такого развития событий представляется довольно маловероятной. Ле Пен не хватает поддержки одной из основных партий, и аналитики полагают, что во втором туре она проиграет любому из своих оппонентов.

Однако она может тешить себя надеждой, что в прошлом опросы общественного мнения уже неоднократно недооценивали шансы популистских лидеров.

Сыграть ей на руку может и общий упадок интереса к политике.

Если раньше многие французы инстинктивно вставали на защиту любого, кто шел против "Национального фронта", то теперь этот инстинкт поугас. Опросы показывают, что примерно половина избирателей, поддерживающих ультралевого кандидата Жан-Луи Меланшона, во втором туре либо вовсе не придут на выборы, либо предпочтут Ле Пен умеренному Эммануэлю Макрону.

И даже проиграв в гонке, она потерпит лишь временное, тактическое поражение, если победивший оппонент не сможет провести обещанные реформы.

Идеология "идентитеров" питается пессимизмом. Патриотически настроенные бунтари молоды, так что время на их стороне. 

Анри Астье

counter
Comments system Cackle